shadow

Эксперимент французского врача Алена Бомбара


shadow

Ален Бомбар отправился в одиночное плавание, которое длилось 65 суток, с 19 октября по 23 декабря 1952 года. Предыстория его такова. Весной 1951 года Ален Бомбар, молодой врач-интерн ( А.Б. родился 27 октября 1924 года), только начавший свою профессиональную деятельность в госпитале французского порта Булонь, был потрясен количеством погибших моряков с потерпевшего кораблекрушение вблизи берега траулера «Нотр-Дам-де-Пейраг».

Траулер ночью, в тумане, налетел на камни прибрежного мола и разбился. Погибли 43 моряка. Утром, спустя несколько часов, их тела вытащили на берег и, что самое удивительное, все они были в спасательных жилетах! Именно это событие подтолкнуло молодого врача заняться проблемой спасения жизни людей, терпящих бедствие в море.

Бомбар задумался, почему так много людей становятся жертвами кораблекрушений? Ведь ежегодно многие тысячи человек погибают в море. И как правило, 90% из них гибнет в первые три дня. Почему это происходит? Ведь для того, чтобы умереть от голода и жажды, потребовалось бы гораздо больше времени. Бомбар сделал вывод, который позднее написал в книге «За бортом по своей воле»: «Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха!».

Французский врач Ален Бомбар. Фото: wikimedia.org

 

 

Ален Бомбар еще во время учебы заинтересовался проблемами выживания в экстремальных условиях. Изучив множество рассказов людей, оставшихся в живых после кораблекрушений, Бомбар убедился, что многие из них выжили, перешагнув через медицинские и физиологические нормы, определенные учеными. Некоторые оставались в живых на плотах и шлюпках, в холоде и под палящим солнцем, в штормовом океане, с крохотным запасом воды и пищи на пятый, десятый и даже пятидесятый день после катастрофы. Как врач, хорошо знающий резервы человеческого организма, Ален Бомбар был уверен в том, что многие люди, вынужденные расстаться с комфортом корабля в результате трагедии и спасаться на любых подручных средствах, погибли задолго до того, как их покинули физические силы. Их убило отчаяние. И такая смерть настигала не только случайных в море людей – пассажиров, но и привычных к морю профессиональных моряков.

Поэтому Ален Бомбар решил отправиться в длительное морское плавание, поставив себя в условия «человека за бортом», чтобы на собственном опыте доказать следующее: 1. Человек не утонет, если в качестве спасательного средства будет пользоваться надувным спасательным плотиком. 2. Человек не умрет от голода и не заболеет цингой, если будет питаться планктоном и сырой рыбой. 3. Человек не умрет от жажды, если будет пить выжатый из рыбы сок, и в течение 5-6 дней – морскую воду. Кроме того, он очень хотел разрушить традицию, по которой поиск потерпевших кореаблекрушение прекращался через неделю или, в крайнем случае, через 10 дней. По поводу первых двух пунктов могу сказать, что именно после плавания Алена Бомбара на всех судах, особенно на небольших и промысловых, наряду со спасательными катерами и шлюпками стали широко использваться надувные спасательные плотики разной вместимости – ПСН-6, ПСН-8, ПСН-10, (ПСН- плотик спасательный надувной, цифра – вместимость человек.) В отношении сырой рыбы – коренные жители крайнего севера – чукчи, ненцы, эскимосы, чтобы не заболеть цингой, всегда ели и едят не только сырую рыбу, но и мясо морских животных, восполняя этим недостаток витамина «С», который, как известно, содержится в различных овощах и фруктах.

 

 

Осуществить задуманный эксперимент было не так легко. Бомбар около года готовился к плаванию и теоретически, и психологически. Для начала он изучил множество материалов о кораблекрушениях, их причинах, спасательных средствах разных типов судов и их оснащении. Затем стал проводить на себе опыты, питаясь тем, что может быть доступно потерпевшему кораблекрушение. Полгода, с октября 1951 года, Бомбар провел в лабораториях Океанографического музея в Монако, исследуя химический состав морской воды, виды планктона, строение разнообразных рыб, которые могут встретиться в океане. Эти исследования показали, что от 50 до 80% веса рыбы составляет вода, при этом пресная, а плоть морских рыб содержит меньше различных солей, чем мясо сухопутных млекопитающих. Именно соком, выжатым из тела рыб, можно удовлетворить потребность в пресной воде. Соленую морскую воду, как показали его опыты, можно пить в небольших количествах, чтобы не допустить обезвоживания организма, в течение пяти дней. Планктон же, состоящий из мельчайших микроорганизмов и водорослей, как известно, является единственной пищей для самых крупных морских млекопитающих – китов, что доказывает его высокую питательность.

Друзей, горячо поддерживавших идею Бомбара и оказывавших всяческую помощь, было много, но были и скептики-недоброжелатели, а то и просто враждебно настроенные люди. Не все понимали гуманность идеи, даже называли ее ересью, а самого автора – еретиком. Судостроители возмущались, что доктор собирается пересечь океан на надувной лодке, которой, как они считали, нельзя управлять. Моряков удивляло, что совершить плавание хочет непрофессиональный моряк, человек совершенно не знающий теории судовождения. Врачи приходили в ужас, узнав, что Ален собирается жить дарами моря и пить морскую воду. Поначалу плавание задумывалось не как одиночное, а в составе трех человек. Но как всегда бывает, практика сильно отличается от теории, воплощение замысла от первоначальной идеи. Когда Бомбар получил сконструированную для плавания резиновую лодку размером примерно с легковой автомобиль, стало ясно, что в длительном плавании втроем там просто не разместиться. Лодка имела длину 4,65 метра, ширину – 1,9 метра. Она представляла из себя туго накачанную резиновую колбасу, изогнутую в форме вытянутой подковы, концы которой соединялись деревянной кормой. На плоском резиновом дне лежали легкие деревянные слани. Боковые поплавки состояли из 4-х отсеков, которые накачивались и спускались независимо один от другого. Двигалась лодка с помощью четырехугольного паруса площадью около трех квадратных метров. Бомбар назвал эту «посудину» символично – «Еретиком»! Никакого дополнительного оснащения в ней не было – только крайне небходимые компас, секстант, навигационные книги, аптечка и фотопринадлежности.

 

Доктор Бомбар на борту своего «Еретика». 1952 год. Фото: Getty Images

 

Ранним утром 25 мая 1952 года быстроходный катер отбуксировал «Еретика» как можно дальше от порта Фонвьей, чтобы лодку подхватило течение и не выбросило обратно на берег. И когда провожающие лодку суда ушли, а Бомбар и Пальмер остались один на один среди чуждой стихии, навалился страх. Ален пишет: «Он внезапно обрушился на нас, словно исчезновение последнего судна за линией горизонта расчистило ему дорогу… Потом нам еще не раз пришлось испытать страх, настоящий страх, а не эту мгновенную тревогу, вызванную отплытием. Настоящий страх – это паника души и тела, обезумевших в схватке со стихией, когда кажется, что вся вселенная неумолимо ополчилась на тебя». И преодоление страха не менее трудная задача, чем борьба с голодом и жаждой. В Средиземном море Бомбар и Пальмер провели две недели. За это время они не тронули неприкосновенный аварийный запас, обходясь тем, что давало им море. Конечно, было очень трудно. Но Бомбар понял, что его первый опыт удался, и можно готовиться к длительному плаванию. Однако Джек Пальмер, кстати, опытный яхтсмен, до этого совершивший одиночное плавание через Атлантический океан на небольшой яхте, но в изобилии снабженной всем необходимым, отказался дальше испытывать судьбу. Двух недель для него оказалось достаточно, его пугала мысль снова долгое время питаться сырой рыбой, глотать противный, хотя и полезный планктон, пить сок, выжатый из рыбы, разбавляя его морской водой.

Бомбар же твердо решил продолжить задуманный эксперимент. Сначала ему предстояло преодолеть путь из Средиземного моря до Касабланки, вдоль побережья Африки, затем от Касабланки до Канарских островов. И только затем плыть через океан путем, которым ходили в Америку много веков все парусные суда, в том числе и каравеллы Колумба. Этот путь проходит в стороне от современных морских трасс, поэтому трудно рассчитывать на встречу с каким-либо судном. Но именно это и устраивало Бомбара, так сказать, для «чистоты» опыта. Многие отговаривали доктора от продолжения плавания после того, как он на «Еретике» благополучно за 11 суток преодолел путь от Касабланки до Канарских островов. Тем более, что в начале сентября жена Бомбара Жинетта в Париже родила дочь. Но, слетав на несколько дней из Лас-Пальмаса в Париж и повидав родных, доктор продолжил последние приготовления к отплытию. 19 октября 1952 года, в воскресенье, французская яхта вывела «Еретика» из порта Пуэрто-де-ла-Лус (это порт столицы Канарских островов Лас-Пальмаса) на океанский простор. Попутный северо-восточный пассат уносил лодку все дальше от Земли. Сколько же невероятных трудностей пришлось испытать Бомбару!

В одну из первых ночей Бомбар попал в жесточайший шторм. Лодка полностью наполнилась водой, только могучие резиновые поплавки виднелись на поверхности. Надо было вычерпывать воду, но оказалось, что черпака нет, и воду пришлось два часа вычерпывать шляпой. В дневнике он записал: «До сих пор я сам не могу понять, как мне удалось, холодея от ужаса, продержаться таким образом два часа. Потерпевший кораблекрушение, всегда будь упрямей, чем море, и ты победишь!». После этого шторма Бомбар поверил в то, что его «Еретик» перевернуться не может, он словно акваплан или платформа как бы скользит про водной поверхности. Через несколько дней мореплавателя постигла другая беда – от порыва ветра лопнул парус. Бомбар заменил его на новый, запасной, но через полчаса очередной шквал сорвал его и унес в океан, словно легкого бумажного змея. Пришлось срочно чинить старый, да так и идти под ним все оставшиеся 60 дней.

 

 

Ни удочек, ни сетей, кроме планктонной, Бомбар не брал принципиально, как и положено потерпевшему кораблекрушение. Он соорудил гарпун, привязав к концу весла нож с загнутым кончиком. Этим гарпуном добыл первую рыбину – корифену-дораду. А уже из ее костей сделал первые рыболовные крючки. Хотя биологи пугали доктора перед отплытием, что вдали от берегов он не сможет поймать ничего, оказалось, что рыбы в открытом океане очень много. Она было непуглива, буквально сопровождала лодку во все время плавания. Особенно много было летучих рыб, которые в ночное время натыкались на парус и падали в лодку, и каждое утро Бомбар находил от пяти до пятнадцати штук. Кроме рыбы, ел Бомбар и планктон, который, по его словам, на вкус немного напоминает крилевую пасту, но имеет неприглядный вид. Изредка попадались на крючок птицы, которых он тоже ел сырыми, выбрасывая лишь кожу и жир. За время плавания около недели доктор пил морскую воду, а в остальное время – выжатый из рыбы сок. Пресную воду удавалось собирать в небольшом количестве в виде конденсата на тенте после прохладных ночей. И только в ноябре, после сильного тропического ливня, удалось сразу собрать около 15 литров пресной воды.

От постоянного пребывания во влажной среде, от соленой воды и непривычной пищи, на теле Бомбара стали появляться прыщи, причинявшие сильную боль. Малейшие ранки и царапины начинали гноиться, долго не заживали. Ногти рук совершенно вросли в мясо, под ними так же образовались гнойнички, которые доктор сам вскрывал без анестезии. В довершение кожа на ногах стала сходить клочьями, а на четырех пальцах выпали ногти. Но кровяное давление все время оставалось нормальным. Бомбар все время плавания вел наблюдения за своим состоянием и записывал их в дневник. Когда несколько дней подряд шел тропический ливень, и вода была везде – сверху и снизу, ею пропиталось все в лодке, он записал: «Состояние духа бодрое, но из-за постоянной сырости появилась физическая усталость». Однако палящее солнце и безветрие, установившиеся в начале декабря, были еще мучительнее. Именно тогда Бомбар написал завещание, так как потерял уверенность, что доберется живым до Земли. За время плавания он похудел на 25 килограммов, а уровень гемоглобина в крови понизился до критического. И все же он доплыл! 23 декабря 1952 года «Еретик» подошел к берегу острова Барбадос. Ему пришлось потратить около трех часов, чтобы обойти остров с восточной стороны, где был сильнейший прибой из-за рифов, и пристать к более спокойному западному берегу.

 

27 октября 1924, Париж — 19 июля 2005, Тулон

На берегу его поджидала толпа местных рыбаков и детей, которые тут же бросились не только рассматривать, но и растаскивать из лодки все вещи. Бомбар более всего опасался, чтоб не утащили его опечатанный при отплытии неприкосновенный запас продуктов, которые ему нужно было оставить нетронутыми для освидетельствования в первом же полицейском участке. До ближайшего участка, как оказалось, было не менее трех километров, поэтому Бомбару пришлось найти трех свидетелей, засвидетельствовавших целостность упаковки этого запаса, а потом уже раздать его местным жителям, чему они были очень рады. Бомбар пишет, что позднее его упрекали за то, что он не опечатал немедленно свой судовой журнал, свои записи, чтобы доказать их подлинность. Видимо, говорит он, эти люди не представляют «как чувствует себя человек, вступивший на берег после 65 дней, проведенных в полном одиночестве и почти без движений».

Так завершился этот удивительный подвиг во имя спасения жизни тех, кто оказывается за бортом не по своей воле. Плавание на «Еретике» и издание книги «За бортом по своей воле» были звездным часом Бомбара. Именно благодаря ему в 1960 году Лондонская конференция по обеспечению безопасности мореплавания приняла решение об оснащении судов спасательными плотами. Впоследствии он еще не раз предпринимал плавания с самыми разными целями, занимался изучением морской болезни и бактерицидных свойств воды, боролся с загрязнением Средиземного моря. Но главным итогом жизни Бомбара (А.Б. умер 19 июля 2005 года) остаются десять тысяч человек, которые написали ему: «Если бы не ваш пример, мы бы погибли!».

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.