shadow

Четырехлапые Истребители Бронетехники


shadow

В ожесточенных боях лета 1941 года Красная Армия потеряла более 70% своей противотанковой артиллерии. При отсутствии эшелонированной обороны, господстве в небе немецкой авиации и просчетах в тактике советские артиллеристы не могли эффективно сдерживать продвижение вражеской бронетехники. Ввиду того, что осенью немецкие танки уже рвались к Москве, а на фронте остро не хватало орудий, командование решило использовать на поле боя любые средства, включая и противотанковых собак

Подготовка «хвостатых специалистов»

Решение использовать собак в качестве истребителей танков в СССР было принято еще до войны, в 1935 году. Считается, что идея боевого применения собак впервые была изложена известным советским кинологом Всеволодом Языковым. Исследования действий животных при поражении бронетехники велись в Саратовской бронетанковой школе и Научно-исследовательском автобронетанковом полигоне в Кубинке. Главной проблемой, с которой столкнулись военные и ученые, стало то, что собаки попросту боялись движущихся танков. Чтобы преодолеть танкобоязнь, кинологи несколько дней не кормили собаку, а потом подкладывали пищу под танк, чтобы голод оказался сильнее инстинкта самосохранения. После того как животное переставало бояться «стальных чудовищ», ему на спину прикрепляли макет взрывного устройства и учили залезать под танк. После этого задание усложнялось – собака должна была достать пищу из-под танка, у которого был включен мотор.

Тренировка собак-истребителей танков

В истребительные отряды брали преимущественно дворняг, а курс подготовки «хвостатого бойца» длился полгода, но после начала войны он был сокращен до трех месяцев. Критерий отбора собак был простым – животное должно было быть достаточно сильным, чтобы нести на себе две противотанковые мины. Для собак-истребителей танков было разработано специальное взрывное устройство – брезентовый вьюк, по бокам которого размещались две тротиловые шашки весом по 6 кг. Кроме того, на спину животного закрепляли контактный деревянный детонатор.

Собака с противотанковыми минами

Суть использования такого взрывного механизма заключалась в следующем: собака должна была подбежать под танк таким образом, чтобы детонатор соприкоснулся с его днищем (при отклонении детонатора назад мина взрывалась). Поскольку днище танка было наименее защищено (его броневая защита составляла всего 15-30 мм), то машина выводилась из строя.

Боевое крещение

В июле 1941 года начались боевые испытания нового оружия. На поле боя собак выпускали голодными – вожатый направлял животное прямо на танк или под небольшим углом к направлению его движения. Испытания прошли неудачно – из двадцати собак, выпущенных навстречу вражеской бронетехнике, задачу не выполнила ни одна. Часть животных была уничтожена немецкой пехотой и танками, а остальные попросту разбежались. Несмотря на первую неудачу, работа в этом направлении не прекратилась, и за годы войны в СССР было сформировано тринадцать отрядов истребителей танков, каждый из которых насчитывал 120-126 собак.

Подразделение собак-истребителей танков

В августе 1941 года под Черниговом собаки смогли уничтожить шесть вражеских танков, а осенью они успешно действовали в боях под Москвой. Согласно донесению командующего 30-й армии генерал-лейтенанта Лелюшенко, «в период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного отряда. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

Собаки-истребители танков в бою

Художник — Иван Хивренко

Триумф в боях за Сталинград

Самым ярким эпизодом применения «противотанковых» собак стали бои на Сталинградском направлении. Ожесточенные бои шли в полосе обороны 62-й армии, в составе которой действовали спецотряды «четырехлапых бойцов» – 28-й под командованием майора Анатолия Кунина и 138-й под командованием старшего лейтенанта Василия Шанцева. 10 июня 1942 года у хутора Гавриловка немецкие танки в количестве 50 единиц прорвали оборону стрелкового взвода лейтенанта Столярова, и 138-й отряд стал единственной преградой на пути врага. Бойцы подпустили немецкие танки на близкое расстояние, после чего ввели в бой своих собак. Первый танк уничтожил питомец старшего сержанта Евгения Буйлина, а далее свою работу успешно выполнили собаки вожатых Колесникова, Романова, Шамсиева и других. Всего в ожесточенных боях июня 1942 года 138-й отряд уничтожил 14 немецких танков. Старший лейтенант Шанцев был награжден орденом Красного Знамени – согласно его наградному листу, «10.06.1942 г. в районе хуторов Худоярово и Гавриловка истребителями отряда под руководством командира отряда старшего лейтенанта Шанцева было подбито 11 танков противника. 23.06.1942 г. по дороге Ново-Николаевка–Купянск, истребителями отряда под руководством лейтенанта Шанцева было подбито 3 танка противника». В этих столкновениях погибло девять бойцов отряда вместе со своими питомцами, но наступление противника было приостановлено. «Противотанковые» собаки активно действовали и позднее, в ходе городских боев в Сталинграде – в уличных столкновениях они имели возможность укрываться за завалами и стенами домов, неожиданно появляясь перед врагом. 15 сентября 1942 года собакам 28-го отряда удалось уничтожить 6 танков. Боец этого отряда Николай Маслов вспоминал:

«Собаками мы взрывали один за другим танки, и немцы поворачивали вспять. Когда перед нашим подразделением была поставлена задача – удержать подступы к тракторному заводу, нас срочно ночью перебросили на позиции. Немцы попытались ночной атакой взять завод, но встретили мощное сопротивление наших подразделений, и особенно поработали собаки. В этом бою, когда на меня шел танк противника, я бросил бутылку с зажигательной смесью, но не добросил до цели. Экипаж, увидев меня, дал выстрел из танка и осколком снаряда ранил: оторвало на левой руке большой палец. Была ранена и собака. Но я успел дать ей команду, и она взорвала танк».

Отряд, в котором воевал Маслов, в ходе боев за Сталинград смог уничтожить 42 немецких танка, а вместе с результатами отряда Шанцева эта цифра составила 63 машины. Потери истребительных отрядов также были весьма велики, составив три четверти от их первоначального состава (погибло около 200 собак).

На других участках фронта

22 июля 1942 года при отражении атаки врага у села Султан-Салы (неподалеку от Ростова-на-Дону) «высший пилотаж» показали собаки 30-й иркутской дивизии. Навстречу немецким танкам устремились 64 собаки и, несмотря на то, что немцы открыли плотный пулеметный огонь, животным удалось уничтожить 24 машины (при этом все 64 четвероногих бойца погибли). Днем ранее 56 собак-истребителей смогли остановить атаку 40 танков у села Чалтырь, уничтожив свыше десяти из них.

Для немецких танкистов уничтожение «противотанковых» собак являлось непростой задачей, поскольку танковые пулеметы были расположены весьма высоко и не всегда могли попасть в низко расположенную мишень, которая, к тому же, быстро двигалась. Пытаясь хоть как-то решить проблему, немцы придумали защитный фартук из металлической сетки с шипами, который крепился в передней части танка, препятствуя сближению с ним. Однако такое решение оказалось неэффективным – во время движения машины сетка цеплялась за грунт, поднимала кучи мусора или вовсе обрывалась. Кроме того, советские кинологи стали учить собак заходить под цель сзади. Понимая опасность, которую несли для бронетехники «противотанковые» животное, немецкое командование приказало каждому солдату открывать огонь по любой собаке, которая появится в поле зрения. Однако в 1943 году потребность в собаках-истребителях танков почти отпала, так как Красная Армия уже имела на вооружении огромное количество противотанковых орудий и бронетехники. Но все же, собаки успели поучаствовать и в Курской битве – так, 5 июля 1943 года в полосе обороны 52-й и 67-й гвардейских стрелковых дивизий собаки из подразделения лейтенанта Лисицына уничтожили 12 немецких танков. На другом участке фронта на штурм высоты, которую обороняли советские пехотинцы, устремилось 20 танков врага, однако бойцы спецотряда под командованием младшего лейтенанта Мухина, державшие своих питомцев в окопах, выждали, когда до танков осталось не более ста метров и выпустили на них семь собак (все животные погибли, уничтожив четыре танка).

Безымянные герои-камикадзе

В годы Великой Отечественной войны собаки-истребители танков не получили массового применения, поскольку «противотанковое» животное являлось одноразовым оружием, подготовка которого требовала времени и больших усилий. Кроме того, даже хорошо подготовленная собака могла быть убитой до момента сближения с противником или сбежать, испугавшись грохота взрывов. Немецкие танкисты использовали для уничтожения собак огнеметы, пулеметы и свое личное оружие. В книге Пауля Кареля «Гитлер идет на Восток» присутствует фрагмент воспоминаний немецкого танкиста, где тот описывает свое «знакомство» с собаками-истребителями танков:

«Первая собака поднырнула прямо под головной танк. Вспышка, приглушенный грохот, фонтаны грязи, клубы пыли, яркое пламя. Унтер-офицер Фогель первым понял, что происходит. «Собака!» – закричал он – «Собака!» Стрелок выхватил P-08 «Парабеллум» и выстрелил во вторую собаку. Промахнулся. Выстрелил снова. И опять мимо. Из танка №914 дали автоматную очередь. Животное, словно споткнувшись, перелетело через голову. Когда люди подошли к овчарке, она еще дышала. Пистолетная пуля положила конец страданиям собаки»

По некоторым данным, в годы войны советские собаки-истребители уничтожили около 300 немецких танков, хотя документально эта цифра не подтверждена. В то же время, в книге «Борьба с танками» (авторы – Г. Бирюков и Г. Мельников) приводятся более скромные цифры – 187 уничтоженных единиц бронетехники. «Противотанковые» собаки остались безымянными героями войны, но все же удостоились увековечения. В 2010 году в Волгограде, на площади Чекистов, был установлен единственный в мире памятник собакам-истребителям танкам – бронзовый пес в натуральную величину.

Памятник собакам-истребителям танков в Волгограде

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.