shadow

Экс-премьер Азаров раскрыл тайны переворота на Украине

«Кто Яценюк с точки зрения Ахметова или Коломойского? Пацан, за которым никто и ничто не стоит»


shadow

Более полутора лет назад в Киеве победил Евромайдан. До сих пор многие обстоятельства трагических событий украинской зимы 2013/14 года остаются неясными. Кто убил на Майдане около 130 человек? Откуда там взялось оружие и кто они, эти загадочные «неизвестные снайперы»? Почему Янукович бежал из Киева? Мы побеседовали с непосредственным участником и очевидцем — бывшим премьером Украины Николаем Азаровым.

— Николай Янович, недавно вы с соратниками объявили о создании Комитета спасения Украины (КСУ). Почему этот комитет создан не сразу после госпереворота в Киеве, а только сейчас — спустя полтора года?

— Потому что любое дело должно созреть. Комитет был создан именно тогда, когда для этого созрели необходимые условия. Перевороту предшествовали три месяца абсолютно разнузданной пропаганды. Людям внушалось, что во всех проблемах виновато прежнее руководство.

Крыша ли обвалилась, нет отопления или зарплату не выплачивают — СМИ объясняли это тем, что «страну разворовали», «из страны вывезли эшелоны денег», «миллиарды вывели на зарубежные счета». Потом происходили события, связанные с Донбассом и Крымом. Они вызвали очередной виток истерии.

В этих условиях всё, что бы я ни сказал, работало бы против меня. Поэтому я занялся написанием своей книги. Работа была трудная, с учетом того, что я был оторван от материалов, архивов, помощников. Я каждый день общался с людьми, которые приезжали из Украины, и смотрел, как меняется ситуация.

— Как же она менялась? Появилось ли, на ваш взгляд, разочарование итогами Майдана?

— Постепенно там наступало прозрение. Валить все на предшественников уже не получалось. От людей не скроешь беспомощность, некомпетентность, развал экономики, бездарные военные действия.

В обществе начался медленный процесс переоценки происходящего, несмотря на зомбирующую пропаганду. Хотя эта пропаганда сделала свое гнусное дело: в обществе появились в громадном количестве отморозки, садисты, люди с отклонениями в психике. Они либо проявили себя в расправах с мирным населением, либо так, как 31 августа перед зданием Верховного совета, где более 100 работников правоохранительных органов попали в больницу с травмами, многие с тяжелыми.

Из досье «МК»: «31 августа у здания Верховной рады произошли беспорядки, инициированные радикальными националистическими организациями, в том числе «Правым сектором» и «Свободой». В ходе беспорядков в сотрудников правоохранительных органов была брошена боевая граната, взрывом которой были убиты три человека. Гранату бросил боец одного из добровольческих батальонов».

— Что, на ваш взгляд, продемонстрировали эти события у Верховной рады?

— Что в обществе есть достаточное количество негодяев, которые, чувствуя свою абсолютную безнаказанность, готовы применить силу против беззащитных людей. Ведь сотрудники правоохранительных органов не отвечали им стрельбой из табельного оружия.

Повторилась ситуация, которая у нас была на Майдане. Тогда в ребят из «Беркута» стреляли, забрасывали их бутылками с зажигательной смесью, а те, не имея табельного оружия, просто представляли собой живой щит.

Это в принципе недопустимо в любой цивилизованной стране. Потому что каждый, кто покушается на жизнь сотрудника правоохранительных органов, должен немедленно получить ответ. Я об этом как премьер-министр всегда говорил. Но почему-то наш президент в свое время придерживался другой точки зрения. А вот если бы дали как следует им по морде с самого первого раза, то не было бы таких тяжелых последствий.

«Четыре с половиной миллиарда долларов транша ушли на счета в офшорах»

— Вы говорите, что полтора года назад не было условий для создания КСУ. Сейчас они появились?

— Даже сейчас не все так просто. Степень зомбированности очень высока, негативное отношение к России, к демократии, к оппозиции глубоко укоренились. А эти люди, у которых руки по локоть в крови, будут теперь сражаться за свою власть отнюдь не демократическими методами. Я об этом везде говорю и стараюсь привлечь внимание прежде всего Запада, потому что Запад — покровитель этого переворота.

— Люди выходили на Евромайдан «во имя демократии». Как сейчас обстоят дела с демократией на Украине?

— В Украине сейчас уже несколько тысяч политических заключенных. Они не обладают абсолютно никакими правами. В Украине уже сотни исчезнувших людей, они просто испарились, как будто их и не было. Их забирают какие-то непонятные люди, и никто не может узнать, где они находятся. В Украине уже десятками насчитываются убитые активисты оппозиционных партий.

Мне на мою страницу каждый день пишут: «Николай Янович, вот вы призываете нас не молчать. Я один раз высказал свое мнение, и меня уволили с работы. У меня трое детей, как я должен их кормить?»

На своей станице в Фейсбуке я выложил видеозапись, присланную мне одной женщиной из Житомира, о том, как там расправлялись с палатками оппозиционного блока. Просто подошли молодчики и порезали палатки, сожгли весь агитационный материал и сказали: «Еще раз появитесь, уничтожим вас вместе с палатками». Вот что стало нормой в Украине.

— «Оппозиционный блок» — это Левочкин и компания?

— Не важно, кто это. Сейчас мы говорим о вещах принципиальных, концептуальных. Меня не интересует, кто в этом «Оппозиционном блоке». Важен сам факт: в центре города Житомира, прямо напротив здания областной администрации, разгромили две агитационные палатки. И сказали: «Не будет больше в городе Житомире никакой вашей агитации». Не важно, какой партии принадлежали эти палатки. Вот это — сегодняшняя Украина.

Во времена, когда я был премьер-министром, такого просто не могло быть. Стояли все палатки, раздавались любые агитационные материалы. СМИ меня изображали идиотом, я абсолютно не возражал против этого…

— Может быть, надо было возражать?

— Наверное, моя основная ошибка состоит вот в чем: я считал, что руководителей оценивают по их делам. Что если появляются новые мосты, школы, больницы — то люди сами должны это видеть. Мы за 4 года в 1,6 раза увеличили реальные доходы населения. Нигде такого не было. В 2012 году мы стали жить примерно так же, как Болгария и Румыния. Плохо живут Болгария и Румыния, но это страны Евросоюза. Мы вышли на их средний уровень жизни. Но зомбирующая пропаганда свела все наши успехи к нулю. А сейчас у нас средний уровень жизни упал опять к Бангладеш. Или даже ниже.

— Меняются ли сейчас настроения в обществе?

— Постепенно люди просыпаются. Потому что если при мне средняя зарплата в стране была 500 долларов, и я стеснялся об этом говорить, так как это недостойная зарплата, то сейчас она — 130 долларов. Средняя пенсия — порядка 40 долларов. Сейчас они должны поднять минимальную зарплату, и она будет составлять примерно 1 доллар в день. Вот такие результаты они сумели достичь за полтора года своего правления.

17р_1

Не говорю уже о колоссальных долгах. Им дают разные международные институты в совокупности достаточно большие деньги. Но эти большие деньги уходят как вода в песок. Недавно появился интересный материал о том, что четыре с половиной миллиарда долларов транша через аффилированные с Коломойским структуры просто ушли на его счета в различных офшорах. Но Коломойский не смог бы украсть эти деньги без Яценюка и Порошенко. Порошенко контролирует Национальный банк, там стоит тетя, которая у него раньше работала.

«Олигархи предали президента в разгар Майдана»

— Вы говорите о «зомбирующей пропаганде». Вы же ее видели, когда были премьером, ее видел президент. Почему же не возникла простая мысль, что ей надо что-то противопоставить?

У вас перед глазами был пример Грузии, там было то же самое. Относительно либеральный режим Шеварднадзе сменился после «революции роз» на проамериканский режим Саакашвили с разгонами митингов, убийствами, преследованием оппозиции. Можно было заранее догадаться, что у вас будет так же.

— В Украине так сложилось, что президент занимался вопросами безопасности, внешней политики, СМИ, а премьер — экономикой.

Мне выше головы хватало моих проблем. Это, конечно, ответственности с меня не снимает. Но у президента было целое управление, которое занималось работой со СМИ. Вопрос в том, кто у Януковича ведал этими вопросами. А это был глава администрации, некий Левочкин. Который, по сути дела, предал президента и активно участвовал в его свержении. Если информационная работа отдана на откуп предателю, то какой результат мы должны были получить на выходе? Это первое.

Второе. У нас государство в принципе отделено от СМИ, мы никакими СМИ не располагали, за исключением Первого телеканала и газеты «Урядовый курьер», то есть «Правительственный вестник». Все СМИ принадлежали олигархам, с которыми у президента были очень теплые, доверительные отношения. И они предали президента только в самый разгар Майдана.

Гадости они, конечно, и до того лили на нас, но считалось, что это демократия. Негатива было процентов 60, процентов 40 нейтральных публикаций, позитива практически не было.

К тому же мы ведь прошли уже не через один переворот. У нас был опыт «оранжевой революции», опыт переворота 2007 года. Этот опыт нас расслабил. Потому что эти перевороты не приводили к террору. Менялась власть, но оппозиция была, работала.

Мы даже представить себе не могли, что у нас в Украине могут установить цензуру, могут ликвидировать все оппозиционные издания, могут закрыть политические партии, могут сжечь центральный офис Партии регионов, могут разгромить ее офисы на местах. Мы же готовили соглашение о европейской ассоциации. Евромайдан осуществлялся с целью движения к европейским ценностям. Кто мог предположить, что события пойдут в таком направлении?

— Но пример Грузии был перед глазами. Лучше всегда учиться на чужих ошибках.

— Я о Грузии даже не думал. Что такое Грузия — три миллиона человек! Мы не думали, что у нас при таком громадном количестве людей, которые нас поддерживали, такое произойдет.

Безусловно, СБУ, которая должна была нас проинформировать и что-то нам подсказать, вовремя нас не сориентировала. Видимо, в результате того что там стояли некомпетентные и малограмотные люди. Когда мне стало ясно, что дело идет к государственному перевороту, я публично заявлял на заседаниях правительства, что «пора давать сдачи». Пора президенту использовать свои полномочия, пора государству себя защищать. «Тебя не для того избрали президентом, чтобы ты власть сдавал», — я это говорил и публично, и лично ему.

— Почему Янукович избрал именно такую тактику по отношению к Майдану, почему он его не разгонял? Почему силовикам давали противоречивые команды: то вперед, то назад? Начали разгонять — остановились, кого-то задержали — отпустили…

— Такой президент: шаг вперед, два назад. И, конечно, кураторы этого переворота, американцы, сделали все, чтобы запугать Януковича.

— В чем выражалось это запугивание?

— Говорили: «Если ты применишь оружие против «мирных» демонстрантов, то пойдешь в Гаагский трибунал. Станешь персоной нон грата».

— Он в результате и так стал персоной нон грата.

— Он же думал, что не станет. Думал, что сумеет мирно договориться. Подписал же соглашение, три гаранта — три министра иностранных дел свою подпись поставили. Разве он рассчитывал на то, что после подписей министров таких стран, как Франция, Германия и Польша, они его обманут. Что он выведет силы спецназа из Киева, а боевики захватят все правительственные здания. Где были те гаранты, когда все это происходило?

— А вы где были? Что ему советовали?

— Я к тому времени уже не был премьер-министром. Я же подал в отставку.

28 января меня все убеждали: президент, американцы, — что единственный мирный выход из ситуации — это создание правительства национального единства. То есть в правительство должна была войти оппозиция.

Путь для этого один: отставка прежнего правительства и формирование нового, где бы часть постов заняли представители оппозиции. Я сказал: хорошо, я не держусь за кресло. (Хотя в декабре-январе я дважды в Верховном совете получал вотум доверия, что по Конституции означало, что я мог год спокойно работать. Но всем было чихать на Конституцию, и американцам — больше всего.) Разоружите боевиков, уберите их из города, и я ухожу в отставку.

Договорились. Я написал Януковичу заявление. Он мог бы взять это заявление и сказать американцам (потому что американцы были хозяевами, этим клоунам, яценюкам и кличкам, говорить что-то было бесполезно): «заявление премьера у меня есть, как только уберете боевиков из города, я издам указ о его отставке». Но он же этого не сделал.

Он схватил мое заявление и тут же подписал указ о моей отставке. А боевики посмеялись над ним и сказали: «А теперь ты следующий». Они это сказали на Майдане сразу же после того, как узнали о моей отставке.

Раз глава государства дал слабину, они поняли, что можно дожимать. И американцы это поняли. Как Янукович мог в разгар таких событий предложить пост премьера Яценюку? Он же знал прекрасно ему цену. Знал, что это несамостоятельный человек, что он на 100% управляется американцами. Значит, американцы давали какие-то гарантии Януковичу.

— Давали, но не выполнили.

— Конечно.

«Олигархам никогда не нужен сильный президент»

— В чем выражалась их управляемость американцами?

— Как в чем? У них были кураторы, они ходили к ним за инструкциями в посольство. Почти каждый день, как на работу.

— Как произошел самый первый разгон, известный как «избиение детей», который вызвал такое огромное возмущение?

— Это была самая настоящая провокация. С одной стороны, наша обычная глупость, невнимание, разгильдяйство.

Акция затухает. На площади 10 палаток, в которых порядка 50 бомжей и несколько студентов коротают время. Вялотекущая акция. Понятно, что где-то рядом находится милиция, охраняет порядок. Рядовых милиционеров тоже было человек 20–30, не больше.

Неожиданно в три часа ночи приезжают журналисты с телекамерами, с осветительными приборами. Что им там было нужно в такое время?

Как только они приехали и установили свет, со стороны гостиницы «Украина» спустились человек 100 подготовленных молодчиков. Стали избивать этих милиционеров. Вытаскивали из костров горящие поленья, бросали в них. Милиция вызвала по рации подкрепление.

В этот момент умный человек, сидящий в руководстве, должен был бы подумать: «Что происходит? Зачем эти камеры, зачем освещение? Почему там вдруг оказались польские журналисты, и не только польские?»

Надо было защитить этих милиционеров, отогнать боевиков, но после этого сразу остановиться. Но приехал «Беркут», увидел побитых милиционеров и, не разбираясь, начал дубасить всех подряд. Боевики разбежались, а под горячую руку попали те, кто был в палатках. Разбили лицо польскому журналисту, еще кому-то. И эти кадры заполонили эфир не только украинского телевидения, но и европейского.

И это сработало, стали собираться люди «защитить студентов». А студентов на самом деле не было: я сразу же отправил в больницу комиссию, и выяснилось, что из 50 пострадавших всего двоих условно можно было отнести к студентам. А остальная братва вся была с Западной Украины. Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области, безработные, бомжи. Эта провокация и послужила спусковым крючком для развертывания всех дальнейших событий.

— Слышала, что и Левочкин в этой провокации поучаствовал.

— Конечно. Он в тот же день подал заявление об отставке, требовал смещения министра внутренних дел. Жена его была на Майдане. Он сам активно ходил, кричал, что нельзя было разгонять и т.д. Он 100% знал обо всем этом. Его телеканал «Интер» крутил все эти кадры. Формально его заявление не было принято, и он еще месяц продолжал болтаться в администрации.

— Януковича спецслужбы информировали о деятельности Левочкина?

Конечно. Но он считал, что все контролирует, и лучше, если этот человек будет у него под наблюдением, чем отправится в самостоятельное плавание.

Янукович сделал много вещей, непонятных и необъяснимых. Но мне не хотелось бы бросать в него камень, потому что сейчас его не бросает только ленивый. По поводу Левочкина у него была абсолютно вся информация. Он знал, что тот работает против него. Почему он не сделал необходимых выводов — трудно судить.

— Вы говорите, что олигархи предали Януковича. Почему? На них давили?

— Думаю, несколько факторов сыграли свою роль. Олигархам никогда не нужен сильный президент. Им нужен президент, об которого они могут вытирать ноги.

Когда президент начинает вмешиваться в их деятельность, то они сохраняют видимость лояльности, а на самом деле начинают работать против него. Выстраивание таких отношений — это чрезвычайно важный вопрос внутренней государственной политики. Януковичу, на мой взгляд, не удалось их выстроить. Он начал вести с этими олигархами совершенно недопустимую игру.

Где-то он им наступал на мозоли, где-то вел какие-то свои переговоры. А тут создалась такая ситуация. С одной стороны, вся Европа говорила о том, что раз это руководство Украины не подписало соглашение об ассоциации, значит, нужно другое. Они открыто мне это говорили: «Вы не подпишите — значит, подпишет другой премьер-министр». Олигархи сразу повернули нос по ветру: ага, Европа не хочет Януковича.

Второе. Янукович был гораздо сильнее Порошенко, Яценюка и т.д. За Януковичем стояла громадная Партия регионов, правительство, которое за 4 года сделало много полезного для страны. Со 100%-ной уверенностью можно было бы выиграть очередные выборы. И тогда олигархи оказались бы в еще более подчиненном положении. А тут можно привести непонятно кого к власти и диктовать ему свои условия.

Кто такой Яценюк, с точки зрения Ахметова или Коломойского? Пацан, за которым никто и ничто не стоит. Поэтому лучше иметь премьером его, чем Азарова, который может и послать. А Яценюк выполнит любое пожелание. Поэтому олигархи сразу же предали Януковича.

— В чем это конкретно выражалось?

— Я это видел по СМИ, которые им принадлежали. Я с ними со всеми имел соответствующие разговоры. Увидел, что они лицемерят, когда говорят, что не могут повлиять на свои СМИ.

Хотя нельзя сбрасывать со счетов и другое. Нуланд не зря говорила о 5 миллиардах долларов, которые США истратили на подготовку Майдана. Они вырастили целое поколение различных найемов, лещенко, портниковых, кошкиных — всю эту шушеру, которая именуется украинской журналистикой. За эти 20 лет были выращены пробандеровские, националистические СМИ.

В какой нормальной стране журналисты могут оперировать понятиями «вата», «колорады», «ватники»? Это говорит о невероятной степени дебилизма. Вы думаете, это придумал какой-то валенок, какой-то тупой бандеровец из села? Нет, в его мозги не придет такое. Это придумали те, кто на этом зарабатывает деньги.

— Кто же придумал это?

— Вы даже вопросы такие не должны мне задавать. Работая в СМИ, вы сами должны уже знать это. И понимать, как, например, развалили Советский Союз. Это же все не случайно делалось.

17р_2

— То есть вы считаете, что термин «колорады» придумали аналитики ЦРУ?

— Сто процентов! Это все достаточно умные люди придумали. И вы в России должны понимать, как это делается. Посмотрите, как полностью опорочили коммунистическую и социалистическую идею. Появилось даже ругательное слово «совок». А что в «совке» было плохого? Намного ли сейчас лучше? Я знаю, что в Советском Союзе была физиологическая норма потребления красного мяса (говядина, телятина, баранина) — 85 кг в год на человека.

— Его же не было, мяса…

— Это вам внушили, что его не было. Оно было. Продавалось, распределялось, выделялось, готовилось в больницах, санаториях, детских лагерях, столовых, профилакториях. Где угодно. И к этой физиологической норме шли очень долго. Мы достигли этой физиологической нормы где-то в 1986 году. А в США было 95 кг.

Сейчас в Штатах порядка 100 кг в год на человека, а у нас 36–37. В 1990 году в Украине было 25,5 миллиона голов крупного рогатого скота. А население было 50 миллионов. То есть на двух жителей Украины было по корове. А вы говорите, где мясо? Вот там мясо и было, и молоко, и масло, и маргарин. А сейчас — 4,5 миллиона голов. То есть в 6 раз меньше. Значит, кушают мяса украинцы в 6 раз меньше, чем во времена Советского Союза. А вы мне задаете вопрос: как же так?

В советское время был дефицит, в магазинах мяса не было. А сейчас зайдешь — есть любое. Ответ простой. Покупательная способность населения сейчас в Украине (в России то же самое) упала по сравнению с покупательной способностью советского человека. То есть хотел бы купить — а не могу.

— Какую же роль сыграли СМИ в последних событиях на Украине?

— Система оболванивания, зомбирования была грамотно внедрена. Вот в СМИ говорят: «отняли Крым». Подождите, говорю я. Крым-то отпал не потому, что его отняли, а потому, что вы переворот сделали.

Вы же под Корсунем-Шевченковским убили несколько крымчан, антимайдановцев, которые возвращались домой. Вы же хотели в Крыму сделать то же самое, что на Донбассе. Поэтому Крым сам поднялся.

Я знаю настроения в Крыму, там всегда 90% голосовали за Партию регионов. За Россию там всегда выступали почти 100%. Ведь с чего Донбасс начался? Недовольные Майданом, недовольные властью в Киеве захватили здание областной администрации и заявили, что будут отделяться от Киева.

Точно то же заявляли и во Львове. Они тоже захватили здание областной администрации и сказали: мы Януковичу не подчиняемся. Но Янукович же танки не посылал во Львов. А эти послали бронетранспортеры. Бронетранспортеры поехали в сторону Донецка. В Семеновке (это недалеко от Славянска) им дорогу преградили люди, местные жители. Просто мирные граждане. Сначала они переехали одного деда, просто раздавили его, а потом дали очередь. Убили несколько человек.

Когда об этом стало известно в Донецке, то ребята решили: мы так просто убить себя не дадим. Заняли здание СБУ, вооружились. Вот с чего все началось. Спрашивается: зачем же вы дали команду стрелять по безоружным людям? Но пропаганда это так подала, что это все «Рашка», что это все российские чеченцы, буряты или кто там еще. И стала раскручивать тему национальной ненависти и вражды.

Якобы все время нам, украинцам, не давали развиваться то царь, то коммунисты, то теперь Россия. Давно бы жили уже, как в Европе, но все время нас душат, давят. Это все падало на благодатную почву.

А какая благодатная почва? 24 года независимости — это были годы прозябания. После развала Советского Союза все упало резко вниз, и люди стали просто выживать. На чем пришел к власти Гитлер в Германии? Проиграли войну, репарации, безработица, кризис, 15 лет тяжелого выживания. И на этом фоне приходят фашиствующие элементы. То же самое в Украине.

«Переворот не мог бы осуществиться без предательства на всех уровнях»

— Вы на пресс-конференции сказали, что у вас уже есть полная картина того, что произошло на Майдане 18–20 февраля, когда погибло множество людей. То есть вы уже знаете, кто были эти таинственные снайперы?

— Какие же они таинственные, если существуют видеозаписи, как господин Пашинский (депутат Рады от «Батькивщины» Юлии Тимошенко — «МК») вывозит из гостиницы «Украина» на своем автомобиле снайперов и снайперские винтовки.

Почему до сих пор этот Пашинский не допрошен? Если в подъезде кого-то убили, а в этот момент из подъезда выходит человек с пистолетом, будет ли по нему проводиться следствие?

Уже появилось много документальных свидетельств о том, откуда стреляли. Стреляли из здания консерватории. Здание консерватории находилось под контролем боевиков Парубия. Там снайперы Януковича никак не могли бы появиться, если бы таковые даже были. Там была достаточно жесткая баррикада, через которую правоохранительные органы не проходили.

А когда наши агенты там появлялись, их сразу вычисляли, хватали и в пыточную тащили. У них гестапо было свое в киевской мэрии. Гостиница «Украина» тоже находилась под контролем боевиков Парубия. А из гостиницы, как абсолютно точно установлено, стреляли снайперы.

Нам ясно, что спецслужбы Запада вместе с этими негодяями, руководством Майдана, организовали эту провокацию для того, чтобы осуществить государственный переворот. Потому что в противном случае они должны были идти по соглашению от 21 февраля. А как разорвать это соглашение? Надо убить много народа, объявить Януковича в этом виновным и разорвать его на части, как Каддафи.

Что, Януковичу разве нужна была кровь? Если бы это было так, он давным-давно разогнал бы этот Майдан. Но он же этого не делал.

— Какую роль в перевороте сыграл Запад?

— Руководящую. Никакой Яценюк, Порошенко или Турчинов не решились бы пойти на переворот, если бы американцы им сказали: «Ребята, мы вас не признаем. Не трогайте Януковича». Куда бы они дернулись? Они же ручные.

— Почему Запад не стал ждать очередных выборов?

— А зачем же ему ждать, если так удачно все получалось? Они увидели, что Янукович колеблется, что Янукович нерешительный. Что на Майдан выходит 50–70 тысяч человек, боевики есть. Все созрело.

Каждый день они видят, что ситуация все больше накаляется, а Янукович ничего не делает. Напротив, он упускает бразды правления. Отправляет в отставку правительство. Любой нормальный силовик думает: если он так просто сдал премьера, то завтра он и меня сдаст. Будет силовик выполнять команды президента после этого? Не будет.

Вот и все, сразу же зашаталась власть. Переворот не мог бы осуществиться без предательства на всех уровнях. На уровне МВД, СБУ, правоохранительных органов Киева. Как только Янукович сдал правительство, пошел процесс разложения большинства в парламенте. То есть Янукович после сдачи правительства стремительно терял доверие.

17р_3

— Почему Янукович после подписания соглашения покинул Киев? Это дало основания говорить о его «бегстве» и развязало руки его оппонентам.

— У Януковича в Киеве не осталось силовых частей, на которые он мог бы положиться. Вот он 21 февраля подписал это соглашение, сидит в здании своей администрации, работает. Ему его сотрудники говорят: «Виктор Федорович, посмотрите в окно. Под вашим окном ходят боевики с автоматами». А в его охране 15–20 человек.

Ему также сообщили, что на Майдане выстраивается колонна вооруженных боевиков порядка 3 тысяч человек, чтобы идти захватывать здание администрации президента. Милиции никакой нет вообще. Он ее вывел в соответствии с соглашением. А те не стали выводить своих боевиков, хотя в соглашении это было прописано.

Ему говорят: «Посмотри, твоих-то нет. Они уже поехали кто в Крым, кто в Харьков, кто еще куда-то. А эти уже идут». Что делать?

Он уезжает на чужой машине, добирается до своей загородной резиденции. Боевики занимают здание администрации, видят, что президента нет. Едут в Межигорье. В Межигорье у Януковича стоят два вертолета и есть небольшая охрана, 40–50 человек.

Ему говорят, что порядка трех тысяч боевиков идут в Межигорье. А у него же были свои агенты среди этой толпы. Агенты ему доносят: в толпе есть специальная группа, которая должна тебя разорвать на части.

План был очень простой: народ, ворвавшись в Межигорье, увидев эту роскошь (хотя по сравнению с дворцом Пети Порошенко дворец Януковича достаточно слабенький), разрывает его на части, как Каддафи. Заодно и его семью.

Что оставалось делать Януковичу? У него есть абсолютно реальная информация, что так будет. Естественно, он собирается, берет с собой свое ближайшее окружение и улетает в Харьков. Ночью он прилетает туда. А поскольку мятежники уже захватили МВД, СБУ, уже полные хозяева ситуации, элита на местах начинает брать под козырек. И уже везде направляются команды: задержать. Революция.

Поэтому он из Харькова летит в Донецк, считает, что там более безопасно. Прилетает в Донецк, его в аэропорту пытаются задержать пограничники. Он вынужден выехать в Крым. А дальше начинается эта его двухдневная эпопея.

— Но он мог бы как президент закрепиться в Харькове или Донецке, призвать верные ему воинские части?

— Я считаю, что мог бы. В Харькове стояло много воинских частей, много специальных частей. И в Харькове было нормальное отношение к Януковичу.

Я считаю, он мог бы по крайней мере добиться стабилизации ситуации, возобновления переговоров и вернуться в Киев президентом. Я был в Харькове в тот же день, встречался там со многими, настроение у людей было боевое. Нужен был лидер, который твердо бы сказал: «Я президент, в Киеве переворот». Но он этого не сделал.

Источник

Фото MK

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.