shadow

Лондон паникует по высшему уровню

Почему британские власти хотят поставить Россию в один ряд с террористами ИГИЛ


shadow

Великобритания готова признать Россию угрозой высшего уровня. Именно в этом статусе, по сведениям газеты TheTimes, наша страна будет представлена в новой стратегии национальной безопасности Соединенного Королевства, которую, как ожидается, 23 ноября озвучит премьер-министр Дэвид Кэмерон.

Издание напоминает, что анализ рисков такого рода проводится каждые пять лет. И В 2010 году Россия в список главных угроз не попала.

На этот раз, цитирует британскую газету РИА «Новости», власти страны приняли такое решение якобы в связи «с ростом российской агрессии», в частности, на Украине и в Сирии. А, по сути, всего лишь влились в русло американской политики.

Поскольку «список врагов» Лондона, утвержденный в рамках пересмотра стратегии обеспечения безопасности, мало чем отличается от представленного год назад президентом США Бараком Обамой. Глава Белого дома назвал тогда мировыми угрозами Эболу, ИГИЛ* и Россию.

В английском «аналоге» к списку угроз добавилась еще «нестабильность, связанная с притоком мигрантов в Европу». Что, в общем, вполне очевидно и логично.

Но что там делает наша страна? Какую угрозу Россия может нести подданным Соединенного Королевства? Мы никогда не нападали на Англию. Да, столкновения были… В Крыму… Но это — XIX век.

Кому тогда выгодно сегодня на берегах Туманного Альбиона раскручивать тему «российской агрессии»?

— На самом деле, не новость, что теперь в стратегии национальной безопасности Великобритании Россия значится как «угроза высшего уровня», — комментирует решение кабинета Кэмерона профессор МГИМО, политолог Елена Пономарёва. — В принципе, англосаксы (речь в данном случае, прежде всего, идет о союзе Великобритании и США) всегда выстраивали, такую, скажем, общую политику.

Напомню, что в стратегии национальной безопасности США, которая была утверждена в феврале этого года, Россия зафиксирована, как угроза № 1. То есть, британцы просто повторяют эти пассажи за Вашингтоном, и как бы выстраивают единую внешнеполитическую линию.

 — Но почему именно Россия в обоих случаях воспринимается как угроза?

— Что касается причин, по которым Великобритания публично решила поместить нашу страну в список наиболее серьезных геополитических угроз, то это, конечно, следствие большой политики. Причем, в условиях тяжелейшей информационной войны.

Если мы посмотрим на то, как подается Россия… Она ведь представляется британским истеблишментом, как агрессор. На самом деле, речь идет о достаточно жесткой просто политике России в последнее время по целому ряду вопросов. Усиление нашей страны на мировой арене воспринимается форпостами западной политики — прежде всего, Британией и Соединенными Штатами, — как угроза. Это неправильный и несправедливый подход.

Получается, что, когда Россия не имеет своих зон влияния, своих интересов, по крайней мере, когда она об этом молчит, и не вмешивается в глобальные процессы, она — нормальный партнер. Но как только Россия начинает заявлять о своих желаниях, о своей цели, и как великая держава начинает участвовать в формировании глобальной повестки дня, в урегулировании вопросов, касающихся глобальной безопасности, она вдруг прекращается в агрессора.

Это тот самый пример двойных стандартов, который выражен классической фразой британского (кстати) писателя Джеральда Сеймура в романе 75-го года «Игра Гарри»: «Для кого террорист, а для кого — борец за свободу».

То есть, если Россия защищает сильные государственные образования, защищает свободу, защищает мирных граждан, тем самым, заявляя свою альтернативную позицию интегральному Западу, она превращается в агрессора. В то же время, мы знаем, что в данном случае являемся сторонниками борьбы, на самом деле, за свободу и независимость — неважно, это население Крыма, или, скажем, это население Сирии.

Идет серьезное переформатирование мировой политики. И на этом поприще, конечно, имеют место очень некрасивые, мягко говоря, позиции ряда стран.

 — Поясните?

— Речь идет о возможности представить себя максимально в лучшем свете, обвинив другую страну в тех грехах, которые за ней не существуют.

Дело в том, что эта позиция представлена в мировом общественном мнении. И формирует в значительной степени это мнение. Создается впечатление, что от России исходит угроза. На самом деле, таковой угрозы нет.

Давайте посмотрим, что за последнюю четверть века сделали западные страны, включенные в НАТО… Они разрушили не одно суверенное государство. Они посеяли хаос во всех уголках мира, где находились: начиная от балканских войн, например, и заканчивая современными войнами на Ближнем Востоке. Я уже не говорю про африканский континент.

Вот кто истинный агрессор. Вот кто на самом деле представляет угрозу мировому сообществу.

Ведь не просто так российский президент Владимир Путин, выступая на 70-летнем юбилее ООН, обратился к Западу с вопросом: «Вы хоть понимаете, что натворили?»

Чтобы списать свои промахи, как говорятся, на чужую голову, вот, в принципе, принимаются такие стратегические вещи.

— Все имеет свои последствия. А здесь?

— Понятно, что любой государственный документ предполагает определенную реализацию, на которую будут выделены соответствующие финансовые средства. В соответствии с которой будет пересмотрена политика этого государства. Будет проведено усиление тех или иных структур, в том числе разведывательных.

Конечно, это очень серьезная вещь. И мы увидим в ближайшее время ужесточение политики Великобритании по всем направлениям, связанным с нашей страной. Это будут, я думаю, продолжения санкционных списков, и возможные какие-то действие на внешнеполитической арене, в финансовой сфере… и т. п.

Получается, мы наблюдаем классическое возрождение нагнетания конфронтации, которое всегда предшествовало серьезным геополитическим сдвигам. Не хочу никого пугать. Но, на самом деле, аналогичная ситуация (когда создается определенная угроза) предшествовала и Крымской войне, и Первой мировой, и Второй мировой. И как правило, это угроза была в виде России.

Недаром даже Римский Папа Франциск I в речи, посвященной столетию начала Первой мировой войны, сказал, что Третья мировая фактически началась. И это, в частности, подтверждается такими стратегическими документами, которые принимают западные страны, в том числе Великобритания.

— Что нужно делать? И как нам реагировать на это?

— Во-первых, очень четко и ясно фиксировать свою политику во всех мировых СМИ. Не отступать ни на йоту от своих национальных интересов. Признавать их наличие в различных регионах мира. Потому что мы одно время даже стеснялись как бы об этом говорить. США не стесняются объявлять о своих национальных интересах во всех уголках мира, а мы — стесняемся. Да, Россия — великая держава и у нее могут быть свои интересы в любой точке мира.

Более того, развивать активно экономику своей страны. Формировать определенные тренды глобального развития. В этом смысле интеграционные проекты, которые предлагает Россия (Евразийский экономический союз (ЕАЭС), БРИКС, ШОС) — это та альтернатива глобальному доминированию Запада, которое имеет сегодня место.

И формировать свою позицию в медийной пространстве тоже очень важно. Что называется, по принципу «собака лает, караван идет».

Что бы ни говорили западные политики, у нас есть свое представление об этом мире, о ценностях в этом мире, о своем настоящем и будущем. И мы должны строго придерживаться своих стратегических целей. Своей стратегии национальной безопасности. Своей военной доктрины. И работать на укрепление обороноспособности и усиление экономики собственной страны. Иного не дано.

— Когда западные политиканы кричат о «российской угрозе», они не договаривают одно слово, которое полностью меняет весь смысл этих нелепых обвинений, — делится своим мнением директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепёхин. — Россия — если быть точным — представляет угрозу целям Запада. Гегемонистским и глобалистским целям.

Дело в том, что до событий на Украине, поскольку Россия не рассматривалась в качестве возможного препятствия этому глобализму, таких заявлений не было. Предполагалось, что глобализм идет своим чередом. Америка захватывает пространства, распространяет свое влияние на ключевые направления — Трансатлантическое, Тихоокеанское, Ближневосточное… и т. д. А Россия — так, региональная держава, для которой придумали «Восточное партнерство». Предполагалось, что через этот проект постепенно советское пространство будет «переварено».

И вдруг, когда США со своими партнерами так удачно «подпалили» Украину, Россия принимает жесткие решения. Идет навстречу волеизъявлению народа Крыма, и полуостров становится частью РФ. Начинает поддерживать осажденный Донбасс — гуманитарными грузами, дипломатически, политически и т. д.

Соответственно, Россия стала серьезным препятствием на пути США и Великобритании вот к этому самому глобализму. К мировому доминированию. И тут же Обама назвал нашу страну угрозой, поставив в один ряд с террористами ИГИЛ и лихорадкой Эболой.

— Получается, британская стратегия — прямой плагиат?

— Просто Лондон идет в русле американской политики как всегда. Тем более теперь, когда после успешной операции в Сирии, стало очевидно, что Россия не региональная держава, а способна решать мировые вопросы. И у нее есть суверенная политика. И что жесткие решения России на Украине — не просто эпизод.

И соответственно, Россия — уже «руками Лондона» — ставится на первое место в списке угроз. Хотя она не несет угрозы ни одному государству — ни США, ни Великобритании, ни кому-то еще. Она лишь противостоит захватническим, агрессивным целям этих стран.

То есть, когда Кэмерон, или кто-то еще начинает пугать мир «российской угрозой», подтекст очевиден: «мы — Великобритания и США — ставим перед собой цели окончательно подавить мир, выстроить пирамиду прямого подчинения Вашингтону и Лондону, а Россия мешает, препятствует выстраиванию однополярного мира».

 — Глава Пентагона Эштон Картер на днях как раз непрозрачно намекнул, что Штаты, если потребуется, будут отстаивать свое мировое первенство даже военными методами. Что максимально они могут себе позволить?

— Они могут себе позволить все. Поскольку никаких моральных сдерживающих факторов у них нет. Есть только интересы: что выгодно, что не выгодно.

Соответственно, в Штатах очень много конкурирующих групп. Помимо этих генералов-паникерщиков, которые постоянно делают эти заявления, существуют еще политики, многие из которых не заинтересованы в эскалации напряженности. Существуют транснациональные компании: какие-то из них, действительно, мечтают захватить российский рынок, а кто-то хочет сотрудничать с российскими компаниями.

Поэтому моральных, сдерживающих факторов никаких нет именно у генералов Пентагона и спецслужб. Но есть сдерживающие силы в той же Америке, которые, я думаю, не позволят ситуации выйти из-под контроля.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото Global Look Press

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Roman    

    Лондон увидел всю мощь российской армии и вооружения, вот и испугался.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.