shadow

Русско-турецкая экономическая война

От каких бизнес-проектов с Анкарой откажется Москва?


shadow

Инцидент с Су-24 может привести к отказу от ряда совместных проектов РФ и Турции. Об этом в среду, 25 ноября, заявил премьер Дмитрий Медведев. Он назвал преступлением атаку ВВС Турции, и подчеркнул, что она не может быть оправдана никакими интересами, включая защиту госграниц. А накануне президент РФ Владимир Путин назвал обстрел российского Су-24 «ударом в спину от пособников терроризма», и пообещал, что инцидент будет иметь серьезные последствия для российско-турецких отношений.

Это значит, что кризис в отношениях России и Турции скажется на совместных бизнес-проектах. И первой жертвой может стать газопровод «Турецкий поток». Неслучайно во вторник пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что «ситуация по проекту будет тщательно изучена». Ранее эксперты прогнозировали, что межправительственное соглашение по первой нитке может быть подписано в середине декабря. Теперь, понятно, на это рассчитывать не приходится.

Для «Газпрома» отмена «Турецкого потока» означает, что Турция продолжит снабжаться газом через Украину. При этом огромные инвестиции в «Южный коридор» — газопроводы в России под масштабные экспортные проекты через Черное море — оказываются выброшенными на ветер.

Москва может — в теории — ограничить и поставки в Турцию «голубого топлива». Анкара получает из РФ около 60% своего потребления газа, и альтернативных источников такого масштаба у нее нет. Но, скорее всего, российская сторона на такой демарш не пойдет: все-таки «Газпрому» важен имидж надежного поставщика.

Кроме «Турецкого потока», возможно, будет заморожен и самый крупный на сегодня энергетический контракт России с Турцией — строительство АЭС «Аккую», которое ведет «Росатом». Его напрямую финансирует РФ: общий объем господдержки должен составить 93 млрд рублей. И этот проект для Анкары очень важен. Достаточно сказать, что спрос на электроэнергию в Турции растет примерно на 8% в год, а около 44% энергии вырабатывается из газа, импортируемого из России и Ирана.

Впрочем, если Москва объявит полномасштабную торговую войну, Анкаре есть чем ответить. Турция контролирует проливы Босфор и Дарданеллы, а через них идет существенная часть грузопотока российских черноморских портов, в том числе снабжение авиабазы «Хмеймим» в Сирии. Согласно конвенции Монтре от 1936 года, если Турция сочтет, что ей угрожает непосредственная опасность войны, она может полностью взять под свой контроль навигацию военных судов в проливах, и ввести ограничения на проход торговых судов.

С другой стороны, в некоторых секторах Россия может ударить по турецкому бизнесу практически безнаказанно. Так, 24 ноября российский МИД, дал рекомендацию не посещать Турцию, а туроператоры вовсе прекращают продажу туров в эту страну. Для Анкары это означает солидные потери: по оценкам экспертов, объем рынка организованного туризма из России в Турцию в 2014 году превышал 90 млрд рублей.

А 25 ноября Россельхознадзор запретил поставки мяса птицы с одного из турецких предприятий — уже шестого по счету. Если так пойдет и дальше, надзорное ведомство может перекрыть все поставки турецкой курятины. Наконец, из России может быть вытеснен турецкий строительный бизнес.

Насколько масштабной будет наша экономическая война с Турцией, и как сильно пострадает в ней каждая из сторон?

— Реакция российских властей понятна, но торопиться с решениями, которые приведут к системному ухудшению отношений с Турцией, все же не стоит, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Прежде нужно хорошо представить себе вероятные последствия таких решений.

Замораживание авиасообщения с Египтом обернулось для российских перевозчиков потерями в 9 млрд рублей. Эти потери прибавились к 28 млрд рублей потерь, которые авиаперевозчики в целом понести с начала 2015 года. Плюс российские туроператоры еще до инцидента с Су-24 прогнозировали сокращение на 30% своей выручки — это примерно 5 млрд рублей в месяц.

Если мы сейчас начнем останавливать еще и туристический поток в Турцию, это обернется дополнительной нагрузкой на бизнес и государство. В этой ситуации правительство РФ будет вынуждено помогать авиаперевозчикам и туроператорам. И помогать придется довольно долго, поскольку ситуация в турбизнесе начнет выправляться не раньше весны — внутренний зимний туризм в России, мягко говоря, не пользуется популярностью.

Более того, если две эти отрасли — туризм и авиаперевозки — окажутся в трудном положении, это может вызвать эффект снежного кома, и обернуться системным кризисом в российской экономике.

— Песков дал понять, что может быть пересмотрен проект «Турецкий поток». Мы можем дать жесткий ответ Анкаре на этом направлении?

— Если мы пойдем на жесткие шаги вроде приостановки «Турецкого потока», или сворачивание строительства АЭС «Аккую», в ответ мы можем получить приостановку строительства объектов в России, которые возводят турецкие компании. Плюс, такое решение повлечет существенное сокращение товарооборота с Турцией.

Между тем, в условиях санкций со стороны Запада, значительная часть традиционного импорта в РФ покрывается именно за счет турецких поставок. Это значит, что неизбежно будет нанесен удар по российскому потребительскому рынку, поскольку компенсировать с помощью импортозамещения выпадение турецких товаров мы не сможем.

Для российского потребрынка это будет разовый шок, но весьма неприятный. И приведет он, без сомнения, к сокращению объемов торговой розницы.

Но главное, жесткие экономические действия против Анкары резко смешают наши планы по выходу из рецессии. В итоге мы можем задержаться в той экономической ситуации, в которой сейчас находимся.

— Турция может закрыть для нас черноморские проливы?

— Теоретически может — если докажет мировому сообществу, что со стороны РФ была угроза турецкой национальной безопасности. Это, конечно, крайний вариант. Но до него, тем не менее, можно логично дойти, если продолжать нагнетать эмоции.

Закрытие черноморских проливов для российских судов — крайне болезненная тема для Москвы решение. Причем, именно этот сценарий сейчас активно обсуждают в СМИ Запада и Востока. Сценарий этот, конечно, фантастический и апокалипсический, но раз такая идея вбрасывается в публичное пространство — значит, это кому-нибудь нужно, как говорил Маяковский.

В целом, последствия резкого охлаждения отношений с Анкарой сейчас трудно предсказать. Нужно всегда помнить: любая экономическая война — это, говоря языком финансистов, игра с нулевой суммой. И если действия в ней скрупулезно не просчитаны, ничего, кроме ущерба, они не принесут.

Кроме того, резонно задать себе вопрос: что для нас важнее — победить ИГИЛ* или рассорится с потенциальными союзниками по единой антитеррористической коалиции? Думаю, ответ очевиден…

— Я считаю, турецкие генералы жестко «подставили» президента Эрдогана, — уверендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — Неслучайно 25 декабря турецкий лидер заявил, что Анкара не собирается раздувать инцидент со сбитым Су-24. Более того, за действиями турецкого генералитета просматривается рука Вашингтона.

Судите сами. Российские власти решили простроить «Турецкий поток», чтобы обойти Украину и обезопасить поставки в Турцию. Но когда было объявлено, что дальше газопровод пойдет в Австрию через Грецию, Сербию и Македонию, в Македонии тут же начались беспорядки, хотя до этого момента обстановка в стране была совершенно спокойной. Причем, беспорядки начали развиваться по традиционной «цветной» схеме: поводом к ним послужила коррупция властей. На мой взгляд, таким способом американцы жестко дали понять, что взорвут ситуацию в Македонии, если та даст «добро» на прокладку газопровода в обход Украины.

А теперь очередь дошла до Турции. Напомню, что правящая Партия справедливости и развития (ПСР) не смогла получить на парламентских выборах необходимого большинства. И теперь часть турецкой правящей коалиции, включая турецкий генералитет, играет откровенно на руку Вашингтону, провоцируя Россию на ответные меры.

При этом Турции совершенно не нужна экономическая война с Россией. Да и нам, я считаю, нет смысла жестко действовать против Анкары. Если «Газпром» сократит поставки газа в Турцию, он будет банально платить неустойки, предусмотренные контрактом. Да, мы можем отказаться от строительства АЭС «Аккую», но в этом случае «Росатом» просто потеряет деньги, и вместо нас атомную станцию туркам построят французы или американцы.

Надо заметить, что Москва всегда расходилась с Анкарой в политических вопросах, особенно на Ближнем Востоке. Но парадокс в том, что политические разногласия не мешали бурному росту торгово-экономических отношений в последние годы. Надеюсь, не они и сейчас не помешают урегулированию инцидента с Су-24.

На мой взгляд, главный бенефициар нынешнего обострения российско-турецких отношений — это Украина и ее западные кураторы, прежде всего США. Думаю, в нынешней ситуации о прекращении транзита «голубого топлива» через Украину можно забыть…


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Антон    

    Как бы печально это не звучало, но о каких может быть переговорах речь, если эта страна самолеты сбивает? Вы простите с киллером, у которого контракт на вас, вы тоже будете договариваться, потому что ругаться с ним невыгодно кошельку? а жизнь она что не так дорога? Бомбаните по ним и тогда на равных ведите разговор, вот тогда можно говорить о компромиссе…

    Рейтинг: 0
  2. Саня Михайлов    

    «Нужно помогать авиаперевозчикам и туроператорам» что за идиотизм? Не надо помогать компаниям, помогающим оставить Российские деньги в чужой стране. Да, это даёт небольшие издержки в краткосрочный период, но это же и принесёт несоизмеримо большую прибыль в периоде долгосрочном.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.