shadow

Je suis France, и вот почему


shadow

Страна, при произнесении названия которой, у вас наверняка закружились бабочки в животе, находится сейчас между молотом и наковальней. Именно Франция стала местом действия очередного геополитического акта, разыгрываемого в мире.

Для чего нужен террор? Чтобы у людей под воздействием страха и паники отключалась рациональное и критическое мышление. Иными словами для управления массами. Тем более ни для кого не секрет, что теракты успешно используются некоторыми государствами для продавливания своих интересов, либо для демонстрации силы и своей непоколебимой доминирующей позиции по отношению к другим государствам. Объектом для такой демонстрации не в первый раз и не в последний становится Франция.

13 ноября 2015 г. в ночь с пятницы на субботу в Париже в 5 разных местах несколько боевиков-смертников совершили массированную террористическую атаку, в результате которой погибли, по меньшей мере, 130 человек. На 12 дней на всей территории Франции было введено чрезвычайное положение. Если теракт был использован в качестве инструмента продавливания своих интересов, осталось только понять, кому он был выгоден. Прежде всего нужно оценить политическую обстановку в самой Франции.

Нерешительность как синоним политики Франции

Французское правительство неоднократно проявляло свою нерешительность в тех или иных вопросах. То будем отдавать Мистрали, то не будем. То будем сотрудничать с нами по Сирии, то не будем. И так далее. Но, вместе с довольно слабым политическим руководством, Франция обладает мощной протестной активностью. За последние годы оппозиционные настроения не раз выводили французов на улицу. Одним из самых крупных выступлений мне вспоминается марш за традиционную семью, который был, безусловно, замечен миром, но остался проигнорированным политической верхушкой Евросоюза. Но первое место по недовольству занимает тема мигрантов, и в этом, конечно, не последнюю роль играет «Национальный фронт» Мари Ле Пен, идейной наследницей Де Голля.

Французский бунт – радикальное решение проблем

Стоит отметить, что протестная традиция очень сильна во Франции. Начиная с знаменитой Французской революции и заканчивая не менее известным «Красным маем». Тогда весной 1968 года начались масштабные леворадикальные выступления студентов против правительства Шарля Де Голля. Всё это вылилось в демонстрации, массовые беспорядки и почти 10-миллионную всеобщую забастовку, которые, в конечном счете, привели к отставке президента и к огромным изменениям во всей Франции. Иными словами, бунт и забастовки для французов – явления обыденные. Это такая же неотъемлемая часть французской символической традиции, как «le-coq-gaulois» и «Liberte, Egalite, Fratemite». Режиссеры первой «цветной революции» в Европе – американские спецслужбы, не осознавали тогда, что играют с опасным кодом французской нации, который еще напомнит о себе в будущем.

Стратегический альянс между кроликом и удавом

Что касается будущего и настоящего, как Франции, так и всей Европы, то именно в этот момент происходят судьбоносные изменения. Важнейший вопрос в повестке дня сегодня — создание Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства США и стран Европейского союза (ТТИП). Интеграция в виде создания зоны свободной (беспошлинной) торговли. СМИ уже окрестили этот проект — «экономическая» НАТО. США крайне заинтересованы в принятии этого соглашения к концу 2016 года. Оно должно обеспечить полный контроль корпораций над экономикой и социальной сферой, сведя до минимума государственное регулирование в Европе. В июле 2015 г. Европарламент, используя такие рычаги давления, как «русская угроза» и необходимость евроатлантической солидарности, принял резолюцию в поддержку ТТИП. Но большинство европейцев уверено, что трансатлантическое торговое соглашение жизненно необходимо для роста американской экономики, однако Европе оно не несет ничего хорошего. Они опасаются, что соглашение станет последним гвоздем в крышку гроба, в котором будут похоронены культурные, экологические и социальные ценности Европы.

Подробнее о ТТИП можно прочитать у Валентина Катасонова и Ольги Четвериковой, которые хорошо раскрывают эту тему.

Франция в чрезвычайном положении

Вернемся к чудовищному теракту в центре Парижа, унесшему жизни 130 человек. Как сообщил американский политолог Пол Крейг Робертс, за 48 часов до совершения терактов в Париже, а также во время нападений была совершена крупнейшая кибератака на французские компьютерные системы. Он отмечает, что подобное нападение было не обычной DDоS-атакой, а целенаправленным нападением на слабые места (и общегражданской и специальной полицейской) систем безопасности. Подобная активность выходит за рамки возможностей большинства организаций и требует ресурсов, которые вряд ли существуют в арсенале террористической группировки ИГИЛ, взявшей на себя «ответственность за теракты» в Париже. Более того, нападение такого уровня тяжело совершить без ведома властей. По сути, это означает, что в произошедших массовых расстрелах в Париже были замешаны спецслужбы.

21 ноября вступил в силу закон о продлении на три месяца чрезвычайного положения во Франции. К тому же Франсуа Олланд предложил изменить Конституцию Франции. «Эта война требует конституционного режима, который бы позволял управлять в период кризиса», — объявил он на совместном заседании обеих палат парламента.

На первый взгляд, разумное решение лидера страны в период реальной террористической угрозы, но… Если учесть, что французы настроены категорически против трансатлантического экономического союза с США и готовы к массовым протестам, то правительству Олланда и США крайне выгодно ужесточение полицейского режима в стране.

Франсуа Олланд хотел снять санкции с России и получил теракт

Французские СМИ связывают трагедию 13 ноября с терактом в Charlie Hebdo, хотя на первый взгляд они не похожи друг на друга. Напомню, что в январе 2015 года редакцию Шарли Эбдо атаковали террористы, убив 12 человек, включая главного редактора, сотрудников издания и полицейских. Нападение было совершено после публикации карикатуры на лидера ИГ – Абу Бакра. Между прочим, по данным «LeParisien» главный редактор Шарли Эбдо на проведение антимусульманской кампании получил из Ближнего Востока «подарок» в 200 000 евро, а убийцы были связаны с французской разведслужбой.

Совпадение или нет, но за 8 дней перед расстрелом редакции президент Франции признал, что с России нужно снять санкции. Он также отметил, что «Владимир Путин уже достаточно заплатил за свою позицию касательно соседнего государства, а также свои действия». Конечно же, ни о какой отмене санкций после Шарли Эбдо уже речи не шло. Ведь сломленная духом Франция — больше не преграда, а сломленная под гнетом санкций экономика России по-прежнему стратегическая цель США.

Каждый раз террористические атаки были связаны с интересами Соединенных Штатов, и каждый раз в них были задействованы спецслужбы обеих стран. Поэтому оба случая имеют схожие черты, несмотря на очевидную техническую разницу, и предположительно являются двумя последовательными актами спектакля по нагнетанию антиисламских настроений. Но и это еще не всё.

Патриотический акт

Для противостояния «варварскому исламистскому фундаментализму» был принят новый закон о сборе разведданных, вступивший в силу 3 октября 2015 г. В соответствии с ним внедряются новые технологии слежки и получения информации, создаётся новый контролирующий орган, обладающий более широкими полномочиями по выдаче разрешений для сбора данных и т.д. Закон этот, названный некоторыми «французским Патриотическим актом», вызвал во Франции острую критику, его оценили как вторжение в частную жизнь и пример массового контроля над обществом. Главное, как подчёркивали многие наблюдатели, этот закон абсолютно неэффективен в борьбе с терроризмом, зато ограничивает демократические права французских граждан и направлен фактически против тех, кто критикует политический курс.

Французские политики и так уже потеряли доверие своих граждан, которых во французском обществе осуждают за слабоумие и нелогичность. Французы еще не забыли вопиющую историю с Мистралями.

США упорно сопротивлялись продаже России двух «Мистралей»

Соглашение о покупке двух судов было подписано в далеком 2011 году с одобрения действующих на то время президентов Дмитрия Медведева и Николя Саркози. Сделка была в пух и прах раскритикована американскими политиками. Они даже не стали скрывать, что Франция предала интересы США и пошла против НАТО. В случае успеха, Россия бы получила бы новые технологи и научно-технические достижения западной военной промышленности.

В ноябре 2014 года под давлением Штатов президент Франции Франсуа Олланд решил приостановить поставку России первого вертолётоносца. Поводом послужила пресловутая «русская агрессия» на Украине. Париж отказался передавать их в связи обострением украинского кризиса и негативной, по мнению французской стороны, роли, которую Москва в нем сыграла. С того момента французы весьма проворно стали вести дело к сворачиванию сделки.

Помню, тогда ходило мнение, что Франция-США задерживают Мистрали для того, чтобы корабли захватили террористы ИГИЛ. Теперь же правительство Франции договорилось о продаже двух десантных кораблей Египту (правда на деньги саудитов). То есть два НАТОвских корабля попадут-таки на Ближний Восток. Однако пишут, что эта сделка отвечает интересам России, но, я думаю, всё зависит от поведения самого Египта. После теракта на борту А321 над Синайским полуостровом мы вправе не доверять Каиру. Кроме того, мы помним, как в результате выборов в Египте к власти пришли «Братья мусульмане».

Франция вслед за США готовится стать полицейским государством

Теракты привели к радикальному изменению ситуации. Главным инструментом ужесточения контроля стало введение чрезвычайного положения. Оно позволяет: запрещать передвижение людей и машин и регламентировать пребывание в определённых местах; запрещать доступ в учреждение лицам, которые каким-либо образом могут помешать деятельности публичных властей; предписывать не покидать место пребывания любому, чья деятельность может быть опасной для общественного порядка; временно закрывать места собрания; предпринимать меры по контролю над СМИ и др.

Принятие закона прошло в условиях нагнетания страхов и панических настроений перед лицом терроризма, что позволило ради иллюзорного чувства безопасности установить реально полицейское государство. Президент Олланд заявил, что страна находится в состоянии войны. То же самое повторил и Николя Саркози. Более того, он отметил, что война будет длиться долго и необходимо приспособить к этой крайне драматической ситуации механизмы обеспечения безопасности и внешнюю политику страны. Саркози предложил поместить под жесткий полицейский контроль всех, кого подозревают в пособничестве террористам.

Наступая на грабли

Французская внешняя политика была полна ошибок. Это и война в Ливии, санкции против Ирана, требование о смещении Башара Асада, поддержка неонацистского вооруженного переворота на Украине и неподдержка референдума в Крыму, санкции против России и отказ продавать Мистрали. Если говорить о Франции, как о суверенном государстве, то это провал за провалом. Но Франция и не является самостоятельным игроком, поэтому следующим шагом к суициду ей навязывают Трансатлантическое партнерство, которое грозит угробить её экономику. А далее…

Евро-концлагерь

Активное вмешательство Франции в события, названные потом «Арабской весной», привело к тому, что саму Францию заполонили арабские иммигранты. Вместе с беженцами в Европу проникают террористы ИГИЛ. При этом стоит отметить, что «ядерную» ситуацию могут спровоцировать не только реальные пособники террористам, но и обычные мусульмане. Не считая возможным ассимилироваться со старушкой Европой, они образуют многочисленные гетто на её территории, живущие по собственным законам. Фактически мигранты создают государства в государствах. Официальная власть зачастую не способна справиться с этим, а регулярно возникающие стычки с местным населением приводят к тому, что война в Европе может стать реальностью. Тем более, что сейчас просто фантастически нагнетаются антиисламские настроения. В этой связи как могут развиваться события.

Европа готовится стать плацдармом для ИГИЛ, и в этом случае разделение европейских государств является неизбежным. Франция может быть первой, чью территорию разделят, так как она сейчас наиболее плотно зажата в тиски. Отколовшаяся часть станет вторым очагом возникновения ИГ, а значит самым взрывоопасным регионом вместо Украины, не оправдавшей ожидания заказчиков. Если у террористов появится свой «уголок» в Европе, слабо не покажется всем. Дальнейшее распространение боевиков по Евросоюзу будет делом несложным. Поэтому под контролем «центра» возникнут многочисленные точки ИГИЛ во всех странах союза.

Оставшаяся часть Франции будет формально подчиняться президенту Олланду (если в 2017-м его кандидатуру поддержат американцы). Но несогласные с политикой официального руководства и США будут то и дело накалять обстановку. Так что спокойствие там вряд ли будет. Да и вообще при таком сценарии взрываться будет один регион за другим, пока не дойдет до России.

Прогноз получился пессимистичным, но можно же предположить, что французы не захотят лезть в петлю? Думаю, что и наше руководство понимает, к чему всё идёт, и предлагает французам иные пути и решения. Но у французской пассионарности есть две стороны. Протестную активность могут направить против Олланда, если он будет сотрудничать с Москвой. Вообще замечено, что протест только тогда называется протестом, если он в интересах США. Всё остальное не считается и жестоко подавляется, и сейчас как раз принимаются все меры к тому, чтобы любые сходки, невыгодные американцам, приравнивать к экстремизму. Франсуа Олланд связан по рукам и ногам, поэтому решать проблемы так, как предлагает Москва, он не рискнет. Однако… надеюсь на чудо.

А теперь кратенькие выводы. Скорее всего:
— США пытаются продавить на территории ЕС соглашение о Трансатлантическом партнёрстве;
— во Франции сделали то же самое, что и в США (11/09), чтобы установить тотальный контроль над всем обществом;
— чтобы предотвратить протестные выступления и деморализовать французское общество, а также для большей податливости лидера страны, были организованы теракты;
— разжигание розни между европейцами и арабами-мусульманами послужит причиной скорой войны в Европе и образованием очага ИГИЛ на её территории.

Очевидно, что на планете происходит глобальный катаклизм. Ради нового мирового порядка пустят на жернова многие государства. Поэтому, я считаю негуманным писать о поддержке только, например, Сирии и только России. Я русская, но… Сегодня я – Франция, я – Европа, я весь этот многополярный мир, который нужно защитить.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.