shadow

Метод Путина – сеанс русской психотерапии для Запада


shadow

Когда я слушаю западных политиков, и наблюдаю коллективные реакции западного общества на те или иные события, меня не покидает ощущение дежавю. Всё это, вплоть до деталей, напоминает Советский Союз перед его развалом. Совпадение симптомов поражает своей точностью. Похоже, что Запад подходит вплотную к роковой черте своего 1991 года.

Но в данном случае я бы не стал говорить о «Закате Европы» в духе Освальда Шпенглера. Скорее о длительном, хроническом разложении социального организма в постмодернистских описаниях Жана Бодрийяра. Особенно очевидно это проявляется в сфере западной политики, где симулякры и симуляции целиком и полностью подменили собой реальность, а откровенная ложь обрела статус стратегической необходимости.

Это в каком-то смысле объясняет то, почему правящие элиты США и Европы идут не только на самые дикие преступления, называя при этом их доблестью, и не только творят разнообразные подлости, объявляя их добродетелью, но также впадают в какое-то клиническое слабоумие, выдавая его за глубочайшую мудрость, проникающую в суть вещей. Современная западная элита поражает своей интеллектуальной недоразвитостью и предельно плоским, стереотипным восприятием реальности.

Интересно то, что разложение элементарного здравомыслия в западном обществе, вызывающее в массовом сознании некорректируемое умственное косоглазие, является уже не отклонением от нормы, а самой нормой, превращающей здравый смысл в девиацию. Ведь когда большинство называет чёрное белым, то всякий кто с этим не согласен – псих.

«Возьмем, к примеру, разложение, охватившее сферу политики, – писал в своё время Жан Бодрийяр. – Вместо того чтобы видеть в нём некий досадный эпифеномен, нечто, препятствующее нормальной социальной жизни, свидетельство испорченности тех или иных индивидов или институций, его, на мой взгляд, следовало бы рассматривать как модус функционирования нашего общества. Отклонением от нормального являются не сбои в работе системы — отклонением от нормального является сама её работа. А это значит, что порочно не разложение: порочен порядок, а разложение лишь доводит его испорченность до предела, до того состояния, при котором он становится пародией на самого себя».

Запад действительно стал пародией на самого себя. Точно так же, становится пародией на самого себя сошедший с ума человек. Поэтому западная неадекватность, остро проявляющаяся на фоне кризиса всего западного общества, требует длительной психотерапевтической коррекции в самом широком смысле этого слова. Иначе Запад может пойти по пути тех своих отдельных индивидов, которые, обвешавшись автоматами, регулярно устраивают кровавые бойни в школах, молодёжных лагерях или просто на улицах городов США и Европы.

При этом характерно то, что взять на себя нелёгкую, психотерапевтическую миссию западная правящая элита уже не способна. Иногда возникает такое ощущение, что в «западном дурдоме» главными сумасшедшими являются врачи и санитары. Очень многие там двинулись рассудком из принципиальных соображений, решив, что теперь т.н. «миссия белого человека» заключается в неадекватном восприятии реальности и соответствующем ему поведении.

Поэтому не удивительно то, что главным психотерапевтом Запада стал Владимир Путин. Как говорится, при всём многообразии выбора, на данный момент другой альтернативы нет.

Я долго не мог понять, зачем российский президент терпеливо, раз за разом проводит долгие беседы, ориентированные, прежде всего, на западных реципиентов, объясняя, в общем-то, простые, очевидные и понятные вещи. Какой в этом смысл? Спрашивал я себя. Всё же и так ясно.

И тут, слушая его недавнее выступление на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай», меня внезапно осенило. Так ведь это же типичный психотерапевтический сеанс! Это для адекватных людей всё, что проговаривает Путин – очевидные истины. А для тех, кто потерялся в сумерках собственного сознания это – удивительные откровения, которые даются с большим трудом.

Вся внешняя политика России последних лет это долгий и трудный психотерапевтический процесс, который в конечном итоге должен излечить Запад от его хронической неадекватности, в которую он впал после гибели Советского Союза.

В чём же заключается психотерапевтический метод Путина? Прежде всего, в том, что он гармонично сочетает продуманные психотерапевтические действия, применяемые в отношении «упоротых» реципиентов, с психоаналитическими, по сути, беседами, на которых он им объясняет причинно-следственные связи, обусловившие их проблемы.

К примеру, кто бы на Западе обратил внимание на неоднократно проговариваемую мысль российского президента о том, что американский гегемонизм это – зло, угрожающее всем без исключения (и даже самим США), если бы российская авиация не начала наносить ракетно-бомбовые удары по позициям террористов в Сирии? Да никто. А вот после того, как российские крылатые ракеты, пущенные с Каспия, поразили цели на расстоянии полутора тысяч километров, очевидная истина о вредности американского гегемонизма была мгновенно услышана в европейских и ближневосточных столицах. Причём, даже особо глухими.

На фоне успешной операции ВКС РФ тихие и вкрадчивые слова российского президента звучат крайне убедительно. Поэтому и впитывают их сейчас западные политики и эксперты. Ведь они знают, что то, о чём говорит Владимир Путин, имеет непосредственное отношение к действительной реальности. Причём той реальности, которая их касается непосредственно. Это не пустое бла-бла-бла, которое они слышат последние 25 лет из Вашингтона.

Владимир Владимирович, с психотерапевтической убедительностью поясняет: «попытки любыми средствами продвигать модель одностороннего доминирования… привели к разбалансировке систем международного права и глобального регулирования, а значит, есть угроза, что конкуренция – политическая, экономическая, военная – может стать неуправляемой». А «неуправляемая конкуренция», с учётом эффективности российской авиации, крылатых ракет, военно-морского флота и ядерных вооружений, способна огорчить западные страны до невозможности.

На Западе это наконец-то осознали. Да, Россия сейчас демонстративно, даже с определённым изяществом, избивает исламских экстремистов в Сирии, но мы то понимаем, на кого, прежде всего, рассчитана эта демонстрация силы. И дело тут не только в засуетившихся и заистеривших ближневосточных царьках. Российский кулак показан не только им.

Не зря Владимир Владимирович на Валдае обратил внимание на то, что Соединенные Штаты поступили крайне опрометчиво, в одностороннем порядке выйдя из Договора об ограничении противоракетной обороны. Ведь, как сейчас наглядно показала Россия в Сирии, совершенно непонятно кто больше от этого потерял. Тем более, с учётом того, что ракеты «Калибр», вероятнее всего, не первый и не последний высокотехнологический сюрприз, который ожидает США. А это означает, что руки у Москвы длинные, и при большом желании до горла врагов они дотянутся в любой точке мира. Являются ли в таких условиях чьи-то мечты о т.н. первом обезоруживающем ударе адекватными? Ведь очевидно, что российский президент намекает именно на это.

Друзья мои, говорит он, не стоит придаваться сладким, но крайне опасным для вашего здоровья иллюзиям относительно своего т.н. исключительного гегемонизма! Глупо разрушать стратегический баланс, в надежде изменить соотношение сил в свою пользу, «чтобы не просто доминировать, а иметь возможность диктовать свою волю всем: и своим геополитическим конкурентам… и своим союзникам. Это чрезвычайно опасный сценарий развития событий, вредный для всех, включая… и сами Соединённые Штаты» – подчеркнул Владимир Путин, выступая на Валдае. Вы же видите господа, что мы сможем легко достать любого. И нам, собственно говоря, всё равно, что вы там о себе возомнили. Так может лучше договориться?

Своими действиями и словами Владимир Путин терпеливо подводит Запад к очевидной мысли о том, что эпоха однополярного мира, если она и существовала, уже закончилась. Ситуация, когда одним – всё, а другим – ничего, теперь неприемлема. Точно так же, как неприемлемы военно-политические и торгово-финансовые «междусобойчики», к которым привыкли США и Европа. В противовес любому альянсу всегда найдётся другой альянс, а выкинуть себя с рынков Россия не позволит. Ведь ни для кого не секрет (тем более для Запада), что русские умеют драться. И при этом сейчас они драться готовы. Поэтому времена эпохи «открытых дверей» лишь для Соединённых Штатов безвозвратно прошли, точно так же, как и эра одного, «единственно правильного мнения».

В своих выступлениях, в расчёте на психотерапевтическое воздействие, Владимир Путин постоянно демонстрирует понимание того, как и зачем Вашингтон и его европейские вассалы совершают те или иные действия на международной арене, как бы намекая на то, что Россия в курсе происходящего, а её ответ может быть очень неожиданным и крайне неприятным. Поэтому, стоит ли дёргаться? Стоит ли мудрить там, где мудрить не стоит?

Надо отдать должное выдержке Путина, который совместил гибкость политического маневрирования последних пятнадцати лет, с целенаправленным сосредоточиванием России. Москва активно играла с Западом в прятки, чаще всего, подыгрывая ему, дабы он расслабился, а параллельно этому собирала и концентрировала силы. Социальные, интеллектуальные, технологические, экономические, финансовые и военные. Путинская Россия интенсивно готовилась к большой драке, исходя из того, что эта драка неизбежна. И теперь, из-за этой неизбежности она готова бить первой. Об этом Владимир Владимирович сказал прямо.

Только дураки ещё не поняли, что Россия уже не та, что была 15-20 лет назад. Россия другая. И она не вписывается в привычные советские или ельцинские шаблоны. Эти шаблоны уже разорваны. С их помощью её не понять. С их помощью её не оценить.

Точно так же только дураки ещё не поняли, что и США уже не те, что были 20-25 лет назад. Америка стала другой. Совсем другой. В силу субъективных и объективных причин Соединённые Штаты это — «хромая утка» большой геополитической игры. Основная часть американских сил уже уходит на то, чтобы казаться, а не быть. Многие в мире пока на это «ведутся». Однако «стратегия казаться» не может быть долгой. Как и любой простенький обман.

По сути, нынешняя российская политика направлена на разрушение американской «стратегии казаться» всемогущей мировой державой, которая позволяет США, как точно заметил Владимир Путин, «диктовать свою волю всем: и своим геополитическим конкурентам,… и своим союзникам».

Вместо американской стратегии единоличного диктата и доминирования российский президент не первый год предлагает стратегию равноправного сотрудничества и учёта интересов всех членов мирового сообщества независимо от их богатства, влияния и силы. В этом залог общей безопасности и стабильного развития.

Владимир Путин открыто предлагает русскую альтернативу ныне действующей американской концепции мирового порядка. Для Вашингтона мир это — вертикальная, пирамидально-иерархическая организация международного сообщества, на вершине которой находятся Соединённые Штаты и их европейские сателлиты. Для Москвы мир это — горизонтальная организация международного сообщества, в виде равноправных союзов тяготеющих друг к другу народов и государств, поддерживающих в целом мировой баланс интересов. Именно на достижении нового и справедливого миропорядка направлен в целом психотерапевтический метод Путина, который он изящно применяет в отношении «приболевших» Соединённых Штатов и Европы.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. виктор фоминых    

    ХОРОШАЯ ,УБЕДИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ.!

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.