shadow

Китай приценивается к России

Поможет ли отечественной экономике либерализация торговли в рамках ШОС?


shadow

Китай предложил создать зону свободной торговли в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Об этом во вторник, 15 декабря, сообщил премьер Госсовета КНРЛи Кэцян на расширенном заседании Совета глав правительств государств-членов ШОС. Напомним, что Россию в Чжэнчжоу представляет Дмитрий Медведев, который находится в Китае с четырехдневным визитом.

«Только что в ходе заседания в узком составе мы договорились, что дадим поручение министрам торговли и экономики выработать серьезные конкретные меры по созданию зоны свободной торговли в рамках ШОС, создать более благоприятные условия для развития торговли», — сказал Ли Кэцян.

Он напомнил, что в рамках ШОС уже создана специальная рабочая группа по упрощению условий торговли, а также призвал приложить усилия к совместной работе в этом направлении, чтобы к 2020 году перейти к свободному перемещению товаров, капиталов, услуг и технологий между странами-участницами ШОС.

«Мы также должны находить новые формы торговли. Предлагаю как можно быстрее создать торгово-промышленную ассоциацию по электронной торговле в ШОС, предоставить предприятиям стран-участниц ШОС условия для оперативных трансграничных операций», — добавил премьер Госсовета КНР.

С одной стороны, России на руку перспектива снятия барьеров в торговле с Китаем. Нашей двусторонней торговле явно необходим толчок: по данным Минэкономики РФ, в первом квартале 2015 года товарооборот между Китаем и РФ уменьшился на 33,6%, во втором — на 27,1% по сравнению с аналогичными периодами прошлого года. Ожидается, что к концу текущего года товарооборот будет колебаться в районе $ 67 млрд. А ведь еще в мае 2014 года президент РФ Владимир Путин заявлял, что Россия и Китай планируют увеличить этот показатель до $ 200 млрд.

Сжатие торговли, по материалам Минэкономики, вызвано «падением покупательной способности российских потребителей» из-за обесценения рубля. Однако, судя по тренду на снижение нефтяных цен, российская валюта укрепится не скоро. В этой ситуации снижение пошлин на китайские товары действительно выглядит панацеей.

С другой стороны, оказаться в одной «свободной зоне» с Китаем довольно рискованно. Пекин уже сегодня активно пользуется тяжелой российской ситуацией. Доказательство тому — крайне невыгодный для РФ меморандум о поставках зерна из России в Китай. Как уверяют эксперты, подобных невыгодных условий Пекин не выставил ни одному другому экспортеру.

Проблемы сопровождают и продажу Китаю 9,9% в проекте «Ямал-СПГ» — предположительно по вине китайской стороны. Сделка между «Новатэком» и китайским Фондом Шелкового пути (SFR) до сих пор не закрыта из-за желания Пекина изменить условия контракта.

Словом, Китай явно не собирается выступать в роли спасителя России. Его задача — хорошо на нас заработать. Стоит ли в такой ситуации играть поддерживать идею Пекина о создании зоны свободной торговли?

— На этот вопрос нет однозначного ответа, поскольку современный экономический мир не делится только на «черное» или «белое», — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — С одной стороны, мы не можем не искать путей экономического выхода в Азиатско-Тихоокеанский регион. Хотя бы потому, что это регион минимум до середины XXI века будет нервным узлом мировой экономики с жесткой международной конкуренцией. Не стоит забывать, что в АТР, кроме Китая, действуют такие игроки как Индия, страны АСЕАН, США, Австралия и Япония.

Поэтому «китаецентризм» в нашем развороте на Восток едва ли уместен. Но чего точно не стоит делать — это обижаться на китайцев за то, что они используют наше нынешнее тяжелое положение для своих выгод. Это не вполне по-взрослому. Так устроен экономический и политический мир: конкуренция всех со всеми остается, несмотря на различные формулы стратегического партнерства.

Все сказанное относится и к новой китайской инициативе о создании в рамках ШОС зоны свободной торговли. На мой взгляд, на сегодня это лишь политическая декларация, которую еще необходимо наполнять конкретным содержанием, и путь до этого неблизкий.

Пока Россия и Китай примериваются к компромиссным решениям. Пекин, на мой взгляд, готов приспосабливать свой аморфный план о строительстве Нового Шелкового пути к обстоятельствам, которые возникают. Логика китайцев такая: Новый Шелковый путь — это вызов, и посмотрим, что на него ответят партнеры. Контрпредложения России о создании Евразийского экономического пространства — как раз способ скорректировать планы Пекина и заявить о российских интересах.

Я бы сказал, между Пекином и Москвой идет концептуальный «идеологический пинг-понг» по обустройству огромного Евразийского пространства.

— В чем идеологическая подоплека предложения о создании ЗСТ в рамках ШОС?

— Китай не оставляет усилий закрепиться в ШОС в качестве ведущей страны. Понятно, что РФ следует относиться к таким устремлениям КНР с осторожностью. Поэтому я не исключаю, что мы выдвинем новое контрпредложение на пекинскую инициативу.

Надо, кроме того, понимать: зона свободной торговли — это уже вполне конкретная и понятная для стран-членов ШОС форма сотрудничества. Да, движение в этом направлении связано с большим объемом переговоров, выяснению мер содействия взаимным инвестициям, а также выравниванию регулятивных мер в рамках национальных границ. Тем не менее, первые шаги к созданию такой зоны понятны, и они предполагают, прежде всего, отмену таможенных пошлин.

— Насколько реально построить такую зону к 2020 году?

— Тут нужно все тщательно считать, и не только России, но и другим игрокам. Именно поэтому введение ЗСТ в рамках ШОС к 2020 году представляется нереальным.

Но с точки зрения Китая, установление такого срока вполне объяснимо: в 2020-м заканчивается очередная китайская пятилетка. Между тем, одно из стратегических направлений деятельности китайского руководства — это продвижение юаня до статуса настоящей резервной валюты, а не просто валюты, входящей в корзину резервных валют МВФ. Это значит, что Китай должен снять последние валютные ограничения на трансграничное движение капиталов.

Если Пекин сделает юань реальной резервной валютой, и при этом построит зону свободной торговли в рамках ШОС — это де-факто обеспечит Китаю позиции глобальной державы, которая выходит во внешний мир.

 — Какое место в этой зоне свободной торговли может занять Россия?

— Это зависит от того, насколько будущая экономическая модель российской экономики будет убедительной и привлекательной для внешнеторговых партнеров и инвесторов.

Что касается китайской экономической модели — у нее много минусов: большие социально-политические риски, огромная долговая нагрузка, перекосы в финансовой системе. Тем не менее, для большинства игроков эта модель понятна — она дает ответ на вопрос, куда Китай будет двигаться.

А вот российская экономическая модель — до сих пор terra incognita. Хотя вполне возможно, что 2016-й год, уже перегруженный внешними шоками и нарастающими дисбалансами в бюджетной системе, станет моментом истины: российское руководство, наконец, приступит к структурным реформам в экономике.

 — Если в нынешней ситуации мы введем ЗСТ с Китаем, как это будет выглядеть? Как засилье китайских товаров в начале 1990-х?

— Не только китайских, но и вьетнамских. Для нас это, естественно, вызов. И чтобы противостоять ему, нужно принимать решение по структурной трансформации российской экономики. Нужно понять, где мы можем быть конкурентоспособными, а где нам придется — извините — уступать.

Я, например, считаю, из сегодняшнего ТЭКа может вырасти несколько очень серьезных отраслей. Прежде всего, нефтегазохимия и современный химический комплекс, который даст возможность создавать принципиально новые материалы. Это сулит революцию в материаловедении, и влечет за собой новый технологический уклад. А дальше, на основе нефтехимического комплекса, мы можем развивать биохимию, биотехнологии и национальную фармацевтику.

Это не просто способ избавится от «ресурсного проклятия» — это необходимая стратегия развития. Нам пора осознать, что в глобальной экономике не может играть ведущую роль страна, которая просто добывает и продает нефть и газ.

Естественно, нам необходимо удерживать позиции в авиакосмической отрасли, и обязательно развивать агроиндустрию.

В итоге, при грамотной государственной политике, Россия может стать одним из крупнейших мировых игроков — и не только в рамках зоны свободной торговли ШОС…

— России рано выстраивать свободную зону торговли — как с Китаем, так и с другими странами-членами ШОС, — уверен президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — На сегодня практически во всех отраслях наша конкуренция с китайцами будет, что называется, игрой в одни ворота. Разумеется, не в пользу России.

Поэтому прежде чем поднимать вопрос о зоне свободной торговли, неплохо развить собственную экономику. А это возможно только с помощью политики протекционизма.

Периодически негативные волны — длинные или короткие — тянут российскую экономику вниз. И в этой фазе государство обязано ее подхлестывать.

Все развитые и динамично развивающиеся страны идут именно этим путем. Они поддерживают экономику через стимулирование внутреннего спроса, который может быть удовлетворен отечественной промышленностью. Инструменты этого стимулирования могут быть разными — от роста прямых государственных расходов и инвестиций до снижения налогов в некоторых секторах экономики. В любом случае, речь идет об эффективном государственном регулировании…

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.