shadow

Спасение президента Олланда

Террористическая угроза заставит Францию обратиться за помощью к Москве и Вашингтону...


shadow

Президент Франции Франсуа Олланд на следующей неделе планирует посетить Москву и Вашингтон с официальными визитами. Премьер-министр страны Мануэль Вальс рассказал, что Олланд намерен лично побеседовать с президентами РФ и США, чтобы договориться о совместной борьбе против экстремистской группировки «Исламское государство».

На этом внешнеполитическая активность Олланда не исчерпывается. Агентство France Press сообщило, что министр обороны Пятой республики Жан-Ив Ле Дриан 17 ноября обратился к странам Европейского союза за помощью в иностранных военных операциях. Если верить источнику, глава оборонного ведомства призвал «увеличить военное участие стран ЕС» за рубежом и попросил поддержать Францию в борьбе против ИГ в Ираке и Сирии. Таким образом, Париж задействовал статью 42.7 Маастрихтского договора, которая гласит, что «если государство-член является жертвой вооруженной агрессии на своей территории, другие государства-члены будут обязаны оказать помощь и поддержку всеми доступными средствами в соответствии со статьей 51 Устава ООН».

Впрочем, пока не совсем ясно, в чем именно будет заключаться усиление военного участия стран ЕС — в обмене разведданными, логистической поддержке или непосредственно в военном присутствии. Днем ранее на саммите «Большой двадцатки» в Анталье канцлер Германии Ангела Меркель высказалась против расширения военной роли ФРГ с Сирии. По ее мнению, важнее вовлечь в процесс сирийского урегулирования Организацию Объединенных Наций. Она также напомнила, что Германия участвует в борьбе с ИГ, занимаясь обучением курдских бойцов в Ираке.

На этом фоне визиты Олланда в Москву и Вашингтон приобретают особое значение. Французские власти пообещали усилить борьбу против «Исламского государства» и даже нанесли несколько ударов по позициям экстремистов. Но проводить самостоятельную операцию Париж не готов, и потому ищет поддержки. Тем более, что и Барак Обама после парижских терактов, и Владимир Путин после подтверждения того, что крушение российского лайнера А321 было вызвано взрывом бомбы на борту, пообещали активизировать свои усилия в Сирии и уже начали это делать.

Эксперты гадают, сможет ли Франция принимать более активное участие в сирийской операции или даже выполнять функцию посредника между Москвой и Вашингтоном для координации их действий, или это только имитация внешнеполитической активности со стороны Олланда для избирателей.

— Полагаю, Франция ведет не совсем правильную политику, — говорит военный эксперт, старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Евсеев. — Если Париж хочет играть особую роль в Сирии, не нужно просить помощи у Евросоюза. Необходимо брать это бремя самостоятельно, как это сделала Российская Федерация. Франция же хочет воевать в Сирии за счет ЕС. Наверное, такое желание отвечает интересам французского руководства, но это не совсем этично.

Хочу напомнить, что именно президент Франции Николя Саркози в 2011 году инициировал свержение лидера Ливии Мауммара Каддафи. Но при этом, когда началась сама операция, внезапно выяснилось, что у Франции закончилось высокоточное оружие. Только помощь США, в том числе с применением самолетов типа АВАКС, позволила провести успешную операцию.

Получается, что Франция регулярно проявляет инициативы, но хочет, чтобы за них нес ответственность кто-то другой, например, Евросоюз. Но об этом, во-первых, нужно договариваться заранее, а не ставить перед фактом. А во-вторых, необходимо проявить ответственность. Европейский союз сегодня и так несет массу обязательств, в том числе по беженцам. Франция должна сама нести расходы, вызванные расширением ее военного присутствия на территории Ирака и Сирии.

— В этом же контексте можно рассматривать запланированные визиты Олланда в Москву и Вашингтон?

— Не очень понятно, зачем нужен визит в Вашингтон. Франция и так участвует в антитеррористической коалиции, которую возглавляют США, поэтому о расширении участия можно было договориться на уровне военных ведомств. Мне кажется, что истинная цель визита в том, что Франция хочет получить военную помощь со стороны Америки, в частности, в обеспечении боевых действий.

Например, возникает вопрос, где будет базироваться французский авианосец «Шарль де Голль», который направлен в Сирию. К берегам Латакии он подойти не может, потому что там стоит российский флот. Размещение в зоне Персидского залива не совсем желательно, потому что может не хватить дальности полета самолетов. Франция хочет воевать в Сирии, но при более активном участии США.

Что касается визита в Москву, совершенно понятно, что без Российской Федерации договориться в Сирии не удастся. Для России же, во-первых, важно, чтобы Париж скорректировал свою позицию по Сирии и снял тезис о необходимости отставки Башара Асада. Это, в принципе, уже произошло. Во-вторых, на переговорах может идти речь о более тесном взаимодействии в мирном процессе и формировании нового правительства.

В третьих, Франция должна присоединиться к соглашению между Россией и США о недопущении взаимных инцидентов и опасного сближения самолетов в воздухе. Было бы желательно договориться о большем, например, о совместном спасении экипажей. Но все зависит от того, готова ли к этому Франция. США, как оказалось, к этому не готовы.

По французским данным, Россия насела удар крылатыми ракетами по Ракке. Очевидно, это тоже их беспокоит. Удар, как они пишут, наносился со стороны российских кораблей, размещенных в Средиземном море. Значит, эти силы тоже нужно как-то разводить, чтобы гипотетически никто не пострадал, хотя высоты авиации и крылатых ракет разные.

— Возможна ли в этих условиях совместная операция Франции, России и США в Сирии?

-Если говорить о военной составляющей, каждый хочет решить проблему самостоятельно. Только Россия пытается договориться. США уверены в том, что при увеличении их усилий «в два раза», как сказал Обама, они добьются успеха. Хотя не совсем понятно, что он имел в виду — увеличение числа самолетов, которых и так достаточно, или спецназа, отправленного в ряды коалиции «Вулкан Евфрата».

В любом случае, США уверены в том, что смогут обеспечить наступление на Ракку. Но я, как военный эксперт, в этом глубоко сомневаюсь. Думаю, никакого освобождения Ракки силами возглавляемой США коалиции «Вулкан Евфрата» не произойдет, потому что курды идти на столицу ИГ не собираются, а других сил просто нет. Когда США упрутся в стену и поймут, что освобождения Ракки не получится, а авиационных ударов не достаточно, тогда придется договариваться с Россией.

— Может ли Франция в этом случае стать посредником?

— Раньше Франция уже выступала в роли посредника, например, в августе 2008 года. Думаю, сейчас Париж может попытаться снова это сделать, учитывая, что он — пострадавшая сторона в результате терактов. Такой вариант развития событий возможен, особенно в свете состоявшейся встречи Владимира Путина и Барака Обамы на полях саммита G20. Хотя многое будет зависеть от того, куда сначала полетит Олланд — к нам или в Вашингтон. Это покажет, чью позицию и до кого он будет доносить.

Профессор, заведующий кафедрой регионального управления Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Владимир Штольполагает, что сейчас Франции было бы целесообразней усиливать не военное присутствие, а работу спецслужб, и визиты в РФ и США могут быть направлены именно на это.

— Франция находится в состоянии некоторой растерянности. Президенту Олланду и другим французским политикам необходимо продемонстрировать, прежде всего, своему населению, что предпринимаются какие-то чрезвычайные меры по укреплению национальной безопасности и безопасности граждан. Мне кажется, что обращение к партнерам по Евросоюзу носит демонстративный характер. Никакой необходимости в усилении военной роли других европейских государств нет.

Нужно расширять не военную операцию в Сирии, которая и так достаточно мощная с точки зрения широты и охвата, особенно после подключения России, а сотрудничество в области координации действий спецслужб и разведывательного сообщества. Необходимо расширение этого сообщества, в том числе, на российский сегмент, чтобы привлекать не коалиционных партнеров, которые могли бы привнести большую мотивацию и придать действенность совместным акциям. Военная операция с привлечением коалиции из 60 стран идет уже год, но результатов практически нет.

— Для этого Олланд летит в Москву?

— Возможно. Сотрудничество с Москвой и другими возможными союзниками — это правильное направление. Необходимо расширять спектр противодействия угрозе международного терроризма.

Любая военная операция, какой бы гениальной и продуманной она ни была, в отношении борьбы с терроризмом малоэффективна. Нужно ежедневное тесное сотрудничество, которое должно основываться на полном доверии партнеров. Если это единовременная акция, она не будет иметь никакого значения.

Завсектором отдела европейских политических исследований ИМЭМО Константин Воронов полагает, что европейские страны не готовы к усилению военной операции в Сирии из-за неудачного опыта в Ливии.

— На волне скорби, печали и возмущения терактами в Париже увеличивается сплочение в Евросоюзе относительно борьбы против ИГ и внутреннего джихадизма. Среди предпринимаемых мер уже прозвучали предложения об усилении внешних функций Евросоюза, активизации военной политики в близлежащих странах. Ряд стран попытается усилить эту тенденцию, пользуясь моментом.

Но дело в том, что Европа еще не опомнилась от негативных последствий после операции европейских стран в Ливии. Главную скрипку тогда играла как раз Франция при молчаливом содействии и тыловом обеспечении США. Но Вашингтон оставался на заднем плане, а главные роли были как раз у Франции, Великобритании и Италии. Мы все прекрасно знаем, что в итоге случилось в Ливии. Европа по сей день подсчитывает убытки. Да и США пострадали от издержек этой операции. Поэтому, очевидно, Евросоюз будет очень тщательно и осторожно подходить к совместным военным действиям. Мне кажется, что до операции ЕС в Сирии дело вряд ли дойдет. Нужны дополнительные стимулы, чтобы побудить европейцев к более активным действиям экспедиционного корпуса за рубежом.

— Поэтому Олланд, чтобы «подстраховаться», едет в Москву и Вашингтон?

— Олланд на экстренном заседании обеих палат Национального собрания пообещал, что помимо внутренних мер, усилит международную деятельность. Кроме того, в четверг единственный французский авианосец «Шарль де Голль» выйдет в Средиземноморье, чтобы продемонстрировать флаг и, возможно, каким-то образом принять участие в ударах по ИГ. Интересно, с чем приедет Олланд в Вашингтон и Москву, и какие последуют предложения со стороны хозяев.

То, что находится на поверхности — это усиление обмена информацией между спецслужбами, более конкретная деятельность в этом субрегионе на Ближнем Востоке. Может быть налажено скоростной обмен данными по мигрантам. Есть целый ряд технических мер, которые стороны могут гораздо эффективней скоординировать по сравнению с тем, что было раньше.

— Могут ли стороны обсуждать какую-то совместную операцию?

— Я бы не исключал локальной совместной операции, особенно в связи с тем, что подтвердился теракт на борту российского лайнера. Но если говорить об операции на севере Синая, ее нужно тщательно готовить. Даже если все стороны, включая Египет и Израиль, согласятся на совместные международные действия, нужно как минимум 6−8 недель даже для подготовки быстрой локальной операции.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.