shadow

Путин совершает круг почета под взорами Обамы

"The Wall Street Journal", США


shadow

Усиление хаоса в Сирии вполне устраивает российского президента. Повышение нефтяных цен порадует Москву и Тегеран.

Сегодня, когда Ближний Восток находится в состоянии хаоса, а российский режим разжигает страсти, президенты Барак Обама и Владимир Путин, соперничая между собой во время выступления в ООН, могли бы предложить какие-то новые глубокие идеи и концепции. Но то, что увидел мир, было совершенно предсказуемо.

Обама уже решил проводить политику отдаления от Ближнего Востока, и его банальности по поводу сотрудничества и власти закона весьма фальшиво прозвучали в зале заседаний Генеральной Ассамблеи ООН. Касаясь конфликта в Сирии, он заявил: «Мы должны признать, что после такого страшного кровопролития, такой резни не может быть возврата к довоенному состоянию». Однако все слушатели поняли, что Обама не намеревается подкреплять свои слова делами.

Путин, выступая в том же зале через час после Обамы, прибег к обычной для него критике НАТО и очевидной лжи. «Считаем огромной ошибкой отказ от сотрудничества с сирийскими властями, правительственной армией, с теми, кто мужественно, лицом к лицу сражается с террором», — заявил он. Путин говорил о национальном суверенитете, который очень важен для него, если это не суверенитет Грузии, Украины или какой-то другой страны, где он желает осуществить вмешательство.

Иными словами, речь Обамы была шаблонной, потому что он знает, что действовать не будет. Речь Путина тоже была шаблонной, потому что он знает, что будет действовать в любом случае.

Содержание речей не имело для Путина никакого значения даже до того, как он открыл рот. Первый раз он выступал в ООН 10 лет назад, потому что единственная уловка, при помощи которой он может оправдать свое правление в России, это предстать в виде большого человека на международной сцене. Заключенная им 10 лет назад дьявольская сделка с российским народом заключалась в том, что он обеспечивал ему благополучие, а народ отказывался от своих прав и демократии. Теперь нет ни того, ни другого. Все, что осталось Путину, это говорить о том, как он, находясь в окружении врагов, отстаивает величие России (создавать таких врагов он умеет мастерски). Теперь, когда его наступление на Украине идет ни шатко, ни валко, Путину нужны новые фронты. И он нашел их в Сирии и в ООН.

В таком свете самым большим из возможных призов была широко разрекламированная личная встреча между Обамой и Путиным. Единственное заявление по результатам этой встречи состояло в том, что США и Россия рассмотрят вопрос о совместной деятельности против «Исламского государства», или ИГИЛ. Нельзя сказать, что Путину очень нужно такое сотрудничество — для него главное, чтобы никто не помешал ему сохранить кровожадный режим Башара Асада.

Но российские средства массовой информации широко растиражировали фотографии, на которых два лидера сидят вместе, назвав это огромным триумфом Путина. Сразу после того, как было объявлено о проведении встречи, зазвучали речи о том, что доблестный Путин не просто противостоял и осуждал слабого Обаму и злобные Соединенные Штаты — он сделал это в Нью-Йорке, в логове зверя. Как только появились первые кадры, встреча стала огромным успехом для Путина и очередным поражением для американской внешней политики — а также для стабильности и демократии на Ближнем Востоке.

Каким бы благонамеренным и популярным ни был уход США из Ирака, как бы ни представлял Белый дом свои уступки Асаду в 2013 году, результаты явно оказались катастрофическими. Взгляните на карту Ирака и Сирии, и вы увидите, что усиление ИГИЛ стало логической реакцией на то, что американцы бросили суннитов в этих странах на произвол судьбы. Такая группировка как ИГИЛ не может добиться успеха без поддержки местного населения, в данном случае, суннитов, которые не видят иного способа защититься от шиитских сил Ирана и Сирии, уничтожающих их тысячами.

В международных делах, как и в шахматах, надо разыгрывать ту позицию на доске, которая складывается с началом игры. Критика в адрес Джорджа Буша, начавшего в 2003 году войну в Ираке, не отменяет тот факт, что в 2008 году не было массового кризиса беженцев и крупной армии ИГИЛ на марше. Поддержка «Аль-Каиде» ослабла благодаря переговорам с суннитскими группировками в провинции Анбар. Это была переломная политика, которая в той же мере способствовала ослаблению насилия, что и наращивание американской группировки войск.

Уход Америки и отказ Обамы сдерживать Асада уничтожили все шансы на безопасность. Люди вынуждены сражаться, бежать или гибнуть, и они делают все это в огромных масштабах. Важно помнить, что достигающие Европы волны беженцев бегут не от ИГИЛ. Они бегут от Асада, который полагается на активную поддержку со стороны Ирана, а теперь и России.

И никакие сделки этого не изменят. У Ирана и России есть свои замыслы в этом регионе, и мир в их планы не входит. Иран это главный в мире государственный спонсор терроризма. Путинская тактика ведения войны с террором в Чечне заключалась в ковровом бомбометании. Когда это не обеспечило ему успех, он подкупил самого жестокого полевого командира в этом регионе Рамзана Кадырова.

Продолжающаяся резня суннитов в регионе приведет к тому, что саудовцы будут наращивать свою поддержку, а из Пакистана, Афганистана и России туда поедут новые иностранные боевики. Такая ситуация даст метастазы, подобно раковой опухоли, что вполне устраивает Путина. Война и хаос создают новых врагов и дают ему больше возможностей предстать на российском государственном телевидении в образе крутого парня. Иранскому режиму конфликт нужен по аналогичным причинам, и поэтому он никогда не откажется от своего лозунга «Смерть Америке». Разрастание войны также приведет к росту цен на нефть, и Тегеран с Москвой понимают, какие преимущества они получат.

Возможно, такие последствия вполне приемлемы для Обамы, но он не может делать вид, будто никак не причастен к их созданию. Я тоже хотел бы жить в мире, где правит дипломатия и закон — в мире, где, по мнению Обамы, живем мы все. Но к сожалению, мы живем в другом мире. Власть и действия по-прежнему важны, а в таких местах как Сирия и Ирак власть без действий невозможна.

Путин в ООН не сказал ничего нового, потому что это ему не нужно. Он знает, что обладает вполне конкретными активами, которые эффективнее простых слов. У него есть танки на Украине, истребители в Сирии и Барак Обама в Белом доме.

Гарри Каспаров — председатель нью-йоркского Фонда прав человека (Human Rights Foundation), автор книги Winter Is Coming: Why Vladimir Putin and the Enemies of the Free World Must Be Stopped (Грядет зима. Почему надо остановить Владимира Путина и врагов свободного мира), которая выйдет в следующем месяце.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.