shadow

Мигранты «топят» Евросоюз

Что ждет ЕС, если даже Германия больше не справляется с проблемой беженцев?


shadow

В понедельник министры юстиции и внутренних дел стран Евросоюза провели внеочередную встречу, посвященную миграционному кризису, захлестнувшему Европу. Основная цель ее — убедить все страны Европейского союза согласиться на равномерное распределение беженцев по квотам, разработанным Еврокомиссией.

По предварительному плану, рассчитанному на 160 тысяч мигрантов, Германия должна была принять 40 тысяч, Франция — 30 тысяч, а например, Польша — 12 тысяч беженцев. Но в итоге министрам удалось согласовать план только по расселению 40 тысяч мигрантов. За каждого принятого беженца принимающая сторона получит единовременную выплату в размере 6 тысяч евро. Великобритания и Дания в распределении квот участия не принимали. Власти Дании уже заявили, что будут и дальше ужесточать миграционное законодательство, а британцы пообещали принять до 20 тысяч человек, но на своих условиях.

Что касается еще 120 тысяч человек, по ним решение будет принято только на следующей встрече 8 октября, так как на сей раз не удалось согласовать квоты. Как сообщают СМИ, главными противниками идеи равномерного распределения мигрантов стали страны Восточной Европы. Тем не менее, председательствующий в Совете Евросоюза глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн пообещал, что им удастся добиться намеченной цели — расселить еще 120 тысяч мигрантов в течение ближайших двух лет.

Но даже если об этом удастся договориться, 160 тысяч человек- это лишь малая часть общего потока. Только с начала 2015 года на территорию Евросоюза прибыло почти 500 тысяч беженцев, а ведь год еще не закончился.

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо, один из главных противников размещения беженцев, заявил, что в отличие от ситуации с Грецией, когда встречи проходили чуть ли не каждый день, руководство ЕС до последнего тянуло с созывом экстренного саммита потому, что боялось неудобных вопросов. «Саммит не хотят созвать потому, что услышали бы правду о том, что итальянские, французские и испанские истребители бомбили Ливию», — отметил премьер. По его словам, глава республиканского МВД Роберт Калиняк получил задание на заседании глав МВД ЕС отвергнуть систему принудительных квот по беженцам.

В отличие от «младоевропейцев», Германия до недавнего времени была одной из главных сторонниц приема и размещения беженцев на территории Евросоюза. Тех, кто не желает видеть мигрантов на своей территории, немецкие политики и руководство ЕС называли «жестокими» и «циничными». Канцлер Ангела Меркельнеоднократно говорила о том, что Германия — мощная страна, которая может справиться и с миллионом мигрантов.

Во многих СМИ проблема мигрантов освещается в соответствующем ключе. Вышла целая серия репортажей о том, какие бедствия терпят беженцы и о добрых европейцах, готовых безвозмездно принять их у себя в домах. Сама Ангела Меркель недавно посетила один из лагерей беженцев и делала селфи с его обитателями. На прошлых выходных по Европе прокатилась волна демонстраций, которые приветствовали мигрантов. «Беженцам здесь рады», «Никто не нелегал», «Откажемся от политики страха» — под такими лозунгами проходили выступления. Впрочем, на окраинах городов выступали противники миграции, а некоторые митинги, как, например, а Гамбурге, подверглись нападениям. Но эти кадры в телеэфир обычно не попадают.

5 сентября после телефонного разговора между премьер-министром ВенгрииВиктором Орбаном и Ангелой Меркель было принято решение разрешить скопившимся в стране десяткам тысячам нелегалов продолжить движение через Австрию на территорию Германии из «соображений гуманности». Однако, похоже, что, несмотря на благостные репортажи, и у немцев гуманность подходит к концу.

В воскресенье, 13 сентября Германия временно приостановила железнодорожное сообщение с Австрией, а также вернула контроль на границе. По данным Der Spiegel, правительство даже обсуждает возможность направить к границе военных. Хотя ранее Берлин критиковал Орбана, который также хотел привлечь армию для охраны границы.

«Эти меры направлены на то, чтобы сократить поток мигрантов и вернуться к нормальной процедуре регистрации приезжих», — заявил министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер. Возвращение пограничного контроля противоречит принципам Шенгенской зоны, которые предусматривают свободное перемещение, но в экстренных случаях такие шаги допустимы.

В понедельник Германия частично возобновила сообщение с Австрией, но вице-канцлер страны Зигмар Габриэль признал, что Германия приблизилась к максимуму своих возможностей по приему приезжих. Только с 4 сентября в Германию прибыли около 50 тысяч мигрантов. За одну субботу, 12 сентября, Мюнхен принял 12 тысяч беженцев. Властям Германии, которая разместила уже более 200 тысяч мигрантов, даже пришлось пересмотреть прогнозы на этот год. Немецким СМИ стало известно, что они увеличены с 800 тысяч до миллиона.

Неудивительно, что Ангела Меркель, наряду с президентом Еврокомиссии Жаном-Клодом Юнкером выступает за равномерное распределение мигрантов по всем странам Евросоюза. Но даже если Германии удастся сломить сопротивление некоторых членов ЕС, это вряд ли решит проблему в долгосрочной перспективе. Беженцы из Сирии, Ливии, Эритреи и других стран продолжают прибывать к границам Евросоюза десятками тысяч. Только накануне встречи министров стало известно об очередной катастрофе — корабль с беженцами перевернулся у греческого острова Фармакониси. Более 30 человек погибли, из них 14 — несовершеннолетние.

Пока не похоже, чтобы руководство Европейского союза нашло выход из сложившейся ситуации. Меры, которые предлагались до сих пор, только усугубляют ситуацию и увеличивают приток беженцев. И если Германия, может, и выдержит миллион беженцев, то о других странах ЕС, как обо всем Евросоюзе в целом, этого не скажешь.

— Внешняя политика Германии за последние несколько лет приобрела такой загадочный характер, что не хватает никаких аналитических способностей, чтобы понять, какие резоны стоят за тем или иным решением, — говорит директор Евразийского коммуникационного центра, политолог Алексей Пилько.- В нынешнем миграционном кризисе Германия также действует совершенно иррационально. Политикой максимальной открытости по отношению к мигрантам Берлин фактически разрывает Европейский союз.

Население Германии — более 80 миллионов человек, это одна из мощнейших экономик мира. Возможно, для этой страны не такая уж проблема принять до миллиона мигрантов. Но другое дело — маленькая Словакия, где население всего несколько миллионов, или даже Венгрия. Если в Словакию приедет миллион мигрантов, ее просто не станет. Начнутся процессы распада государственного организма.

Своей политикой Германия вызывает очень серьезное недовольство со стороны малых стран. А это недовольство было сильно и до миграционного кризиса. Ситуация вокруг Греции многим показала, что Берлин пытается диктовать другим странам ЕС свою волю, и его начали называть «диктатором Евросоюза». Нынешняя политика Ангелы Меркель только усугубляет критику и вызывает большие вопросы.

Нельзя сказать, что Германия — это страна под внешним управлением. Это было бы большим преувеличением. Но складывается впечатление, что Меркель окончательно запуталась в своих установках. Она делает судорожные движения, как пойманная рыба, которая пытается вернуться обратно в воду, но в итоге становится только хуже. В действиях Меркель никакой логики не прослеживается — только метание из стороны в сторону. Сначала заигрывание с мигрантами, потом попытки на административном уровне поставить барьеры. Это свидетельствует об отсутствии государственного мышления.

— Удастся ли Берлину и Брюсселю навязать странам Восточной Европы свою волю?

— Малые страны оказывают ожесточенное сопротивление попыткам распространить на них квоты по приему мигрантов, и их можно понять. Население этих стран — несколько миллионов. Куда им принимать беженцев? Они находятся в отчаянном положении.

Премьер Венгрии Виктора Орбана пытается хоть как-то остановить этот поток, например, ввести уголовное наказание за незаконное пересечение границы. Но люди просто идут вперед. Он же не может поставить на границе пулеметы и устроить кровавую баню. Экономика Венгрии и других стран не выдерживает наплыва людей, которые проходят через их территорию, тем более что не все идут дальше в Германию. В странах Восточной Европы и без того была не лучшая экономическая ситуация из-за плохой мировой конъюнктуры и российских контрсанкций. А тут им еще подбросили эту проблему.

В Евросоюзе наблюдается расслоение. Есть лидер — Германия, а есть малые страны — Чехия, Венгрия, Словакия, Греция, которые не хотят слушаться лидера. Проблема миграции для ЕС — это всерьез и надолго, и она будет только нарастать.

— Складывается впечатление, что европейские лидеры сами в растерянности и не знают, как решить проблему…

— Фицо в своем интервью правильно указал на то, почему саммит по мигрантам так долго не собирался. Многим странам ЕС будет очень неудобно признаться, что они сами виноваты в этом кризисе. Франция, Великобритания и Италия активно участвовали в бомбардировках Ливии. А войны в Ливии и Сирии, которые являются следствием, в том числе, политики крупных стран ЕС, стали причиной миграционного кризиса.

Чем не угодил Европе Муаммар Каддафи или Башар Асад? Если уж вы играете в геополитику, то делайте это так, чтобы европейские налогоплательщики не платили за это. Тем более, какие геополитические выгоды получила та же Словакия от того, что рухнул режим Каддафи? Никаких. Интегрированные в Евросоюз и НАТО страны вынуждены живыми деньгами платить по счетам совсем других государств, которые пытаются реализовать свои геополитические амбиции.

 — Сможет ли в итоге Евросоюз «переварить» беженцев, как было, например, после войны в Ливии?

— Это большой вопрос. На Ближнем Востоке идет серьезная война, в которую так или иначе вовлечены Сирия, Ирак, Ливан, Иран, Турция. Этот регион всегда был неспокоен, но такого системного кризиса не было еще никогда. Возникновению этого кризиса сильно способствовали Соединенные Штаты и некоторые государства ЕС. Чтобы так расшатать систему безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке, нужно было сильно постараться. С 2011 года началась вакханалия, когда пали политические режимы в Ливии, Тунисе, Египте, Йемене, в Сирии вспыхнула гражданская война. Такое впечатление, что лидеры Евросоюза и США думали, что Ближний Восток, где живут сотни миллионов людей, — это лаборатория для подопытных кроликов. Западные лидеры заварили эту кашу, а теперь умывают руки. Европейцы сначала уничтожили стабильные режимы, а потом удивляются, что к ним бросились беженцы.

Кандидат политических наук, преподаватель МГИМО Мария Апанович также считает, что решение Германии о приеме мигрантов было не до конца продуманным.

— У Германии есть возможность наладить прием большого количества мигрантов. Там существуют соответствующие институты, разработаны механизмы, есть программы по адаптации мигрантов. У них большой опыт в этом вопросе, поэтому риторика Меркель не удивительна.

С другой стороны, власти Германии, возможно, не до конца просчитали объемы мигрантов, которые устремились в страну. Они были вынуждены временно перекрыть границу с Австрией и сделать перерыв. Незадолго до этого Берлин объявил, что будет в ускоренном порядке рассматривать дела беженцев, чтобы во временных лагерях не скапливались большие массы людей. Раньше рассмотрение документов занимало до двух-трех лет. Весь этот период мигрантам приходилось находиться в лагерях, которые расположены вдалеке от крупных городов.

Германия планировала бросить дополнительный персонал, технику и бюджет на ускоренное рассмотрение документов. Но немецкие власти не до конца просчитали нагрузку на систему и на общество в целом. Они не были готовы ответить на вопросы: где и на что будут жить мигранты, сколько ежегодно потребуется тратить денег налогоплательщиков, чтобы их содержать, смогут ли эти мигранты пригодиться государству в качестве рабочей силы.

Все это не было просчитано. Скорее, это был политический жест на волне эффекта, который создали СМИ после публикации большого количества репортажей о том, как мигранты погибают, не добираясь до берегов Европы.

— Одни СМИ сообщают о том, что в Европе мигрантам рады, другие пишут о радикальных демонстрациях. Как на самом деле относятся в ЕС к беженцам?

— В любом обществе есть люди, которые испытывают сострадание к беженцам, хотят им помочь и облегчить их участь. И по всем нормам государства ЕС не могут не принимать беженцев, которые обратились к ним. Но с другой стороны, на протяжении последних лет праворадикальные движения все больше набирают популярность. Это оборонительная реакция общества против мигрантов, как потенциальных источников экстремизма и преступности.

Самым рациональным, на мой взгляд, было бы признать, что уровень преступности в Европейском союзе неизбежно повысится по объективным причинам. Даже те беженцы, которые получат официальный статус, не будут иметь возможности сразу начать работать. Они станут жить на пособия, при этом у них будет масса свободного времени и сил. Чем могут себя занять молодые работоспособные люди, которым нечего делать? Вполне возможно, что мелким хулиганством или преступностью. Повысится уровень мелких краж, региональной преступности.

Но я бы не стала говорить о террористической угрозе. В каждом государстве существуют спецслужбы. Наплыв беженцев ведь не возник внезапно. Это явление всех последних лет, и до сих пор немецкие и европейские спецслужбы хорошо справлялись со своими обязанностями. Беженцы, которые официально получают документы, проходят тщательную проверку. Что касается нелегальной иммиграции, она существовала и до сирийского конфликта, и будет существовать после. Думаю, у террористических организаций есть возможности перебрасывать своих сподвижников в те или иные страны, и это не зависит от нынешнего наплыва мигрантов.

Источник

Фото: Zuma/TASS

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.