shadow

Девальвация неизбежна?

Как правительство собирается в бюджете-2016 заткнуть «дыру» в 1 трлн рублей


shadow

В пятницу 13 ноября в Госдуме состоится обсуждение в первом чтении проекта федерального бюджета на 2016 год. Накануне обсуждения Минфин подготовил анализ рисков исполнения бюджета в текущих обстоятельствах. Общий вывод таков: рост расходов невозможен, получение около 10% федеральных доходов 2016 года находится под вопросом, а Резервный фонд, если пустить его на покрытие бюджетного дефицита, будет исчерпан уже до конца 2016 года, а не в конце 2017-го, как предполагалось ранее.

Вот как, по мнению Минфина, выглядят главные риски:

— Падение цен на нефть Urals — при том, что бюджет РФ рассчитывается, исходя из цен на североморскую Brent. В начале 2015 года российская нефть торговалась со скидкой к Brent $ 1−1,3 за баррель, но уже к концу октября скидка достигала $ 4 за баррель. Минфин считает, что дальнейшее удешевление Urals — среднесрочный тренд.

— Слишком крепкий рубль. Падение цен на Urals происходит без выраженного снижения рубля к доллару. Если такая ситуация сохранится, по мнению Минфина, это ставит под угрозу федеральные доходы 2016 года на сумму более 800 млрд рублей.

— Завышенные цены на газ, завышенные объемы добычи и экспорта нефти. Из-за этого, по расчетам финансового ведомства, федеральный бюджет может недополучить более чем 150 млрд рублей.

— Уменьшение сборов платежей в соцфонды (из-за сокращения номинальных зарплат), недополучение прибыли ЦБ и ненефтегазовых налоговых платежей. В сумме это недобор еще 150 млрд рублей.

В итоге, перечисленных рисков набирается далеко за 1 трлн рублей, который Белый дом может в 2016 году предельно потратить из Резервного фонда.

И возникает главный вопрос: как правительству выкручиваться в этой ситуации? Очевидные варианты — урезание военных расходов, либо расходов на «социалку», либо девальвация рубля.

Между тем, нет никаких признаков, что мы готовы сокращать оборонный бюджет. Напротив, на втором за текущую неделю совещании по вопросам развития ОПКВладимир Путин заявил, что США и их союзники не прекращают строительства систем глобальной противоракетной обороны. РФ расценивает эти действия «как попытку подорвать существующий паритет в области ракетно-ядерных вооружений» и «расшатать всю систему региональной и глобальной стабильности». «Мы будем работать и над системами противоракетной обороны, но на первом этапе, как мы неоднократно говорили, будем работать и над ударными системами, которые в состоянии преодолевать любые системы противоракетной обороны», — заявил Путин. Какая тут экономия?!

С другой стороны, выполнение социальных обязательств — тоже принципиальный для главы государства момент. Об этом говорят и майские указы, и пристальный контроль за их выполнением. Однако какие-то ужесточения на этом направлении возможны — неслучайно премьер Дмитрий Медведев спрогнозировал повышение пенсионного возраста в будущем. Правда, при этом глава правительства заявил, что для детального рассмотрения этого вопроса время еще не пришло.

Наконец, остается девальвация национальной валюты — скажем, до отметки 70 рублей за доллар при цене Urals около $ 43−44 за баррель. Впрочем, не исключено, что Минфин, демонстрируя риски бюджета-2016, подталкивает Белый дом к новой дискуссии о размере внутренних заимствований на следующий год.

Каким будет бюджет-2016, и как он отразится на российской экономике?

— 13 ноября, в ходе первого чтения в Госдуме, основные параметры бюджета-2016, надо думать, устоят, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Доводка, с точки зрения распределения расходов по конкретным статьям, а также уточнение доходной части будет по традиции отнесены на второе чтение. Причем, работа над доводкой обещает быть очень плотной. По планам законодателей, бюджет-2016 следует окончательно принять аж 3 декабря, и тут же оправить на подпись к президенту.

Тут следует понимать, что Минфин традиционно перед первым чтением оценивает риски бюджета. Но сейчас, на мой взгляд, важен замысел этой «презентации» рисков.

Действительно, бюджет уже сверстан таким образом, что доля так называемых непроизводительных расходов — силовой и социальный блоки — составляют, как и в 2015 году, около 60% всех расходов. И трогать эту долю, очевидно, никто не будет.

2 ноября, на совещании с членами правительства, Владимир Путин однозначно высказался, что нужен баланс между необходимостью решать задачи развития в 2016 году, необходимостью поддерживать стабильность государственной финансовой системы — но при абсолютном выполнении всех взятых на себя социальных обязательств.

В этом заявлении главы государства многие аналитики прочитали намек на то, что пенсии в 2016 году будут проиндексированы дважды — а не только на 4% в феврале, как было объявлено. Должен заметить, что это — вполне возможный сценарий: пенсионные накопления за 2016 год заморожены именно с целью второй индексации пенсий. Но только если инфляция окажется чрезмерно высокой.

— Если военные и социальные расходы трогать нельзя, какой выбор у проектировщиков бюджета?

— Выбор невелик. Либо расходовать средства из Резервного фонда, либо ослаблять курс рубля, чтобы получить девальвационную премию. Или же повысить эффективность государственных расходов — что наиболее логично при нормальном состоянии бюджета.

Кстати, должен напомнить: сохранение военных и социальных расходов привело к тому, что расходы РФ на образование, по сравнению с 2012 годом, сократились на 14%, а на здравоохранение — на 20%. А это чревато ухудшением человеческого капитала уже в среднесрочной перспективе.

Минфин, говоря о рисках, фактически предлагает правительству поразмышлять над путями повышения доходов. Например, через отказ от фискального моратория, или через ослабление рубля.

— Можно ли решить проблему бюджета-2016 путем заимствований?

— Это достаточно непростой путь. Внешние финансовые рынки для нас практически закрыты. В принципе, можно взять займ на 1 трлн рублей, номинированный в юанях. Но это, я считаю, эксперимент со своими собственными рисками, которые коренятся уже в финансовой системе Китая. А потому он не может быть принят как план спасения.

 — А ослабление рубля — это путь спасения?

— Ослабление кажется естественным выходом из положения. Этот шаг серьезно помог бюджету в 2014 году, но мы расплатились за него повышенной инфляцией. В текущем году она может перешагнуть планку в 13%, а в следующем, естественно, будет снижаться гораздо медленнее, чем предполагалось. Поэтому любое дополнительное ослабление рубля — это разгон инфляции, а инфляция — это существенный риск для бюджета.

На практике, риски ослабления рубля наиболее неприятные и существенные для нашей экономики. Ослабление курса переходит в повышенные цены на товары и услуги, причем очень быстро — буквально за пять-шесть недель. А потом эти высокие цены держатся несколько месяцев, а то и несколько кварталов.

Если сейчас правительство решится на девальвацию, плановый показатель инфляции в 2016 году — 6,4% — не будет достигнут. А раз так — не будут расти и инвестиции в экономику РФ. Все-таки инвесторы, прежде всего, ориентируются на инфляцию, плюс немалую роль играет фактор доверия к действиям правительства и ЦБ. Если российские денежные власти говорили одно, а сделали другое — инвесторов это гарантировано отпугнет.

Кроме того, девальвация будет означать резкое удорожание импорта, и не только продовольственного или товаров народного потребления, но и «производственного». Напомню, что 62% руководителей промышленных предприятий в России либо не видят аналогов импортной продукции на российском рынке, либо считают, что имеющиеся аналоги не соответствуют критерию цена-качество. А потому эти аналоги не могут быть внедрены в существующие технологические цепочки внутри промышленности РФ.

Другими словами, ослабление рубля — наихудший из возможных способов решения бюджетных проблем. Чтобы затормозить инфляцию, ЦБ будет вынужден повысить ключевую ставку, а это станет очередным ударом по восстановлению экономики. Как результат — мы в 2016 году получим, в лучшем случае, нулевой рост ВВП.

Думаю, сейчас правительству важно не свернуть на соблазнительный путь девальвации. Надеюсь, это главный посыл анализа рисков Минфина.

— К заявлению Минфина, что мы можем недополучить 1 трлн рублей в 2016 году, следует относиться критически, — уверен президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. — Бюджет — документ крайне консервативный, и потому в нем всегда закладываются резервы в доходной части. В бюджете-2016 таких резервов, по моим оценкам, уже заложено на 500 млн рублей.

Недостающие средства можно, в крайнем случае, взять в налоговом сегменте, или же заморозить пенсионные накопления еще и на 2017 год.

Скорее, имеются «риски», что бюджет получит дополнительную прибыль в 2015 году, и довольно значительную. На мой взгляд, именно поэтому Минфин, накануне прохождения бюджета через Госдуму, пугает правительство недополучением доходов в 2016-м. Таким способом финансовое ведомство пытается укрепить свои позиции, и не позволить пустить дополнительную прибыль на текущие выплаты. Плюс, оценка рисков Минфина — еще и попытка противостоять давлению отраслевых игроков, которые пытаются добиться от правительства сокращения налоговой нагрузки.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.