shadow

Волгоградские фермеры: Урожай оставляем гнить на полях, потому что некому работать


shadow

«Комсомолка» узнала, как живется аграриям после санкций и так ли страшна ситуация, как ее малюют фермеры Долгополовы из Курска

Ох, и наделала шуму эта история с курской фермершей, которая пообещала сжечь урожай. И, к сожалению, вместо того чтобы как-то привлечь внимание к проблемам крестьян, она этим крестьянам вышла даже чуточку боком. Посудите сами. На деле оказалось, что за КФХ Долгополовых числятся немалые долги. К расходованию гранта в 600 тысяч рублей у чиновников много претензий. На полях аграриев проплешины и сорняки. У обывателя при таком раскладе где-то в глубине души заработает червячок: государство заваливает аграриев дарами, а те ими воспользоваться даже не могут. Зажрались?

Для кредита – слишком умные

У семьи Татьяны Колесовой, говоря математическим языком, почти те же исходные данные, что у семейства Долгополовых. Татьяна и Александр — фермеры, дочка Юля, правда, не одна, а вместе с мужем Салаватом — молодые фермеры, которым тоже отказали в гранте. Вот только какой разный результат.

Угодья Колесовых находятся неподалеку от поселка с очень романтичным названием Лебяжья Поляна. На местных озерах раньше действительно можно было встретить лебедей. Но сейчас из-за палящего солнца и энергетиков, экономящих на весеннем сбросе воды, водоемы превращаются в лужицы. Вода здесь чуть ли не главная ценность.

Но когда проезжаю их угодья, несмотря на засуху, глаз радуют ровненькие зеленые ряды кукурузы, красно-желтое разноцветье перцев. Налитые волгоградским солнцем пузатые помидоры так и просятся — сорви меня. И с разрешения хозяйки я пробую сочный овощ — такой точно в магазине не купишь.

Подобное изобилие не результат кредитов и грантов, а итог обычного крестьянского труда, ежедневного и выматывающего.

— Я начинала, когда только колхоз разорился и всем выделяли паи. На свой страх и риск купили с мужем семена томатов. Фермерство тогда для всех было чем-то новым и неизведанным. Относились к нам чиновники с недоверием. Но Бог нам помог: урожай был богатый. Такого после ни разу не видели, — рассказывает Татьяна, и на по-крестьянски загорелом лице появляется улыбка. — Но встала проблема с уборкой — нужны были рабочие руки. Полоть помогала детвора с их пятилетней дочкой. А вот на сбор их не поставишь. И мы были тронуты до слез, когда к нам пришли местные бабушки с ведрами: раз внуки готовы работать, мы-то разве оставим в беде. Это было самым запоминающимся моментом за всю историю. Урожай мы тогда убрали и не разорились.

Работящая семья Колесовых. После санкций они решили взять еще 40 гектаров земли. Но за 23 года работы ни разу не брали кредиты. Фото: Екатерина МАЛИНИНА

Работящая семья Колесовых. После санкций они решили взять еще 40 гектаров земли. Но за 23 года работы ни разу не брали кредиты.
Фото: Екатерина МАЛИНИНА

За 23 года работы Колесовы ни разу не брали кредиты. Для краткосрочного грабительского займа слишком мудрые и рассудительные, а для долгосрочного — бумажек нужных не собрали. Это в рекламе банкиры требуют один паспорт, а на деле — около 20 справок из разных ведомств.

— Только самые неопытные и недальновидные идут на такой риск. И чем те же Долгополовы думали — не знаю. Ведь видели процент. А сельское хозяйство никогда не дает постоянный стабильный доход. Может и град побеги побить или засуха растения убить, — со знанием дела рассуждает Татьяна.

Но однажды и Колесовы чуть не пошли по миру. Только по другой причине, чем их коллеги из Курской области. Поля ширились, рабочих рук не хватало. Поэтому приняли к себе 15 человек из местных лебяжьих работяг. Из них дельных работников получилось от силы человек пять. Остальных пришлось кодировать от пьянства за свой счет, причем неоднократно. Но это не помогало. Срывались, не выходили на работу. А растения ждать не будут, когда их сборщики протрезвеют. С тех пор Татьяна нанимает в основном таджиков и узбеков.

Их вижу на поле, сортирующими помидоры по ящикам: улыбающихся и передающих приветы через журналиста на знойную родину. Но самой Татьяне не до веселья. С мигрантами в этом году настоящая беда.

Золотой мигрант

Татьяна и ее дочь с мужем после объявления санкций решили взять еще 40 гектаров земли. Для овощных культур территория большая. Но ведь и перспективы открывались, судя по докладам чиновников сверху, огромные. А раз больше полей — нужно больше рабочей силы.

Фермер оплачивает мигранту и медсправки, и патенты,и экзамены. Фото: Екатерина МАЛИНИНА

Фермер оплачивает мигранту и медсправки, и патенты,и экзамены.
Фото: Екатерина МАЛИНИНА

— С этого года иностранцы работают только по патенту, а пока его не оформят, не имеют права и лопату в руки взять. Так получается, что фермер оплачивает мигранту все медсправки, сами патенты, экзамены. Узбек живет за счет фермера у него на базе. При этом по новому закону на поля он выйти не может — еще не оформлен. Посчитали, что за полтора месяца простоя во время оформления бумаг мы тратим на одного такого рабочего в среднем 23 тысячи рублей. Плюс ежемесячные патенты по 2600 рублей, зарплата, отчисления в Пенсионный фонд, будто гражданин Узбекистана собирается получать у нас пенсию. Из-за этого опоздали с началом работ почти на месяц. Неужели в УФМС не понимают, что сельское хозяйство — это не строительство дома, сезон не отложишь. В «миграционке» нам заявляют: пусть рабочие приезжают к вам уже с оформленными документами, мол, вы не обязаны их кормить. Но откуда у узбека такие деньги — у него даже на одежду их нет.

И Татьяна вместо 60 человек взяла 40 — не потянула с затратами. Из-за этого в разгар сезона пришлось оставить поле с огурцами сохнуть на жаре. Туда мы и направляемся после по-европейски ровных и красивых грядок.

— Стыдно как-то перед родной землей. Но рабочих рук не хватило, — срывает желтый переросший огурец женщина. Пожухлые листья и сотни килограммов испорченного продукта гниют на полях. Осенью это все перепашут. А в следующем году на этом месте фермеры вырастят новые овощи, если, конечно, решат вопрос с рабочей силой.

— Я не первая оставляю урожай, у всех такое бывает. Просто кто-то это делает тихо, от безысходности, а кто-то пытается этим шантажировать.

Одно поле пришлось бросить. Фото: Екатерина МАЛИНИНА

Одно поле пришлось бросить.
Фото: Екатерина МАЛИНИНА

Татьяна теперь без планируемого урожая и без штрафов УФМС, а вот сосед и коллега Колесовых Павел Чердынцев — один из самых крупных и крепких овощеводов в области, ходит по судам. УФМС зафиксировали, что мигранты, которые были только на оформлении, все же вышли на поля. Штраф аграрию грозит нехилый — 8 миллионов рублей. Если он их заплатит — разорится.

— Объясните, почему миграционная служба третирует только простых фермеров, а не идет в теплицы к тем же китайцам? Там сотни нелегалов. Но их если и забирают, то штрафов хозяевам никаких! — во время телефонного разговора Павел чуть ли не кричит в трубку от бессилия.

Китаец русскому не товарищ?

На китайских фермеров злости накопилось у местных фермеров немало («Комсомолка» писала про методы аграриев из Поднебесной). Одна из причин — они сбивают цену на овощи. При себестоимости в районе 40 — 50 рублей крестьяне вынуждены торговать и по 30, и по 20. Иначе продукция сгниет в ящиках.

— Мы выращиваем овощи, у нас нет ни времени, ни возможности искать рынки сбыта. Пытались, но особого результата это не принесло. Поэтому очень сильно зависим от перекупщика. Сдаем по такой цене, которую он назовет, — с ноткой фатализма говорит Татьяна. — А называют они самую низкую.

Иногда овощ, прежде чем дойти до стола потребителя, увеличивается в цене в три-четыре раза! Продали перекупщикам лук по 5 рублей за килограмм, а нам продают уже по 25. В накладе и мы, и фермеры.

— Но вы не думайте, что мы жалуемся и плачемся. Никогда не ждали милости от государства, поэтому и выжили. Рассчитываем только на себя. Я и детям это сказала, когда дочка с мужем подали заявку на грант.

Звезды на земле

30-летние Юля и Салават на грант рассчитывали. Хотели попробовать отвечать сами за себя, проверить, смогут ли без поддержки опытных и бывалых родителей. Но денег от государства так и не получили.

— Оказалось, за нами долг в 400 рублей по транспортному налогу. На сайте ФНС информации не было, поэтому упустили этот момент. А это послужило поводом отказать нам, — с сожалением в голосе говорит Юля. Юная фермерша окончила аграрный институт в Москве и вернулась в родное село, чтобы помогать матери. Родная земля дороже.

Получив отказ, Салават и Юля землю не бросили.

- Мы выращиваем овощи, у нас нет ни времени, ни возможности искать рынки сбыта. Поэтому очень сильно зависим от перекупщика. Фото: Екатерина МАЛИНИНА

— Мы выращиваем овощи, у нас нет ни времени, ни возможности искать рынки сбыта. Поэтому очень сильно зависим от перекупщика.
Фото: Екатерина МАЛИНИНА

— Ошибка той же Насти Долгополовой, что она решила заниматься сельским хозяйством, надеясь на помощь других, а не на себя. Услышав «нет», мы поняли, что будет чуточку сложнее. Но к этому готовы. Я видела, сколько трудились мать с отцом, каким потом и кровью это все достается. Мы приучаем к труду и собственных дочек. На самом деле звезды — это не те, кто поет на сцене и снимается в передачах. Звезды — наши родители и все те, кто работает на земле. И очень удивительно, что наше государство это пока плохо понимает и не ценит. Нам не нужна помощь — просто дайте спокойно заниматься любимым делом.

Кстати

Обязательная патентная система заработала с этого года. Не удивительно, что в прошлом году патенты получили 14 818 мигрантов, в этом уже 19 356. Правда, если сравнивать с количеством иностранцев, которые получали разрешения на работу (2319 человек в 2015 году и 13 344 в 2014 году), то станет ясно, что иностранцев в Волгоградской области стало меньше. В 2014 году, по данным УФМС за 7 месяцев, у нас трудились 28 162 иностранных работника, в этом году за такой же период — 21 675.

Важно

Программа «Начинающий фермер» работает с 2012 года, в том числе и в Волгоградской области. Чтобы получить грант, необходимо выполнить несколько условий. Во-первых, работать не более двух лет на земле, во-вторых, составить проект развития своего хозяйства — бизнес-план, в-третьих, должны быть нанятые рабочие, в-четвертых, не должно числиться долгов. Кроме того, это программа софинансирования, то есть не менее 10 процентов обязан вложить сам молодой фермер. Максимальный размер субсидии — до 950 тысяч рублей. Кроме того, можно получить компенсацию и на бытовое обустройство — до 50 тысяч рублей. В этом году гранты по программе выделили 91 начинающему аграрию Волгоградской области.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.