shadow

«Северный поток-2»: Польша против Германии

Почему новый балтийский проект «Газпрома» так раздражает некоторых членов ЕС


shadow

Проект «Северный поток-2» вновь подвергся суровой критике со стороны некоторых «крупных» европейских деятелей. Резко против планов строительства второй ветки газопровода по дну Балтийского моря выступили дуэтом латвийский министр экономикиДана Рейзниеце-Озола и премьер-министр этой страны Лаймдота Страуюма,сообщает информационный портал Евразия Daily.

Основные претензии представителей правительства Латвии сводятся к тому, что реализация планов «Газпрома», в чем ему, согласно подписанному в сентябре во Владивостоке соглашению, будут помогать ведущие компании Европы, якобы «противоречит курсу ЕС на энергетическую независимость от России».

Ранее в том же ключе, напомним, высказывался президент Польши Анджей Дуда. Он заявил, что «Северный поток-2» «противоречит энергетической политике Евросоюза». И обещал сделать все, чтобы этот проект не был реализован.

Чем объясняется такая нервозность наших соседей? Только ли дело в том, что после сдачи в эксплуатацию второй балтийской трубы основным центром распределения российского газа станет Германия? А Украина, как страна-транзитер, отойдет на второй план?

— Латвию и Польшу можно понять, — считает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Этот проект противоречит тому, что сама Германия еще недавно совсем навязывала европейским странам: «давайте диверсифицируем наш энергетический баланс», «давайте диверсифицирует источники поставок газа»… и т. д. Фактически это означало, не диверсифицируем, а давайте откажемся от российского газа и будем покупать его у какого-то другого поставщика.

Они это навязывали, прежде всего, странам Южной Европы, когда пытались отменить «Южный поток». И своего, в общем-то, добились — «Южный поток» исключили из реализации.

А сейчас, когда дело касается их интересов, и появилась возможность поучаствовать в транспортировке российского газа, они с удовольствием начинают к этому подключиться. Соглашение уже подписано, и все довольно интенсивно развивается. Германия для себя считает возможным участвовать в поставках российского газа и наращивать поставки российского газа. А всем остальным фактически это запрещает.

Естественно, это нервирует страны-транзитеры и страны Балтии. Но кроме такого психологического эффекта, есть еще эффект экономический.

 — Поясните?

— Это означает, что, допустим, Польша, которая сама могла стать транзитером российского газа в европейские страны, от этого отказалась как раз-таки под нажимом вот этой идеологии общеевропейских ценностей. Потому что «Газпром» конкретно предлагал полякам построить ответвление от действующего трубопровода «Ямал — Европа -2». В этом случае по территории Польши газопровод выходил бы на юг и запитывал те страны, которые находятся фактически чуть западнее Украины.

Таким образом, можно было бы отказаться от дополнительных морских газопроводов и пускать газ фактически в обход Украины через Польшу. И Польша при этом имела бы большие транзитные прибыли. Только за то, что у них лежит труба.

Однако под нажимом Брюсселя Варшава отказалась, транслируя эти известные тезисы «об альтернативных источниках», «о диверсифицированных поставках» и т. д.

А сейчас Польша осталась фактически «с носом». То есть, без трубы. А газ из Германии предлагают раздавать опять по всей Европе.

К тому же, если бы поляки согласились стать транзитерами, то они бы имели возможность снабжать возрастающие потребности Северо-Западной Европы.

 — А как же Норвегия?

— На Северо-Западе сейчас потребуются дополнительные объемы газа. Потому что добыча в Северном море на всех участках — голландском, британском, норвежском — катастрофически падает.

И, соответственно, кто мог бы запитывать европейский Северо-Запад дополнительными объемами газа? Либо Польша… Либо прибалтийские страны, которые сейчас активно строят СПГ — терминалы для сжиженного газа.

А теперь, если Германия построит «Северный поток-2»: пожалуйста, вот вам дешевый газ!

Польша и страны Балтии будут совершенно невостребованными со своим хранилищами сжиженного газа, потому что он неконкурентоспособен по цене с трубопроводным российским газом. Он примерно в полтора раза дороже. И кто его возьмет? Никто, естественно.

Вот две составляющие паники: их обманули риторикой иерархической политики ЕС. И второе — фактически лишают прибыли, на которую они рассчитывали. Ведь только на строительство терминалов СПГ они потратили миллионы долларов. А еще подписали совершенно невыгодные для себя контракты. Литва — с «Statoil». Польша — с Катаром, где газ вообще в два раза дороже, чем российский. Но они покупать его обязаны.

Теперь же оказывается, что идеологическая подоплёка этих контрактов и экономическая перечеркиваются действием Германии, Франции и остальных участников «Северного потока-2».

 — Но Польша, получается, сама виновата. Незачем было ставить политические амбиции выше экономических смыслов…

— Естественно, сейчас бы этих «дерганий» не было. Политизация газовой отрасти является основной проблемой в российско-европейских отношениях. Если исходить с позиции экономики, то ЕС надо бы наращивать поставки российского газа — и все.

Это единственный надежный поставщик, который имеет возможность наращивать сегодня объёмы поставок. В отличие от того же Алжира, нестабильного с точки зрения социально-политической ситуации. В отличие от Норвегии, где падает добыча газа и нефти.

Но этого не происходит именно по политическим мотивам. Потому что чиновники в Брюсселе продвигают энергетическую политику, которая основана на том, чтобы дискриминировать российский газ.

А в Польше политики, как известно, набирали на этой антироссийской риторике очки. И теперь вынуждены реализовывать свои обещания. Но все это только завело их в ловушку.

Я уже говорил, что они подписали сверхневыгодный контракт с Катаром. По-своему этот контракт уникален. Согласно договоренностям, поляки должны были покупать катарский газ еще в 2014 году. Но если они не покупают этот газ, то Катар продает его в азиатские страны. Причем если там ему дают меньшую стоимость, чем в контракте с Польшей, Варшава обязана компенсировать разницу. То есть, доплатить, чтобы Катар не понес убытков. Вы ничего не покупаете, но еще и доплачиваете. Это нонсенс. При том, что Россия им предлагает любые объемы газа. По любым ценам. Пожалуйста, закупайте, и будет вам счастье.

Нет, они предпочитают не признавать собственных ошибок, копить злобу и обвинять во всем Россию.

Председатель Комитета по энергетике Госдумы РФ Павел Завальный, в свою очередь, не видит смысла обращать внимание на истерику некоторых европейских политиков:

— Есть в Евросоюзе страны, которые на любой вопрос, который касается России, реагируют очень нервно. Это страны Прибалтики. Это Польша. Мы это знаем. И относимся к тому спокойно.

Главное, им самим стоит понять одну вещь — этот проект не направлен против каких-то европейских стран. Ни против Латвии, Эстонии и Литвы. Ни против Польши. Мы предлагаем сотрудничество, которое принесет пользу всем европейским странам.

Если бы Польша в свое время не отказалась от строительства ветки «Ямал-2», сегодня она получила бы кроме повышения своей энергобезопасности еще и коммерческую выгоду за транзит.

 — А какая ей польза, если «Северный поток-2» не состоится?

— Думаю, Варшава делает эти резкие заявления из ложной солидарности с Украиной, которая в случае реализации проекта теряет доходы от транзита.

С другой стороны, нельзя не понимать, что «Северный поток-2» значительно повышает энергобезопасность Европы, именно потому, что газ теперь пойдет в обход Украины.

Потому что Украина как транзитер давно стала «головной болью» и Европы, и России. И никто не может быть уверен, что она будет выполнять свои обязательства полноценно. Второе — система ГТС Украины стареет и деградирует. Надежность ее снижается, и, соответственно, снижается надежность поставок в Европу. А это 60−65 млрд. кубометров топлива в год. И риски год от года только нарастают.

А уж то, как Киев себя ведет с партнерами — это вообще разговор отдельный.

Но дело вовсе не в Польше и не в Украине. Единственная сторона, которая может влиять и влияет реально, это наши американские «друзья». Через Болгарию, они смогли заблокировать «Южный поток». Но надеюсь, Германия с ее прагматизмом на это не пойдет. Поскольку понимает, что этот проект — это вопрос ее энергобезопасности.

Понятно, что Америка будет делать все, чтобы Европе плохо жилось. Чтобы поссорить Европу с Россией. Будет продолжать ссорить разными способами и разными путями. А поскольку сегодня основными адептами прямого американского влияния являются Польша и прибалтийские страны, они-то и будут больше всех кричать.

Но, как я понимаю, пока есть политическая воля руководства Германии, Франции и Великобритании (они тоже заинтересованы в реализации этого проекта), и есть интерес международного бизнеса. А бизнес всегда прагматично мыслит, понимая, что напряжённость политическая пройдет, а жить надо.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.