shadow

Батальоны ищут огня

Демарш «Азова», «Днепра» и «Львова» может стать началом новой войны в Донбассе


shadow

Около 2 тысяч украинских силовиков вышли из-под контроля Киева. Об этом в среду, 28 октября, сообщил штаб ополчения Донецкой народной республики.

«По данным нашей разведки, группировки противника из подразделений „Азов“, „Днепр“ и „Львов“ в районе населенных пунктов Новгородское и Троицкое вышли из-под контроля Вооруженных сил Украины», — заявил замначальника штаба ополчения ДНР Эдуард Басурин.

Надо сказать, Киев никогда не мог похвастать железным контролем над добровольческими батальонами. Неслучайно в ноябре 2014 года прокурор украинской столицы Сергей Юлдашев назвал бойцов батальона «Айдар» «внутренней угрозой», и высказал опасения, что при случае они «могут совершить военный переворот». В итоге, на заседании Совета национальной безопасности (СНБО), которое состоялось по инициативе президента Петра Порошенко, было решено переподчинить добровольческие батальоны Национальной гвардии, армии и МВД, что и было сделано. Но контроля над «добровольцами» больше не стало.

В феврале 2015-го около двухсот бойцов «Айдара» блокировали здание Минобороны. Они потребовали объяснений от главы военного ведомства Степана Полторакапо поводу слухов о возможном расформировании их подразделения. В ходе акции бойцы начали жечь покрышки перед воротами министерства, перекрыли выезд с территории и даже попытались взять здание штурмом. Тогда глава МВД Украины Арсен Аваковобвинил «айдаровцев» в предательстве, но затея с ликвидацией «Айдара» была спущена на тормозах.

И вот — бойцы бывших добровольческих батальонов снова бунтуют. Только на этот раз демарш может иметь далеко идущие последствия.

С 1 сентября в Донбассе вступило в силу очередное перемирие, причем обе стороны и наблюдатели констатируют, что пока оно соблюдается. Такой политический курс «добровольцев» явно не устраивает.

Напомним, когда 31 августа Верховная Рада на внеочередном заседании приняла в первом чтении проект поправок в Конституцию о децентрализации, экстремистский «Правый сектор» *, на который во многом ориентируются праворадикальные группировки, еще до начала заседания начал блокировать правительственный квартал. Около тысячи человек, в основном из Радикальной партии Олега Ляшко, вышли на митинг под Верховной Радой, называя поправки «предательскими» и ведущими к «капитуляции перед Кремлем». После принятия поправок митингующие предприняли попытку штурма здания. Начались столкновения с силовиками, из толпы в правоохранителей бросили боевую гранату. В результате беспорядков погибли четверо силовиков, более 140 правоохранителей и гражданских лиц получили ранения различной тяжести.

Даже если нынешние «бунтовщики» не попытаются повторить этот сценарий в Киеве, их деятельность в Донбассе может послужить сигналом к новому витку войны.

Что стоит за нынешним бунтом в ВСУ, каким будет его продолжение?

— Бойцы бывших добровольческих батальонов не заинтересованы в развитии Минского процесса, и вообще в мире на Украине, — считает директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. — Их лидеры настроили соратников на войну до полного освобождения всех, как они считают, украинских территорий. Между тем, сейчас ощущается, что Минский процесс пусть вяло, но продвигается вперед. Такую атмосферу создают и высказывания Порошенко, и даже некоторые заявления премьера Арсения Яценюка. На праворадикальные силы это производит впечатление сдачи национальных интересов, готовящегося предательства. Поэтому в среде бывших добровольческих батальонов действительно зреет бунт. Они угрожают снести действующую власть. И показательно, что радикалы не получают жесткий ответ со стороны Киева.

Пока власть жестко отреагировала только на действия представителей националистической «Свободы» — именно член этой партии бросил гранату в правоохранителей 31 августа. Но тот же «Правый сектор» и агрессивная партия «Укроп», созданная олигархом Игорем Коломойским, действуют совершенно безнаказанно, хотя не скрывают своей установки: сносить действующую власть.

На мой взгляд, эти силы готовы пойти на любые провокации, лишь бы не допустить даже первых шагов в реализации Минских соглашений.

 — Насколько Киев готов противостоять экстремистам?

— Трудно сказать. В украинской власти много людей, которые разделяют взгляды правых радикалов. С другой стороны, насколько силен Порошенко, насколько он реально управляет Вооруженными силами, и насколько армия контролирует «добровольцев» — я судить не берусь.

Могу лишь сказать, что ресурс у радикальных сил имеется значительный, и прежде всего он связан с идеологической мотивацией. У армии нет внятной мотивации для ведения войны. А вот ультраправые мотивированы прекрасно — на это работает весь их идеологический бэкграунд. Плюс, к идеологии добавляется чувство безнадежности от грядущей мирной жизни.

Абсолютное большинство бойцов бывших добровольческих батальонов не имели работу до войны, и не имеют перспективы получить ее в мирное время. Во время боевых действий мародерство дает им шансы для удовлетворения минимальных материальных потребностей. А мир не дает им ничего.

На мой взгляд, эти люди представляют серьезную угрозу.

— Как выглядят возможные сценарии срыва радикалами Минских соглашений?

— На руках у этих людей имеется оружие, и они способны пустить его в дело на линии соприкосновения. Либо организовать рейды диверсионных групп в Донецк и Луганск, и спровоцировать ответные действия со стороны ДНР и ЛНР. Повторюсь: тысячи людей с оружием, мотивированные на войну — серьезная сила.

Проблема и в том, что украинское руководство занимает невнятную позицию. Киев одновременно говорит и о мире, и о том, что непременно вернет территории. Со стороны власти нет желания менять общественный настрой, в Киеве никто не говорит, что нужно учитывать интересы регионов.

Отсутствие у Порошенко внятной позиции оборачивается тем, что мало кто готов всерьез защищать президента. Тем более, новейшая история украинских силовых структур показывает, что Киев их может сдать — многие люди, которые защищали на Майдане законную власть, оказались под следствием или в заключении.

Порошенко это понимает, но общая ситуация от этого никак не меняется…

— Батальоны «Азов» и «Днепр» переформированы в полки украинского МВД, — напоминает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. — Насколько я понимаю, в данный момент бывшие добровольческие батальоны в значительной степени подконтрольны Киеву. Они согласились с тем, что их раскассировали по официальным силовым структурам, что у многих бывших батальонов сменились руководители. И никто не оспаривает права Порошенко снимать и назначить руководителей этих подразделений.

Но все сказанное не означает, что завтра бывшие добровольческие батальоны не выйдут из-под контроля. Другое дело, что у Киева может выйти из-под контроля и регулярная армия.

— Можно ли сказать, что бывшие добровольческие батальоны ориентированы на «Правый сектор»?

— Нет, нельзя. И те и другие нацисты, но у каждого своя банда. Если объяснять по-простому, они конкурируют за поля для грабежа. Каждый из них пытается найти себе регион, где имеются подходящие источники существования.

Например, «Правый сектор» устроил перестрелку с милицией в Мукачево за контроль над границей. Так же пытаются «работать» остальные экс-добровольческие батальоны — кто-то занимается контрабандой в прифронтовой зоне, кто-то контролирует города внутри Украины. Например, «Днепр-1» — это полк МВД, который фактически используется Аваковым для контроля над Харьковом. «Азов» — для контроля над Мариуполем.

Между этими формированиями имеется внутривидовая конкуренция, но условного Гитлера, который бы объединил всех украинских нацистов, нет. В результате мы имеем большое количество мелких атаманов — как в Гражданскую войну, когда «батьки» между собой выясняли отношения — кому в какой деревне базироваться.

Пока нынешние мелкие атаманы находятся в условном подчинении центральным властям, их внутривидовая борьба как-то регулируется Киевом. Понятно, что эти атаманы допускают много самовольства, но внешнюю лояльность центру они сохраняют. Когда же они перестанут подчиняться, мы в каждой области Украины увидим своего фюрера.

 — Этих фюреров устроят Минские соглашения, если они будут выполняться?

— Не устроят хотя бы потому, что соглашения предполагают ликвидацию всех незаконных вооруженных формирований, каковыми бывшие добровольческие батальоны, по большому счету, и являются. Вне зоны боевых действий они никому не нужны. Более того, если будет выполняться «Минск-2», не будет и Украины в нее нынешнем виде.

Минские соглашения атаманов категорически не устраивают, но это вовсе не значит, что они хотят продолжать войну.

Для них продолжающийся бардак на Украине — а лучше усиление бардака — идеальное пространство для существования. Только когда центральная власть разрушается, а потом вообще исчезает, бандиты чувствуют себя вольготно. Напротив, когда появляется сильная центральная власть, пусть нацистская, бандитам становится неуютно. Гитлер, напомню, перестрелял своих бандитов сразу как пришел к власти.

А поскольку украинские «добровольцы» в первую очередь бандиты, и лишь во вторую нацисты, они не хотят любого укрепления Киева…


* 17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистскими пять украинских националистических организаций: деятельность «Правого сектора», УНА-УНСО, УПА, «Тризуба им. Степана Бандеры» и «Братства» попали в России под запрет.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.