shadow

Финансовый кризис: возможность все более отчетлива


shadow

Падение на китайском фондовом рынке в июне 2015 г. было предвестником масштабного снижения мировых фондовых индексов в конце августа.

Хотя затем рынки и развернулись, отыграв в значительной степени потери, участники понимают, что существует угроза вторичного, более глубокого падения некоторое время спустя (как это иногда бывало раньше).

Указанные события были ожидаемы, поскольку масштабная накачка ликвидности со стороны центральных банков ведущих стран в ходе борьбы с последним финансовым кризисом привела к избытку средств в мире, которые ищут сфер для вложений. В условиях дешевизны процентных ставок это приводит к объемным вложениям финансовых ресурсов в различные активы (в первую очередь акции), что вызывает неоправданный рост их цен и ведет к перегреву рынков, повышая вероятность очередного финансового кризиса. «Мы находимся в гигантском пузыре активов, который может лопнуть в любой момент» — считает крупный финансовый инвестор М. Фабер.

Участники рынка начинают также более активно использовать кредитное плечо, которое отражается в увеличении показателя т.н. «маржинального долга» — «margin debt», показывая формирование больших пузырей внутри финансовой системы, и говорит о формировании потенциала по ее дестабилизации. Обратим внимание при этом на те падения, которые следовали после роста указанного показателя в прошлом.

Подчеркнем, что американский фондовый рынок по ряду показателей в настоящее время находится на уровне, превышающем свои предкризисные перегревы прошлого – пузыря технологических акций «dotcom» 2000-2001 гг. и ипотечного пузыря 2005-2007 гг.. Напомним, что после обоих пиков произошло масштабное падение котировок.

Отметим также, что показатель P/E превышает свои предкризисные пики и для мира в целом, что, естественно, говорит о растущих рисках обвала.

Рост пузырей также проявляется в другом показателе, который имеет большой потенциал по дестабилизации финансовой системы – крайне высоком уровне производных финансовых инструментов.

Так, для крупнейших американских банков top-5 соотношение «деривативы/активы» составило более 30 раз, что фактически почти на 30% превышает предкризисный свой максимум (2007 г.). При этом для банков top-25 соотношение «деривативы/активы» составляет 22 раза и также превышает предкризисный уровень на 45%. У отдельных банковских холдингов этот разрыв часто составляет свыше 50 раз, что заставляет со всей тщательностью подойти к оценке устойчивости их балансов и уровня рисков финансовой системы в целом. Действительно, рост объемов деривативов у банков может быть следствием «оптимизации» балансов, попыток минимизировать риски и т. д. Однако следует помнить, что подобные аргументы, обосновывающие быстрый рост деривативов, приводились и до кризиса 2008 г., но в итоге именно деривативы усилили развитие кризисных процессов. Напомним, что известный американский инвестор Уоррен Баффет еще в 2002 г. заметил, что деривативы являются бомбой замедленного действия и позже назвал их финансовым оружием массового поражения.

Причем у финансовых кризисов отмечается своя особая периодичность – 6-8 лет, не совпадающая при этом с очередностью известных циклов («кондратьевский» и др.).

Получается, что эти кризисы, будучи не четко связаны с реальной экономикой, все равно имеют свою жесткую периодичность. Это дает возможность предположить либо свою собственную периодизацию циклов в финансовой сфере, либо их искусственный рукотворный характер, при котором они провоцируются для решения неких системных задач (передел сфер влияния, собственности и др.).

Согласно указанным циклам, 2015-2016 гг. могут стать годами серьезных финансовых осложнений в мире. По мнению другого известного финансиста Д. Роджерса, «в течение ближайших 1-2 лет мы увидим огромные проблемы на мировом финансовом рынке». При этом многие международные эксперты считают, что падение рынков может составить даже более 50% и его наступление лишь дело времени, поскольку фундаментальные перекосы не устраняются, а лишь обостряются.

Напряжение, уже отмечающееся на отдельных рынках, заставляет некоторых ведущих участников создавать антикризисную «подушку безопасности», которая может позволить пережить финансовые потрясения и сохранить свои позиции в условиях возможных кризисных обострений. Так, Китай за последний месяц (июнь) резко и масштабно (более чем на 50%) увеличил свои золотые запасы.

Аналогично и Россия наращивает свой золотой запас. Более того размер золотовалютных резервов России сейчас превышает величину всей рублевой эмиссии (денежной базы) почти в 2 раза. По этому критерию рубль находится в категории обеспеченных валют (о чем необходимо напоминать рынку). Более того, западные эксперты также указывают на это обстоятельство, говоря, что «Россия – страна с валютой обеспеченной золотом», и лишь вопрос времени, когда она это преимущество реализует.

Угроза провалов на рынках, в случае их материализации, в состоянии привести к масштабным экономическим и геополитическим изменениям в мире, а потому требует специальных мер, которые были бы адекватны остроте возникших вызовов. Очевидно, что находясь в эпицентре указанных сдвигов и будучи их первопричиной, США при этом могут предпринять любые меры для сохранения своего прежнего положения (статуса-кво). В этой связи России также следует быть готовой к созданию механизмов, минимизирующих внешние шоки (ограничивая движение «горячих денег», дестабилизацию валютного рынка и др.), а также к использованию иных мер, которые обеспечат ей запас геоэкономической и геополитической прочности необходимый для расширения ее системообразующей роли в новых условиях.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.