shadow

Киев разыграл дисконтную карту

Погашение украинского долга России теперь зависит от МВФ


shadow

Киев не намерен возвращать Москве в полном объеме долг в $3 млрд. Фактически об этом в четверг, 27 августа, заявил украинский премьер Арсений Яценюк. По его словам, поскольку Россия не присоединилась к комитету кредиторов, она «не получит ни при каких обстоятельствах лучших условий, чем остальные кредиторы».

Поясним: ранее в тот же день, 27 августа, стало известно, что Киев достиг соглашения с Комитетом международных кредиторов. Как заявила глава украинского финансового ведомства Наталья Яресько, соглашение предусматривает списание $3,8 млрд (чуть менее 20%) долга из $19,3 млрд обязательств, которые находятся на руках у частных кредиторов. Выплата оставшихся $15,5 млрд будет перенесена на 2019−2027 годы.

При этом украинское правительство опубликовало перечень долговых обязательств, включаемых в реструктуризацию. В нем по-прежнему фигурируют еврооблигации на $3 млрд, которые были в декабре 2013 года выкуплены Россией за счет средств Фонда национального благосостояния.

Российский Минфин не раз официально заявлял, что считает предоставленный Украине кредит государственным, а не частным. Раз так, затеянная Киевом реструктуризация на российский долг распространяться не может.

27 августа глава ведомства Антон Силуанов вновь подтвердил: Россия будет требовать полного погашения долга в декабре 2015 года, не согласится на реструктуризацию, а в случае невыплаты — обратится в суд.

Напомним: размещение украинских евробондов, купленных Россией, проводилось на Ирландской фондовой бирже по английскому праву. При этом в проспекте эмиссии закреплены важные оговорки. Российская сторона, во-первых, может рассчитывать на приоритет в погашении долга при реструктуризации, во-вторых — на досрочное погашение долга, если госдолг Украины превысит 60% ВВП.

С формальной точки зрения, позиции России в споре с Украиной весьма убедительные. И если Киев откажется платить, Москва действительно сможет защитить свои интересы в судебном порядке. Но на практике ситуация осложняется тем, что спор Украины и России имеет не только экономическое, но и политическое измерение. Не исключено, что западные друзья Киева предпочтут в ходе разбирательства играть на руку украинским партнерам, и против РФ.

Как в реальности выглядят перспективы дела, вернет ли нам деньги Украина?

— Долг России не коммерческий, а суверенный, он возник после покупки нами украинских бондов, и носит совершенно другой характер, нежели частный долг, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — По условиям кредитного соглашения мы могли бы предъявить Киеву абсолютно законные требования о досрочном погашении долга, поскольку все макроэкономические показатели Украины резко ползли вниз. Но мы не стали усложнять жизнь украинцам, и тем самым способствовали успешному завершению переговоров Киева с пулом кредиторов.

В силу этих обстоятельств, ни на какой дисконт Украине рассчитывать не приходится. Погашение российского долга должно будет осуществляться на условиях, прописанных в базовом соглашении.

— Эти условия будут соблюдаться Киевом на практике?

— С учетом крайне непростых обстоятельств в финансовой системе Украины, нам придется вести по возврату долга отдельные переговоры. И, конечно, здесь возможны всякие неожиданности.

Тем не менее, думаю, эмоциями с украинской стороны дело и ограничится. Международный валютный фонд уже признал, что российский долг является суверенным, что он не входит в пакет договоренностей с частными инвесторами, и является самостоятельной проблемой Киева, которая должна быть урегулирована на отдельных условиях.

Поэтому, на мой взгляд, можно предположить, что погашение внешнего долга Украиной перед РФ будет рассматриваться МВФ как одно из условий исполнения обязательств Фонда по предоставлению Киеву нового транша кредита.

Словом, драматизировать ситуация преждевременно. Россия подтвердила свою позицию, и ждет ответной реакции Украины. Эта реакция осложняется, конечно, геополитическими обстоятельствами — продолжающимся кризисом на Юго-Востоке. Тем не менее, через какое-то время мы, скорее всего, увидим более ясную акцентировку в позициях — и Киева, и МВФ.

 — Почему украинское правительство официально включило $3 млрд российского долга в список обязательств, подлежащих реструктуризации?

— Внутреннее законодательство позволяет украинскому кабмину определять очередность погашения долгов, и настаивать на тех или иных условиях. Но это не значит, что эта очередность и условия будут признаны другой — российской — стороной. Если мы войдем с Киевом в переговорный клинч — есть международные суды, в которые мы можем обратиться. Например, Стокгольмский, Нью-Йоркский или Лондонский арбитраж.

Но лично я думаю, что до судов дело не дойдет. Долговые вопросы практически всегда решаются в пакете с другими вопросами. Украина наверняка будет сейчас выдвигать новые инициативы и по снижению цен на российский газ, и по пересмотру «газовой» задолженности перед РФ. Киев может, кроме того, выдвинуть и дополнительные политические условия в связи с ситуацией в Донбассе.

Другими словами, Киев будет настаивать на том, что выплата долга в $3 млрд связана с большим количеством других вопросов. Наша же переговорная тактика будет заключаться в том, чтобы «отделить мух от котлет», и решать обозначенные вопросы по отдельности.

В целом, на мой взгляд, нам нужно настраиваться на тяжелые и вязкие переговоры. Многое на них будет зависеть от контекста — внутриэкономического состояния Украины и ситуации в Донбассе. И надо понимать: прочность нашей нынешней позиции не означает, что подвижек со стороны РФ на этих переговорах не будет — например, по газовой проблеме.

— Можно ли сказать, что если Киев не вернет нам суверенный долг, МВФ не перечислит ему следующий транш?

— МВФ дал понять, что будет учитывать, как Киев урегулирует долговой вопрос с Россией. А как именно учитывать — это внутреннее дело самого Фонда. Теоретически, он может вообще не перечислить Украине очередной транш. Но, скорее всего, денег МВФ украинской стороне все же даст, учитывая политические обстоятельства дела, но сумма может оказаться меньшей, а следующий транш может быть вообще заморожен.

На деле, возврат долга России — это вопрос финансовой репутации Украины. Возможно, сегодня в украинском правительстве кое-кто этот фактор не вполне адекватно оценивает. Но по большому счету, для страны было бы выгоднее урегулировать спор с РФ.

Если МВФ вторично заявит, что долг РФ — суверенный, и Киев должен по нему договориться, для многих участников большого процесса по реструктуризации украинских долгов это будет недвусмысленным негативным сигналом. Киев в этом случае лишится и новых займов, и возможности реструктурировать старые.

— Киев может вместо денег предложить нам какие-то активы, нам интересен такой вариант?

— На Украине и сейчас достаточно много интересных активов. К тому же в «незалежной» рано или поздно будет запущена программа приватизации, и какие-то объекты из нее могут быть нам предложены в счет погашения долга. Но проблема заключается в оценке рыночной стоимости этих активов, и в их независимом аудите. Именно поэтому на такие «взаимозачеты» министерства финансов стран, как правило, не идут.

 — Сколько времени займет урегулирование долгового вопроса с Украиной?

— Думаю, в течение трех лет этот вопрос может быть окончательно решен. Хотя, вполне возможно, это потребует меньше времени — около года — поскольку в данном случае вопрос, с правовой точки зрения, совершенно прозрачен.

Впрочем, риски невозврата этих денег, думаю, тоже заложены в проектировках Минфина. Но неплатеж суверенного долга — это нарушение финансового обычая, принятого в мире. Как говорится, долг платежом красен. Поэтому мы, безусловно, будем настойчиво добиваться возврата этих средств.

— Дефолт по российскому долгу может закончиться для Киева тем, что МВФ пересмотрит условия предоставления финансовой помощи украинской стороне, — считает и президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. — Именно потому, что это долг страны перед другой страной, а не перед какими-то коммерческими структурами.

Поэтому попытка премьера Яценюка включить российский долг в список частных долгов «незалежой» — решение политическое, а не экономическое. Другое дело, как на эти маневры Киева будет смотреть МВФ. Есть большие подозрения, что сквозь пальцы.

Думаю, в случае затруднений РФ обратится в международный арбитраж. Благо, прецедентов в пользу государств-кредиторов в судебной практике хватает. Например, все суверенные инвестиции, которые осуществлялись в фонды Саудовской Аравии, Сингапура, Норвегии, сегодня приравниваются к государственным. Поэтому, на мой взгляд, Киеву нет смысла доводить дело до суда. С другой стороны, денег на выплату $3 млрд до конца текущего года у Киева тоже нет.

Яценюк переводит стрелки на Януковича

Премьер-министр Украины призвал Россию принять предложенные условия реструктуризации украинского долга, либо «требовать деньги с тех, кто их брал». Имеются в виду, видимо, бывший президент Украины Виктор Янукович и бывший премьер Николай Азаров.

«Могу передать публичный совет: те, кто брал деньги, получили политическое убежище в Российской Федерации, пусть у них требуют деньги. Либо пускай вернут их сюда, и мы с большим удовольствием проведем процессуальные действия по каждому из тех, кто получал деньги и разворовывал средства украинского государства», — сказал Яценюк в пятницу, 28 августа, на заседании правительства.

Премьер также подчеркнул, что «лучших предложений для России не будет».

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Фото: YAY/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.