shadow

Меркель спрячется под забором

Сможет ли Европа побороть миграцию за счет строительства заградсооружений?


shadow

Европейские страны охватила лихорадка заборостроительства. Опережая друг друга, государства ЕС возводят на своих границах заградительные сооружения. Заборами они пытаются отгородиться от нескончаемого потока беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки.

В субботу, 17 октября, о строительстве очередного забора объявила Латвия. Глава латвийского МИД Рихард Козловскис заявил, что Рига намерена построить забор на границе с Россией протяженностью 90 километров. Забор стоимостью € 3,5 млн, пообещал министр, будет оснащен по последнему слову охранной техники — камерами видеонаблюдения и сенсорными системами. «Эта мера направлена на борьбу с нелегальной миграцией», — пояснил Козловскис.

Но латвийский забор (как и мелькнувший ранее проект эстонского забора, которым департамент полиции и погранохраны Эстонии предложил отгородить от РФ «две трети сухопутной границы») смотрится карикатурой на заградсооружения стран еврозоны, которые стали «проходным двором» для ближневосточных мигрантов. И прежде всего — в Венгрии.

17 октября, ровно в полночь, Венгрия официально закрыла границу с Хорватией. Кроме того, министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто объявил, что страна временно вводит пограничный контроль на границе со Словенией, чтобы остановить поток мигрантов, направляющихся в Германию и Австрию.

По его словам, в последние дни территорию Венгрии ежедневно пересекали 5−8 тысяч мигрантов, а всего с начала 2015 года в страну прибыло более 383 тысяч ближневосточных беженцев. В заявлении венгерского правительства говорится, что меры приняты, чтобы «защитить граждан Венгрии и стран Европы».

Венгерский забор ознаменовал наступление нового акта миграционной драмы. Потеряв возможность попасть из Хорватии в Венгрию, в минувшую субботу тысячи беженцев решили добраться до Германии через Словению. Что логично — Словения, как и Венгрия, входит в Шенгенскую зону, поэтому обычно контроль на словенско-венгерской границе отсутствует.

И Германия мгновенно отреагировала на волну людей, бегущих от хаоса на обширном пространстве между Египтом и Ираном. Берлин — экономический локомотив ЕС, идеолог Европы без границ, — объявил о намерении… построить забор! Об этом заявил глава профсоюза полиции ФРГ Райнер Вендт в интервью изданию Welt am Sonntag.

«Если мы всерьез намерены ввести пограничный контроль, нам необходимо построить забор вдоль немецкой границы. Я за то, чтобы мы это сделали», — объявил Вендт.

Он также выразил надежду, что возведение немецкого забора вызовет цепную реакцию. «Если мы, таким образом, закроем наши границы, Австрия тоже закроет свою границу со Словенией. Именно такой эффект нам и нужен», — пояснил глава профсоюза немецкой полиции.

…Помнится, в середине сентября, когда Венгрия первой из европейских стран построила заграждения вдоль границы с Сербией, венгерская полиция водометами и слезоточивым газом разогнала мигрантов, пытавшихся прорваться сквозь заграждения из колючей проволоки с сербской стороны. Европа тогда дружно венгров осудила. А генсек ООН Пан Ги Мун заявил, что подобное обращение с людьми, пытающимися получить убежище — неприемлемо.

Но теперь, похоже, даже Берлин и Вена начинают думать, что забор с колючей проволокой — лучшее средство от полчищ мигрантов, которых только за первые девять месяцев 2015 года на территорию стран ЕС прибыло более 710 тысяч.

Может, еще немного — и до Европы дойдет, что проще и дешевле не заборы строить, а помочь РФ навести порядок на Ближнем Востоке. Тогда, глядишь, и поток мигрантов иссякнет.

Что стоит за процессом «озаборивания» Европы, какие последствия он будет иметь для ЕС?

— Заборы вокруг европейских стран — признак политического разнобоя в ЕС, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — В идеале, европейцам нужно было бы договориться и построить забор всеобщий — вокруг всей Европы.

Понятно, Европа омывается морями, и морем может проникнуть масса беженцев — тут никакой забор не спасет. Значит, нужно усилить патрулирование территориальных вод пограничными кораблями. Это куда эффективнее, чем строительство национальных заборов.

Есть и другой выход — укрепление границы с внешней стороны, со стороны прилегающих государств. Этим путем в свое время пошла Россия. Москва на пространстве СНГ никогда не стремилась создавать внутренние барьеры, а призывала членов Содружества усиливать пограничный режим на собственных границах. Сейчас, например, границу с РФ активно укрепляет Таджикистан, а Киргизию приняли в Евразийский союз только с условием, что она наведет порядок на границе, воспользовавшись финансовой помощью России.

Но так происходило на южном и юго-восточном направлениях. А вот на западном направлении границы с РФ, Украиной и Белоруссией ударными темпами — и по собственной инициативе — обустраивали европейцы. Со своей, разумеется, стороны. Почему-то Европа считала, что основная масса мигрантов хлынет с постсоветского пространства. Жизнь показала, что это мнение было глубоко ошибочным.

— На что скорее согласится Германия: на строительство собственного забора или на поддержку России в Сирии?

— На мой взгляд, наведение порядка в Сирии не решает проблемы миграции в ЕС. Должен напомнить: ближневосточные мигранты наседали на Европу еще до падения режима Муаммара Каддафи. Но войны в Ливии и Сирии, и коллапс тамошних государственных структур, вызвали новую, куда более мощную волну миграции.

Да, если бы в Сирии сейчас закончилась война, значительная часть сирийцев, бежавших в ЕС, вернулась бы на родину. Но проблема в том, что в нынешнем потоке беженцев сотни тысяч выходцев из Афганистана, Пакистана, Албании, Ирака. И они-то никуда из ЕС возвращаться не собираются.

На деле, Европе, чтобы исправлять положение, нужно в корне менять миграционную политику. Я бы посоветовал европейцам использовать опыт Австралии.

Надо сказать, в Австралии очень жесткое миграционное законодательство. Защитить побережье от высадки нелегалов там физически невозможно — протяженность береговой линии составляет несколько тысяч километров. Поэтому австралийцы высадившихся мигрантов задерживают, и направляют в специальные лагеря.

Расположены эти лагеря зачастую на островах южной части Тихого океана — власти Австралии договорились об этом с рядом островных государств. В итоге получается, что нелегальные мигранты стремятся в Австралию — а попадают в суровый лагерь где-нибудь на задворках Папуа-Новой Гвинеи. За такой приют Австралия оказывает островным государствам экономическую помощь.

На мой взгляд, и Европе следует пойти по пути запрещения миграции. Миграция должна быть только легальной, через оформление пакета соответствующих документов. Необходимы, видимо, и лагеря для беженцев в «темных зонах» — например, на территории государств-претендентов на вступление в Евросоюз. Или европейцам стоит договориться с африканскими или латиноамериканскими государствами о размещении лагерей на их территории.

Но сейчас миграционной политикой в ЕС по-прежнему рулят либералы, которые считают, что всех беженцев нужно впустить и обогреть. Если так пойдет и дальше, забор, возможно, появится и вокруг Германии. Это действительно будет концом единой Европы.

— Миграционный кризис возник, потому что Европа заявила о готовности принять беженцев не только из Сирии, но и из Афганистана, а также ряда других стран, и создать им необходимые условия для жизни, — уверен президент фонда «Миграция XXI век», бывший заместитель директора ФМС РФ Вячеслав Поставнин. — Сейчас в ЕС у беженцев солидные льготы: им предоставляют жилье, денежные пособия.

На мой взгляд, политическое решение по приему беженцев было ошибкой руководства ЕС. Хотя понятно, почему такое решение все же было принято.

Европа поддержала «цветные революции» в Северной Африке и на Ближнем Востоке, борьбу против Башара Асада. А чтобы продемонстрировать, что она против диктаторов, но не против «угнетаемых народов» — Европа открыла границы.

Проблема в том, что европейцы не учли масштаба миграции, ими же спровоцированной. Все-таки разрыв в уровне жизни в ЕС и странах Ближнего Востока — колоссальный, и огромная масса людей тут же воспользовалась шансом «перепрыгнуть» в лучшую — европейскую — жизнь.

Какое-то время европейцы, следуя принципам гуманизма, терпели наплыв пришельцев. А потом перешли к нормальным фильтрационным мероприятиям. В частности, к строительству заборов на границах.

Вместе с тем, даже нынешнее количество мигрантов для 500-миллионной Европы — это капля в море. Основная часть беженцев из Ближнего Востока и Северной Африки находятся все-таки не в ЕС, а в Турции (2 млн человек), Ливане (1,5 млн) и Иордании (1 млн). Думаю, в конце концов, европейцы наладят работу с этими странами, и профинансируют соответствующие программы, которые позволят задерживать мигрантов именно там — на дальних подступах к Европе…

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.