shadow

Большая игра России на трех фронтах: на Украине, в Сирии и Йемене


shadow

В1991 году американский историк Брюс Камингс (Bruce Cumings) сравнил холодную войну с лошадиными скачками и написал: «Одна лошадь (имеется в виду Советский Союз и Организация Варшавского Договора) сломала ногу, но другая (США и НАТО) не обратила не это никакого внимания и продолжила свой бег». Именно так и произошло. После окончания холодной войны Соединенные Штаты, оставшись единственной сверхдержавой, воспользовались вакуумом власти, образовавшимся в результате ослабления политики Москвы, и активизировали свои действия на международной арене. Оценив по-новому сферы собственного влияния, США разными способами, в том числе за счет расширения НАТО на Восток, организации цветных революций и установления защитных ракетных комплексов, стали наращивать свое влияние по направлению к российским границам. Данное решение было продиктовано установкой Запада на продолжение ведения холодной войны, согласно которой Россия по-прежнему считалась враждебным государством или, по крайней мере, ее было выгодно таким считать. С точки зрения западных политиков, хотя Россия в значительной мере и утратила свои ресурсы «крупной державы», ввиду наличия у нее мощного военного потенциала и права вето в Совете Безопасности ООН эта страна все так же является серьезным мировым игроком. Таким образом, Запад на протяжении всех последних лет предпринимал усилия для того, чтобы любыми возможными способами проводить политику сдерживания России и не допускать восстановления ее в роли мировой сверхдержавы.

Сейчас, по прошествии более двух десятилетий после распада Советского Союза это соперник Соединенных Штатов не только не желает им проигрывать, но и демонстрирует свою готовность участвовать в некой «Большой игре». Впервые это проявилось в результате приближения НАТО к южным рубежам России и острой реакции этой страны на осетинский кризис в 2008 году. Частью все той же Большой игры являются кризис на Украине, где НАТО приближается к западным границам России, проблемы в Сирии и Йемене. По всей видимости, в настоящий момент русские пришли к выводу, что необходимо уже перестать обороняться и проявить, наконец, со своей стороны большую активность. Тем не менее три данных направления российской внешней политики играют разную роль в стратегии этой страны и отличаются по своей значимости, о чем и пойдет речь в нашей статье.

Если оценивать геополитически присутствие российских сил на этих трех фронтах и трактовать саму геополитику как «географическую стратегию», которая свидетельствует о взаимосвязи между «самосохранением государства и его властью» и «контролем территории и ее ресурсов», тогда можно придти к выводу о том, что Россия, как и любой другой политический игрок на международной арене, еще до того, как задумываться о наращивании своей мощи и реализации воли в отношении других стран, в первую очередь заботится о собственном самосохранении. Таким образом, присутствие России в этих трех странах можно охарактеризовать следующим образом. На украинском фронте активность этой страны связана со стремлением обеспечить свое самосохранение, потому как Украина является последней линией обороны в плане приближения сил НАТО к западным границам России. В Сирии русские, сталкиваясь с попытками Североатлантического альянса ограничить их в собственных границах, предпринимают попытки расширить зону своей активности и не только отвести угрозу от национальных рубежей, но и предпринимать действия далеко за их пределами. Особенно актуально это на фоне того, что исторически ограниченность России с географической точки зрения всегда была связана с геополитическими трудностями в плане отсутствия доступа этой страны к теплым океаническим водам. Что же касается Йемена, то там сложилась совершенно иная ситуация, потому что эта арабская страна не относится к сфере жизненно важных интересов России. Тем не менее по некоторым причинам российское руководство не может относиться безразлично к йеменской проблеме. Дело в том, что, выделив на этот проект ограниченную часть собственных ресурсов, Россия надеется извлечь из него какую-то прибыль вместе с другими участниками, такими как Иран.

В целом, можно сказать, что Украина и Сирия, имеющие для России важное стратегическое значение ради самосохранения этой страны и наращивания ее могущества, занимают первое и второе места соответственно, а Йемен нужен ей как тактическое средство и поэтому располагается на третьем месте. На этом основании в случае обострения украинского кризиса можно ожидать, что Россия готова пойти на любые меры и даже самые рискованные. В качестве примера можно привести осетинский кризис 2008 года, когда эта страна отказалась от какого-либо компромисса и непосредственно начала военные действия. В сирийском кризисе Россия тоже решительно взялась за дело, что в значительной степени обострило соперничество в Арабской Республике и создало массу проблем для конкурентов Москвы. Однако и они, по всей видимости, не намерены сдавать свои позиции и постепенно друг за другом тоже присоединяются к военному противостоянию. Тем не менее Йемен может стать объектом сделки, компромисса и дипломатических переговоров России с ее конкурентами, особенно в отношении двух других упомянутых стран. По крайней мере, принимая во внимание влияние и региональную мощь Ирана, а также его территориальную и религиозную близость к Йемену, которой нет у России, эта арабская страна может стать проводником российских интересов только посредством иранской помощи.

Источник

Фото РИА

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.