shadow

Исповедь эмигрантки


shadow

Эта статья написана мной еще в Америке. Впервые опубликована здесь. Через год я вернулась в Крым, навсегда осталась здесь, и ни разу не пожалела об этом. Фото сделаны мной в Сиэтле в 2008 году.

«Надышался я пылью заморских дорог
где не пахли цветы, не блестела луна…»

Эти строки из любимой песни Ножкина, знакомые с детства, я смогла прочувствовать сердцем, только эмигрировав в Америку.

В эмиграции не пахнут цветы, не блестит луна, оттого что не замечаешь ни цветов, ни луны. Не до того. В эмиграции я поняла, что такое Родина, и как я ее люблю. Правду говорят: что имеем, не храним, потеряем – плачем.

А начиналось все хорошо: ЗАГРАНИЦА! Каждый второй стремится уехать заграницу, особенно те, кто там никогда не бывал. Да и те, кто съездил туристом.

Туризм и эмиграция — разные вещи, говорят эмигранты. И это истинная правда. Когда вы просто путешествуете, то обращаете внимание только на достопримечательности, на внешние детали заграничной жизни, вам все нравится, вам не нужно решать проблемы. А вот когда вы уехали насовсем, и вам надо думать о том, как заплатить по счетам, решать бытовые вопросы, когда загружают тысячи мелочей, которые на Родине с детства отлажены и их там просто не замечаешь. В родном краю ты знаешь, как действовать в любой ситуации, знаешь куда обращаться. В чужой стране ты еще долго будешь удивляться и набивать шишки.

Эмигрант — это человек, выброшенный из привычной жизни. Все для него новое, ко всему нужно приспосабливаться и адаптироваться, а это – ломка. Ломка привычных понятий, ломка восприятия и отношения ко многим аспектам жизни, которые в чужой стране совсем другие. Самое главное, конечно, люди. А люди за границей тоже другие, у них другой менталитет, не похожий на наш. Многие вновь приехавшие сначала просто умиляются от улыбчивых, вежливых американцев. И не сразу понимают, что улыбки эти формальны. У нас, если тебе улыбается человек, ты знаешь, что он либо действительно тебе рад, либо хотя бы делает вид. А американцы улыбаются постоянно, всем без разбора, и эти улыбки вовсе не означают, что им лично до вас действительно есть дело.

В эмиграции нашего человека очень многие мелочи, обычаи, нормы поведения, которые действуют на нервы, подтачивают, напрягают. Даже если ты их понимаешь и принимаешь — что еще хуже, потому что тогда они ломают тебя, ломают твой менталитет и твое мировосприятие. Ну, например: стою я в очереди в отель, впереди человек десять, в основном высокие, здоровенные мужики. И тут за мной занимает очередь молодая пара с младенцем в люльке. Младенец дико орет, может, нездоров, может что-то еще. Родители пытаются его успокоить, качают люльку, берут младенца на руки, он продолжает орать. И никто, понимаете, никто из впереди стоящих, даже ухом не ведет!

У нас бы эту пару безусловно пропустили бы вперед. А там — нет, никто даже не оборачивается: не принято, у каждого своя очередь, порядок такой. Я стою и размышляю: а не предложить ли им свою очередь? Но потом решаю этого не делать, а то, во-первых, вдруг оскорбятся, а, во-вторых, ну что они выиграют от одного человека? Вот если бы кто-то впереди их пропустил…

Моя подруга летела в Америку с четырьмя детьми, одному из которых был всего год, мальчик шумел, капризничал. Она была потрясена, что на таможне никто не пропустил ее с детьми вперед — она так и стояла в длинной очереди. Меня угнетал вид бабушек на костылях, стоически выстаивающих в очередях. Что делать? Предлагать помощь инвалиду не принято, это может его оскорбить, инвалид – полноценный член общества, для него в обществе созданы все условия, такие как, заезды для колясок, например, поэтому и «функционировать» он должен самостоятельно.

Говорят, что в Америке – культ семьи. С одной стороны, это действительно так, поскольку понятия дружбы в нашем понимании там практически нет, поэтому понятно, что на первый план выходит семья. Но семья — это супруги и дети. Родители живут отдельно. Более того, если они состарятся и тяжело заболеют, то детям не зазорно сдать их в nursing home, проще говоря, в приют. Как же, дети ведь работают, и должны жить своей жизнью! Это у нас, если дети таким вот образом избавляются от трудностей заботы о родителях, которым вообще-то помимо бытового ухода еще и немаловажно внимание и забота детей, это не вызывает уважения окружающих, в Америке это в порядке вещей. Причем хорошие приюты не дешевы, поэтому люди стараются в течение жизни накопить побольше средств, чтобы под старость лет не в приюте для нищих некомфортно доживать.

Девушки, из новых эмигранток, поначалу часто удивляются, что мужчины не обращают на них внимания так, как это было в СНГ. А русские мужчины жалуются, что мало того, что женщины не проявляют к ним интереса, к которому они привыкли, но и им приударить за дамой, в нашем понимании, нельзя: настучат и засудят за sexual harassment– сексуальное домогательство. Последнее в США так распространено, что компании проводят для сотрудников специальные тренинги на темы о харасменте, их там учат, как можно общаться с коллегой противоположного пола. И как — нельзя; что может быть расценено как домогательство, а что нет.

Моя знакомая эмигрантка с Украины жаловалась что она не знает, как правильно воспитывать своих детей: она не то что наказать их не может — прикрикнуть не имеет права. Если услышат соседи (а их дома стоят рядом), то тут же позвонят в полицию и доложат, что она жестоко обращается со своими детьми. Я читала, как соседи вызвали полицию к русской семье за то, что увидели, как их ребенок спит днем в коляске на веранде. Полиция приехала и разъяснила родителям, что так нельзя, не принято, и ребенок должен спать в доме. Лично я, наслушавшись вот таких историй, чувствую себя постоянно в напряжении: расслабишься — и нарушишь какое-нибудь правило, о существовании которого даже не подозреваешь. И тогда тебе устроят веселую жизнь.

В Америке не принято жаловаться, не принято говорить о своих проблемах с друзьями и знакомыми. Надо улыбаться и бодро делать вид, что все замечательно, а не то подумают о тебе что ты- looser, неудачник то есть, и шарахаться от тебя начнут. За душевным общением идут к психологу или в церковь. В церковь вообще многие ходят пообщаться, людей посмотреть, себя показать. Я была потрясена, когда моя русская знакомая сказала, что она ходит в баптистскую церковь, потому что там хорошая паства – доктора и юристы и туда она «выгуливает» свои красивые наряды.

Это так, я о лишь некоторых культурных различиях пишу, на самом деле их так много, что ежедневное и ежечасное погружение в чуждую среду не может не сказываться на психике человека, его мировосприятии, менталитете. И человек меняется. Кто-то быстрее, кто-то медленнее. Одни становятся сильнее, другие ломаются, но никто не остается таким, каким он был раньше. Наверное, вот так же меняются те, кто прошел зону, войну, побывал в горячих точках. И так же, как трудно бывает адаптироваться к мирной жизни солдату, пришедшему с войны, так и трудно будет тому, кто эмигрировал, а потом решил вернуться.

«Зачеркнуть бы всю жизнь, да сначала начать,
Прилететь к ненаглядной певунье своей.
Да вот только узнает ли Родина-мать
Одного из пропавших своих сыновей?», —
когда-то пел Михаил Ножкин.

Узнать-то она узнает, да вот только сами эмигранты часто Родину не узнают. Особенно те, кто долго прожил заграницей. Они уже не могут адаптироваться. Их все раздражает в родной стране, они не понимают перемен, там происшедших. Они живут воспоминаниями о той стране, из которой они когда-то уехали, и им трудно понять то, что ничто не стоит на месте. И что, уехав, ты теряешь ту нить, которая тебя связывает с родной землей. И теряешь себя. Я была поражена отношению многих эмигрантов к родной стране и соотечественникам. Признаться, я представляла себе раньше, до отъезда, эмигрантов по белогвардейским песням:

«Не хочу пропадать я в Истанбуле турецком
Без любви и без славы, орденов и погон.
Ах, графиня, поверьте наболевшему сердцу
Я лишь в Вас и в Россию был страстно влюблен»

Я думала, что эмигранты любят Родину, скучают, ностальгируют:

«Над Канадой небо синее,
Меж берез дожди косые,
Как похоже на Россию,
Только все же не Россия»…

И каково же было мое удивление, когда я столкнулась с тем, что эмигранты часто не то что плохо отзываются о родной стране и соотечественниках: «все там хамы, быдло, алкоголики, женщины одеты как проститутки, падение нравов, грязь, вонь, и пр., пр», — но и нередко просто ненавидят страну, из которой уехали, восхваляют страну проживания, называя ее второй Родиной, готовы просто разорвать тебя на части, если тебе хоть что-то там не нравится или ты посмел сказать, что на Родине жизнь налаживается, выискивают в интернет-изданиях плохие новости о Родине (взорвался газ в многоэтажном доме, издевались над военнослужащим, и т.п.) и смакуют их.

      И положительные изменения, происходящие в родной стране, не радуют таких эмигрантов, напротив, они их печалят. Один российский психолог потом объяснил мне причину этого феномена: «Им надо оправдать свое деяние перед собой. Смакуя чернуху, они как бы подтверждают для самих себя: как хорошо, что мы уехали».

       Думаю, это еще раз доказывает, что эмиграция – не сахар. Особенно для русского человека, обладателя загадочной русской души, рефлексирующего романтика, которому нужны и прогулки под луной, и бесконечные разговоры с друзьями, и возможность пожаловаться на житье-бытье случайному попутчику, и рассказать ему всю свою жизнь, и многое-многое другое, чего он был так долго лишен.

Лично я, как мне казалось, лишилась в эмиграции опоры. Это при том, что я приехала в Америку, кстати, с прекрасным английским и многолетним стажем вождения, и уровень жизни у меня не упал. Но чувствовала я себя, как будто меня выбросили на необитаемый остров, и мне надо выживать. А когда выживаешь — не живешь, и поэтому не чувствуешь запаха цветов, не видишь блеска луны…. Только пыль заморских дорог…

Я не буду касаться экономических аспектов эмиграции. Они у всех разные. Кто-то улучшает свою жизнь, эмигрировав. У кого-то уровень жизни падает, падает статус. Кто-то долго борется, переучивается, и в конце концов достигает более высокого уровня. Кто-то, имея востребованную специальность (ученые, программисты), сразу достигает того, о чем на Родине приходилось только мечтать. Но и тем и другим приходится прилагать усилия, много трудиться.

Но не это главное. Эмигрировав, я лично поняла и прочувствовала старую истину «не в деньгах счастье». И мне, как и герою Михаила Ножкина, страстно захотелось вернуться. А вернувшись, как и многие другие возвращавшиеся эмигранты, я ощутила ту пустоту и разочарование оттого, что я потеряла на несколько лет тесную связь со страной, и потеряла часть себя. Безвозвратно. Нет, я еще не «свой среди чужих, чужой среди своих», до этого, к счастью, не дошло, потому что я боролась за сохранение своего менталитета и своего «я», не изменяла своим убеждениям. Но все же часть меня ушла, я стала тверже и часто грущу.

Я поняла, что Родина действительно как мать. И вдали от нее ты лишаешься опоры. Поэтому я скажу всем: если вы решили уехать из родной страны, по любой причине: то ли от трудностей бежать, то ли приключений хотите — подумайте хорошо, прежде чем пойти на этот шаг. Там ведь будут другие трудности, а приключения можно найти на свою голову и никуда не уезжая, либо уезжая ненадолго как турист…

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.