shadow

Замещение европейских наций


shadow

Эту революцию многие исследователи называют демографической катастрофой, поскольку европейский регион прекратил воспроизводство своего населения. К 2050г. без учёта иммиграции вместо нынешних 728 млн. европейцев континент будет насчитывать 600 млн., что равнозначно потере населения, проживающего сегодня в Германии, Польше, Дании Норвегии, Швеции и Финляндии вместе взятых. В последний раз такое значительное сокращение населения в Европе наблюдалось только во время эпидемии чумы 1347-1352 гг.

Особенно серьёзна ситуация в Германии (к 2050 г. населения может сократиться с 82 млн. до 59 млн. человек), в Латвии, Венгрии, Португалии. В тех же странах, где уровень рождаемости относительно высок (Великобритания, Франция, Швеция), он обеспечивается в основном за счёт мусульман. Как откровенно сказал когда-то директор отдела России и СНГ Германского совета внешней политики А.Рар, «мы на перепутье, и трудно сказать, куда это приведёт… Да, можно сказать, что “белая раса” вымирает… В открытую вести такие обсуждения пока сложно, потому что есть электорат».

Естественно, это ведёт к неспособности ЕС сохранить сложившуюся социальную цельность: рабочих рук скоро будет катастрофически не хватать, что уже ставит под вопрос само сохранение системы социального обеспечения. Пока в Европе ещё работают те многочисленные поколения, которые были рождены на демографическом буме после Второй мировой войны, но когда они уйдут на пенсию, система коренным образом изменится. Поэтому судорожные действия европейских политиков, направленные на повышение пенсионного возраста, пересмотр схем поддержки инвалидов и т.д., связаны с попыткой задержать на максимально возможный срок падение высокого уровня стандартов и потребления, за которым неизбежно последует его быстрый обвал.

Важнейшим условием его предупреждения и является постоянный и растущий приток иммигрантов. Как указывалось в одном из секретных докладов французского правительства ещё в начале 2000-х гг., у Европейского союза нет альтернативы призванию 75 млн. мигрантов. При этом французские эксперты признавали, какие это породит проблемы в создаваемом расовом обществе-гибриде. Однако европейские политики никогда не пойдут на изменения ситуации. Они будут делать красивые и смелые заявления о провале политики мультикультурализма, совершать показательные антииммиграционные акции, но не изменят свой курс, так как ставка на мигрантов – это стратегическая линия транснационального класса, отвечающая его коренным интересам.

К началу 2000-х гг. на европейском континенте ежегодно официально искали убежище около 400 тыс. человек, а через различные нелегальные каналы сюда стало выезжать более 500 тыс. человек. Общая же численность нелегалов в Европе к сегодняшнему моменту составляла от 5 до 7 млн. человек (и это приблизительные оценки, так как официально европейской статистики о численности нелегалов не существует). Наибольшее число незаконных иммигрантов сосредоточено во Франции, Германии, Италии и Испании, в каждой из которых насчитывалось до 1-1,5 млн., а ежегодно число возрастало на 100 тыс. Основной поток шёл и идёт из Северной Африки в Испанию, а другой – из Турции через Грецию, Албанию и Италию.

Рубежным для Европы в этом плане стал 2011 г. — год «арабских революций, когда только за первые девять месяцев было зафиксировано почти 113 тыс. пересечений границ ЕС. А уже в 2014 г. число беженцев, проникших в Европу через Средиземноморье, составило 626 тыс. человек.

Сегодня, по данным МОТ из 175 млн. мигрантов мира 56 млн. живут в Европе, из них 27,5 млн. осуществляют здесь экономическую деятельность. В некоторых странах Европы, например, в Люксембурге и Швейцарии, доля иностранцев в общем количестве рабочей силы достигает 25%. В основном они занимают рабочие места, не пользующиеся спросом местных работников: грязная, тяжёлая работа, не требующая квалификации, работа низкой и средней квалификации в сфере услуг, работа по уходу и обслуживанию в частной сфере, сезонные работы в хозяйстве и сфере туризма.

Многочисленный и практически неконтролируемый сегмент мирового рынка труда образуют нелегальные мигранты, которых по данным МОТ составляют около 1/3 всех международных мигрантов. Заняты они преимущественно в мелком или в теневом секторе экономики, масштаб которого растёт во всех странах. В Европе, по оценкам Еврокомиссии, он достигает в отдельных странах от 8 до 30% ВВП, а в целом по Европе – 20%.

Без учёта Восточной Европы, к странам с наибольшим теневым сектором относятся Греция (30–35%), Италия (27,8%), Испания (23,4%) и Бельгия (23,4%). Среднее положение занимают Ирландия, Канада, Франция и Германия (от 14,9 до 16,3%). Особенно быстро теневой сектор стал расти после кризиса 2008 г. Наиболее значимый сегмент его представляет наркоторговля, главной перевалочной базой которого является Косово. Наркоторговля охватывает крайне разветвленную сеть, в которую вовлечены косовские албанцы, болгарская и турецкая мафии, чешские курьеры, английские дилеры и мафия Италии, включая Соsa Nostra.

Но все они являются лишь низшим звеном наркомафии, представляющей собой влиятельную общеевропейскую межгосударственную структуру, имеющую крепкую опору в спецслужбах и выполняющую роль «невидимого менеджера» в правительствах европейских стран, активно воздействующего на их геополитику. И нелегальная миграция представляет в этом отношении для неё незаменимый ресурс, из которой в теневую армию перевозчиков рекрутируются всё новые члены, поставленные фактически в безвыходное положение.

Вследствие этих процессов в странах Европы происходит глубокая этнокультурная перестройка, при которой она всё больше становится похожа на «плавильный котёл» (концепция тотального национального и расового смешения, продвигаемая сионистским союзом через Израэля Зангвилля (Маршаллика) ещё с начала ХХ века — прим. ред.). Европейцев замещают другими этносами, которые, смешиваясь между собой, действительно образуют «нацию мигрантов» или «новых кочевников».
Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.