shadow

Поможет ли России С-400 в Сирии?

Атака на Су-24М — часть американо-турецкого плана, озвученного Керри еще 17 ноября


shadow

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 25 ноября заявил, что атака ВВС Турции на российский бомбардировщик Су-24М, который 24 ноября был сбит над территорией Сирии турецким истребителем, похожа на спланированную провокацию.

— Это похоже на спланированную провокацию. Заранее подготовленный видеоряд и другие свидетельства, что это было спланировано, — подчеркнул Лавров, заметив, что атака на российский бомбардировщик была совершена сразу после того, как ВКС РФ начали наносить удары по нефтяной структуре террористов в Сирии.

Для защиты нашей авиации Минобороны РФ перебросит на авиабазу Хмеймим в Сирии, где базируется российская авиационная группа, новейшие зенитно-ракетные системы С-400. Об этом 25 ноября сообщил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу.

Ранее начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской заявил, что военное ведомство приняло жесткие меры после инцидента с фронтовым бомбардировщиком Су-24М.

— Первое: все действия ударной авиации будут осуществляться только под прикрытием истребителей. Второе: будут приняты меры по усилению противовоздушной обороны. С этой целью крейсер «Москва», оснащенный системой ПВО «Форт», аналогичной С-300, займет район в прибрежной части Латакии. Предупреждаем, что все цели, представляющие для нас потенциальную опасность будут уничтожаться, — сказал он журналистам. — Третье: контакты с Турцией по военной линии будут прекращены.

Таким образом, со стороны военных меры приняты. Но достаточно ли этого? Заметим, что эксперты еще неделю назад предупреждали о том, что ситуация в Сирии вскоре может поменяться. Дело в том, что 17 ноября госсекретарь США Джон Керри заявил, что США начинают совместную операцию с Турцией, чтобы полностью взять под контроль северную границу Сирии. Однако тогда многие эксперты в России не придали значения этому заявлению Джона Керри, списав это на некомпетентность госсекретаря и припомнив ему предыдущие спорные тезисы.

Однако было бы наивно полагать, что Керри тогда не знал, что большую часть районов на севере Сирии вдоль границы с Турцией занимают курды.

Что к настоящему времени курды фактически объявили автономию на приграничной с Сирией территории, образовали три независимых кантона — Африн, Кобани и Джизре, причем два из них им уже удалось соединить между собой благодаря тому, что оттуда были выбиты боевики.

Что Анкара под предлогом борьбы с ИГ с июля активно бомбит именно курдские позиции. Что при поддержке США для показного штурма столицы «Исламского государства» — Эр-Ракки — была сформирована коалиция «Демократические силы Сирии», куда вошли отряды народной самообороны курдов (YPG, боевое крыло курдской левой партии «Демократический союз»), партии Сириакского Союза, а также бойцы столь любимой американцами Сирийской свободной армии. Именно к этой коалиции США решением Барака Обамы были прикомандированы 50 спецназовцев.

Вряд ли Керри не доложили, что оппозиционная режиму Асада коалиция находится в 35 км от столицы «халифата» и уже взяла под контроль все пути снабжения ИГ из Ирака.

А главное — что в ноябре США перебросили на авиабазу Инджирлик на юге Турции к 14 истребителям F-16 ВВС Турции 13 штурмовиков А-10, шесть истребителей ВВС США F-15С, предназначенных для завоевания превосходства в воздухе и вооруженных двумя типами ракет класса «воздух-воздух» — средней дальности MRM и малой дальности SRM, 12 самолетов-заправщиков KC-135, 11 боевых беспилотников MQ-1 Predator. Ожидается прибытие еще шести F-15E.

Как отмечал директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров, США в лице Керри тогда озвучили довольно наглый, но достаточно грамотный сценарий — взять под контроль 98-километровый коридор в районе города Джарабулус, через который с территории Турции боевики в Сирии получают вооружение, боеприпасы, деньги и наемников, создать там буферную зону и поселить там беженцев. При этом — продолжать по этому коридору снабжать боевиков в Алеппо и Идлибе, с которыми воюют непосредственно сирийцы, иранцы, ВКС РФ и «Хезболла».

Однако теперь — после инцидента с российским самолетом, с усилением «бдительности» российских военных, в первую очередь за счет средств ПВО — будут ли США и Турция осуществлять свой план со созданию буферной зоны на территории Сирии? А, может быть, атака на наш фронтовой бомбардировщик — часть этой самой операции, анонсированной Керри?

Член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса Виктор Мураховский замечает: 13 ноября на фото журналистов с авиабазы Хмеймим уже «засветился» один из компонентов С-400 — всевысотный обнаружитель 96Л6.

— Так что нынешние заявления нашего руководства — это, так сказать, легализация того, что уже есть в Сирии.

Но что касается буферной и беспилотной зоны в САР, то, честно говоря, я в это не верю. Думаю, все стороны будут продолжать летать там, где им это необходимо: как турки бомбили сирийских курдов, так и будут продолжать бомбить по необходимости. Как был открыт «коридор» из Турции в Сирию в районе Джарабулуса, так он и останется открытым. На мой взгляд, каких-то кардинальных изменений не произойдет.

В ответ на атаку Су-24 турецкими ВВС Россия может разместить на границе с Турцией средства радиоэлектронной борьбы, которые будут подавлять радиолокационные станции турецких ЗРК и истребителей Турции. Потом — зенитные комплексы будут вести авиацию на удалении нескольких десятков км вглубь турецкой территории. Плюс наши самолеты при каждом вылете будут активно использовать средства защиты пассивного типа: противорадиолокационные отражатели и ложные тепловые цели — ИК-ловушки. Раньше ведь наша авиация почти этого делала — у боевиков нет ЗРК и авиации, а от турков такой подлянки никто не ждал.

— Только по отрытым данным, с 30 сентября ВВС Израиля два раза бомбили «Хезболлу» под Дамаском. На израильскую активность наши военные меры повлияют?

— Думаю, нет. Израильтяне четко заявили, что бьют исключительно по «Хезболле».

— Однако в нынешней ситуации ливанское движение — наш ситуативный союзник…

— Скорее, Башара Асада. Мы со своей стороны с «Хезболлой» практически не контактируем. Наоборот — в свое время ставили на место Асада, когда он им ПТРК «Корнет» перебросил…

Руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова полагает, что США и Турция наоборот будут стремиться к тому, чтобы как можно быстрее создать буферную зону.

— Вообще сама ситуация с нашим сбитым самолетом Су-24М напрямую связана с попытками создать буферную зону, а именно — легализовать ее перед лицом мирового сообщества. То есть 20 ноября Турция обвинила Россию в нанесении ударов по позициям якобы мирных туркоманов, 24 ноября — в нарушении воздушного пространства, после чего был сбит наш фронтовой бомбардировщик. После этого Турция сразу же побежала за защитой в НАТО, как обиженная сторона. Таким образом, все действия Анкары — это не только провокация, но также — попытка заманить нашу страну в ловушку и столкнуть с НАТО на территории Сирии. Ведь если мы предпринимаем какие-либо действия военного характера против Турции, то она попросит защиты у альянса в соответствии со статьей 5 устава НАТО (помощь союзников в случае нападения на одного из членов блока).

В этой ситуации четко просматриваются интересы США, которые вроде бы действуют вместе с Турцией, но на самом деле у них — разные интересы. Вашингтону нужно плотнее столкнуть Анкару с Москвой и таким образом ослабить наши позиции на Ближнем Востоке, а также — ослабить Турцию — это в русле интересов США. Здесь разыгрывается сложная комбинация, и России важно не попасть в ловушку, в которую ее толкают Турция и Штаты.

— Что для этого нужно?

— Для начала уменьшить градус эмоций, который сейчас зашкаливает в нашем экспертном и политическом сообществе, а потом — обязательно ответить Турции, причем адекватно и лучше — ассиметрично. Первое направление — экономическое: если серьезно подорвать позиции Турции в плане нашего двустороннего сотрудничества, то это будет крайне болезненный удар, после которого турецкие избиратели сделают выводы.

— Как вы относитесь к идее помочь курдам?

— Активизировать сотрудничество с курдскими меньшинствами Сирии и Турции — это верный путь. До атаки на Су-24М позиция РФ по этому вопросу состояла в том, чтобы аккуратно развивать отношения с курдами и при этом особо не нервировать турецкое руководство. Для Турции курдский вопрос — ахиллесова пята, турки крайне болезненно реагируют на попытки любой страны установить какие-либо партнерские отношения с курдами. Сейчас у РФ развязаны руки, и мы должны воспользоваться ситуацией. Кроме того, курды — это именно та сила, которая реально и эффективно борется с радикальными исламистами и с «халифатом» в частности.

— Однако Иран выступает против предоставления любой автономии курдам. Кроме того, сирийские курды, как и иракские, получают финансовую помощь от США и Израиля…

— И не только финансовую, но и военную. Но я не думаю, что здесь есть какие-то противоречия с нашей позицией: курды сейчас объективно не особо нуждаются в оружии, потому что за последнее время им его американские самолеты сбросили достаточно. Куда ценнее для них — развитие политических связей с РФ: курдские делегации неоднократно приезжали в нашу страну именно с этой целью.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров более категоричен в формулировках.

— Атака на наш самолет была прогнозируема. Мы с вами об этом говорили еще 19 ноября, когда Керри анонсировал совместную операцию с Турцией, чтобы полностью взять под контроль северную границу Сирии. Я убежден, что без отмашки Штатов турки бы не решились сбивать наш бомбардировщик. Так что, получается, что атака на наш самолет — часть американо-турецкого плана по созданию буферной зоны на территории Сирии, о котором говорил Керри.

В районе Джарабулуса — единственного города на сирийско-турецкой границе, который остался под контролем «халифата», создан плацдарм. И для того, чтобы в том районе особо не усердствовала наша авиация, 24 ноября и был сбит Су-24М. Даже если турки в этой буферной зоне разместят беженцев, то это никак не помешает им пропускать боевиков, оружие и т. д. в Сирию, чтобы правительственные войска при поддержке ВС РФ, иранцев и «Хезболлы» не выполнили ни одной стратегической задачи ни в Алеппо, ни в Идлибе.

Кстати, на земле задачи по созданию буферной зоны выполняют туркоманы. Именно из них были сформированы два больших подразделения — имени султанов Мехмеда и Мурада, которые поддерживает турецкая бронетехника. Они воюют против Асада, но сейчас в основном с курдами.

Замечу, что, скорее всего, буферная зона постепенно будет расширяться в сторону Африна за счет курдского кантона — то есть по направлению к Средиземному морю.

— Создание буферной зоны невозможно без поддержки авиации — США и Турции. О чем, собственно, и говорил Керри. Но как теперь в нынешних условиях — когда будут работать наши средства ПВО — они будут летать и поддерживать туркоманов на земле?

— Не исключено, что, в конце концов, наши собьют турецкий самолет, а может и не один. Со своей стороны турки так же будут продолжать охоту за российской авиацией. Что поделать, это реальность войны — куда от нее деться?

— При каких условиях турки могут закрыть проливы Босфор и Дарданеллы? Ведь через них идет снабжение авиабазы Хмеймим в Сирии…

— Хотя режим прохода через проливы регулируется Конвенцией Монтре от 1936 года, по которой на Турцию наложены жесткие обязательства, но Анкара и тут может устроить нам подлянку — взять под свой контроль навигацию военных судов в проливах и т. д. По большому счету, Анкара очень бы хотела ограничить грузопоток наших судов, направляющихся в Сирию. Тем более, даже если Турция и нарушит Конвенцию Монтре, то особо никто под давлением США возмущаться не будет. Как мы знаем, сейчас мало кто действует строго в соответствии с нормами международного права.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.