shadow

Капитал: бегство с препятствиями

Почему стоит ввести ограничения на трансграничные операции?


shadow

В Центробанке РФ зреет раскол по вопросу ввода ограничений на вывоз капитала. Такой вывод можно сделать из заявления первого зампреда ЦБ Дмитрия Тулина. В четверг, 13 августа, он выступил за смягчение монетарной политики, целевое кредитование промышленности, а также «поставил под сомнение политику отказа регулятора от ограничений на движение капитала», — сообщает агентство Bloomberg.

Такая позиция кардинально расходится с политикой главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. И, возможно, высокий отток капитала при низких нефтяных ценах заставит российские власти всерьез задуматься о смене ориентиров денежно-кредитной политики.

Правда, еще месяц назад глава Минэкономики Алексей Улюкаев оптимистично заявлял, что ведомство планирует пересмотреть прогноз по годовому оттоку капитала из России. Официальный прогноз министерства по 2015 году — $110 млрд. «Но мы считаем, что есть основания его пересматривать в сторону понижения, и вероятно, это будет $90 млрд с небольшим за год», — сказал Улюкаев.

Отметим, что вывоз капитала в 2015 году в $90 млрд оценивает и сам Центробанк. По данным регулятора, за первое полугодие отток составил $52 млрд. По оценкам Внешэкономбанка, этот показатель существенно замедлился еще в мае — до $6 млрд с $13 млрд в апреле. Тогда главный экономист ВЭБа Андрей Клепач объяснял это укреплением курса рубля и минимальными выплатами по внешнему долгу.

Впрочем, сейчас некоторые аналитики отмечают, что замедляется чистый отток капитала, а теневой, напротив, растет. И что показатели по оттоку 2015 года стремятся, скорее, к рекордным значениям 2014-го. Напомним, в прошлом году, по данным Банка России, чистый отток капитала из страны составил $151,5 млрд, и вырос по сравнению с 2013 годом в 2,5 раза (с $61 млрд).

Косвенно в пользу этой версии говорит резко возросший отток средств из фондов, инвестирующих в российские акции. По данным Emerging Portfolio Fund Research (EPFR), с 6 по 12 августа текущего года он составил $76,2 млн. Между тем, всего неделю ранее этот показатель пребывал на отметке всего $9,7 млн.

Говорит это об одном: инвесторы не видят смысла вкладывать в Россию, значит, можно ожидать ускоренного вывода средств из российских активов. В этой ситуации введение барьеров на пути вывозимого из страны капитала, по мнению ряда экспертов, — например, советника президента РФ, академика РАН Сергея Глазьева — сыграло бы на руку российской экономике.

Впрочем, первые сигналы, что ЦБ РФ вот-вот введет временные ограничения на движение капитала в случае усиления оттока денежных средств из России, появились годом раньше — в сентябре 2014-го. Однако вскоре на сайте ЦБ появилось сообщение о том, что регулятор не рассматривает возможность введения каких-либо ограничений трансграничного движения капитала. А первый зампред ЦБ Сергей Швецов (у Эльвиры Набиуллиной пять первых заместителей, — «СП») в интервью Bloomberg заявил, что Банк России собирается «укрепить финансовую систему после санкций» из-за украинского конфликта «без возвращения к контролю за движением капитала, от которого отказались восемь лет назад».

Как на деле относятся российские власти к введению ограничений на движение капитала, может ли эта мера спасти экономику РФ?

— Ограничение движения капитала — это мера, к которой прибегают развивающиеся страны, когда экономика сталкивается с прогрессирующим оттоком капитала, и необходимо выправить ситуацию с торговым балансом, — отмечаетруководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Кстати, и в рекомендациях Международного валютного фонда (МВФ) абсолютно не исключатся ввод таких ограничений, если экономика попала в жесткую ситуацию с валютным курсом.

Когда в 2014 году начались панические настроения, что Федеральная резервная система (ФРС) США вот-вот резко поднимет ключевую ставку, и капитал из развивающихся экономик уйдет в развитые, МВФ в ряде специальных докладов дал необходимые разъяснения. Суть их сводилась к тому, что если денежные власти отдельных стран считают, что у них нет других путей, кроме как ограничить движение капитала — это нормальное решение. Но, подчеркнул МВФ, нужно иметь в виду: эта мера будет иметь долговременные негативные последствия.

Рано или поздно такое решение неизбежно бьет по национальной валюте, поскольку делает ее курс недостаточно гибким, чтобы подстроиться к колебаниям валютного рынка. И требуется большое искусство управления всей денежно-кредитной политикой, чтобы свести негативные последствия к минимуму.

Другими словами, табу на введение ограничений на движение капитала не существует, но с этим инструментом нужно очень аккуратно обращаться.

И вот что крайне важно. У МВФ есть в этом случае одно рекомендательное исключение: если у вас курс национальной валюты плавающий, то режим ограничения на движение капитала несовместим с этим курсом чисто экономически. Поэтому денежные власти должны выбирать: либо плавающий курс и отсутствие ограничений по движению капитала, либо ограничения и фиксированный курс, или же курс в некотором «коридоре» колебаний.

«Коридорный» курс был и у рубля — до начала 2009 года. Но закончился он бесславно — многоступенчатой девальвацией российской национальной валюты в 2009—2010 годах, с потерей 220 млрд долларов золотовалютных резервов страны. Фактически, тогда было «съедена» половина резервов Центробанка РФ. Поэтому нужно десять раз подумать, стоит ли возвращаться в подобную ситуацию.

— ЦБ всерьез обсуждает такую возможность ввода ограничений на движения капитала?

— Мне, если честно, трудно такое представить. Может быть, Bloomberg что-то исказил, возможно, это был намеренный вброс, чтобы посмотреть, как отреагирует на него Банк России.

С другой стороны, дыма без огня не бывает. На Банк России периодически оказывается давление с тем, чтобы регулятор больше внимания уделял поддержке экономики, смягчая денежно-кредитную политику и ослабляя ключевую ставку. Возможно, сообщение Bloomberg — это отголоски давления.

Как бы то ни было, я считаю, что ввод «капитальных» ограничений — абсолютно контрпродуктивная мера.

— Почему?

— Оборотная сторона подобного решения сводится, в целом, к одному: вы получаете гораздо более высокую инфляцию. Между тем инвестиции, по большому счету, начинаются с инфляции ниже 5%. Если вы превысили этот предел — об инвестиционном росте можно забыть.

Причем, речь идет не только о зарубежных, но и о российских инвесторах. Минимальный инвестиционный цикл любого проекта — от трех до пяти лет. И чтобы вкладывать в проект, инвестор должен четко понимать, какие будут цены и тарифы в среднесрочной перспективе. Только в этом случае он может моделировать свои действия. Если же есть риск, что инфляция начнет непрогнозируемо расти — зачем вкладывать и терять деньги? А если нет инвестиций, экономика начинает не просто тормозить, а срываться в штопор.

Сегодня заниматься ограничениями движения капитала — значит, поставить под вопрос плавающий курс рубля и отказаться от таргетирования инфляции. Такие действия регулятора для всех игроков послужат сигналом, что ЦБ отныне занимается поддержкой экономического роста РФ, но не занимается своими прямыми обязанностями — валютным курсом, стабильностью рубля и стабильностью цен. Тогда давайте править закон о Центральном банке, а заодно и Конституцию РФ. Потому что разворот в пользу фиксированного курса рубля предполагает и другую экономическую модель.

 — Можно ли сказать, что отток капитала из России прогрессирует?

— В прошлом году фантастические цифры по оттоку капитала были связаны с девальвацией рубля. Люди массово переводили сбережения в доллары, а по статистике платежного баланса эти операции тоже являются оттоком капитала. В 2015 году ситуация более-менее выправилась, фактора паники сейчас просто нет. Значит, по сравнению с 2014 годом, отток капитала будет существенно меньше.

Пока рабочий прогноз на 2015 года по оттоку — около $70−80 млрд. Да, это немало, но далеко не катастрофично. В этих условиях ввод ограничений на движение капитала не только не подыграл бы экономике, но, напротив, привел бы к значительному падению ВВП. Думаю, в этом случае мы бы точно сорвались в жесткий кризис…- Ограничение на движение капитала — прогрессивная мера, но она будет эффективной только в случае, если в стране созданы условия для долгосрочных инвестиций в ключевые производственные отрасли, здравоохранение, науку, образование, — считает доктор экономических наук, профессор Александр Бузгалин. — К сожалению, сейчас в России таких условий нет. Это значит, что попытки поставить барьеры на пути движения капитала, скорее, создадут дополнительные возможности для коррупции, а их малая эффективность окажется предметом критики. Словом, сегодня эта мера не будет успешной…

— Вывоз капитала из России в условиях войны санкций, противостояния с Западом и мобилизации российской элиты, безусловно, должен быть ограничен, — уверендекан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Российский бизнес, вывозя капитал за рубеж, просто ослабляет экономику нашей страны. Я уже не говорю о том, что «запасные аэродромы», созданные представителями нашей политической и бизнес-элиты на Западе, автоматически делают этих граждан уязвимыми для шантажа со стороны Запада. На мой взгляд, российские власти в нынешней ситуации должна четко контролировать финансовые перетоки.

Есть только одна сложность: в деле ограничения движения капитала нужен сбалансированный подход. В итоге требуется, чтобы и экономика не слишком пострадала, и политические интересы государства были соблюдены…

Источник

Фото: Артем Геодакян/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.