shadow

Невидимый коллапс «нерушимой Америки»


shadow

Всемирно известный американский аналитик Дамбиса Мойо заявила, что основа экономики США разваливается на глазах в буквальном смысле слова. Инфраструктурные объекты, некогда служившие символом величия и незыблемости, находятся в критическом состоянии, а денег на их восстановление нет. Долгие годы управления страной по принципу «бери сейчас, а когда придется отдавать, как-нибудь выкрутишься» дают о себе знать.

Сжигать не пришлось

Пока весь мир трубил о необеспеченности доллара, гигантских долгах Америки и «пузырях», раздутых на ее биржах, тихой сапой к Штатам подкрадывалась другая, возможно, намного более реальная угроза в виде инфраструктурного кризиса. И если космических размеров госдолг — понятие условное и в случае с США практически эфемерное, то разваливающиеся мосты и близкие к разрушению водоочистные сооружения вполне материальны и представляют угрозу человеческим жизням.

Мойо приводит в пример недавнюю трагедию в Калифорнии. В конце июля дорожный мост, соединяющий Лос-Анджелес и Финикс, обрушился прямо на главную автостраду штата, под завалами оказался грузовой автомобиль. Официальная причина крушения — сильные ливни, прошедшие в южных районах Калифорнии. «Идеологическое нежелание инвестировать в государственный сектор вместе с кратковременным мышлением тех, кто пишет бюджеты, привели к тому, что расходы на дороги, аэропорты, железные дороги, телекоммуникационные сети и производство электроэнергии урезали настолько, что поддерживать это все в удовлетворительном состоянии невозможно, — рассуждает Мойо. — И все же проблему больше нельзя игнорировать. Если США не будут действовать быстро, чтобы обеспечить экономике прочный фундамент в виде современной инфраструктуры, то они будут медленно скатываться в стагнацию».

Обрушение моста в Калифорнии — лишь один из множества примеров того, чем оборачивается нежелание властей вкладывать средства в обновление инфраструктуры. Некоторые из аварий обошлись без жертв, другие унесли десятки жизней. 1 августа 2007 года в Миннеаполисе рухнул мост через реку Миссисипи. Трагедия произошла в вечерний час пик. В результате 13 человек погибли, свыше 100 были ранены. Машины горели и тонули в реке, картина напоминала съемки фильма-катастрофы. Причиной происшествия эксперты назвали дефекты в узловых конструкциях моста.

В июле 2008 года в районе Миннеаполиса от перехода над автомобильным мостом Maryland Avenue отвалилась полутонная бетонная плита. Она упала на два проезжавших по мосту автомобиля и перекрыла движение по трассе Interstate 35E на несколько часов. Каким-то чудом в тот раз никто не пострадал.

Совсем недавно, в конце мая 2015 года из-за дождей прорвало плотину на озере Падера в Техасе. В результате 18 человек погибли (в том числе в соседних штатах), более десяти пропали без вести, сотни домов и десятки мостов были уничтожены.

Последствия прорыва плотины на озере Падера в Техасе. Фото: Elaine Thompson/АР

Долги и разруха

По данным Министерства транспорта США, около 25% всех мостов и 65% дорог в стране нуждаются в серьезном ремонте, подтверждает старший научный сотрудник Центра экономических исследований Николай Трошин. Еще в 2009 году Американское общество инженеров гражданского строительства (АОИГС) предупреждало, что инфраструктура в стране находится в плачевном состоянии, и оценивало ее на «двойку» по пятибалльной шкале. В мировом рейтинге по качеству дорог Америка скатилась с 7-го на 18-е место. По общему состоянию инфраструктуры США занимают 12-ю позицию.

Согласно последнему отчету АОИГС (за 2013 год), средний срок эксплуатации всех мостов страны составляет 42 года, и каждый девятый из них находится в крайне запущенном состоянии. Почти половина дорог (42%) не отвечает современным транспортным потребностям, что ведет к образованию постоянных пробок; общие потери экономики от времени и топлива, потраченных впустую, оцениваются в $101 млрд. Еще $22 млрд США ежегодно теряют из-за перегруженности аэропортов и задержек коммерческих грузоперевозок. Система общественного транспорта страдает от общего износа техники и инфраструктурной базы и не справляется с растущим пассажиропотоком. Ущерб для экономики при этом составляет $90 млрд в год.

При текущем уровне финансирования о возвращении к былым успехам можно забыть. По словам Трошина, хотя бы для того, чтобы компенсировать запоздалое обслуживание и провести крайне необходимую многим объектам модернизацию, США необходимо вложить в инфраструктурные объекты $3,6 трлн в ближайшие пять лет, то есть почти в два раза больше, чем выделяется сейчас. К слову, эта сумма составляет около одной пятой части годового ВВП всей страны.

«Нехватка инвестиций — серьезная проблема, и во многом она связана с низкими процентными ставками, которые уже длительное время поддерживаются Федеральной резервной системой на уровне, близком к нулевому. Такая политика удешевляет кредиты для бизнеса, но она же подрывает инвестиционную активность пенсионных фондов, основных держателей «длинных» денег в США. В результате им выгоднее вкладываться в инфраструктурные проекты в других странах, где процентные ставки, а значит, и доходность вложений выше», — поясняет Николай Трошин.

На последнем совещании по учетной ставке члены совета директоров ФРС решили оставить ее неизменной. Есть шанс, что осенью ее все-таки поднимут, но даже если это и случится, то явно не сразу до того уровня, который сможет обеспечить США быстрый приток инвестиций в инфраструктуру.

Печатный станок не спас

Кому-то это может показаться удивительным, но инфраструктурные проблемы закономерно возникают через два-три десятка лет после экономического бума, когда объекты, построенные в период бурного развития, начинают одновременно ветшать. И обнаруживается, что их амортизация стоит стране огромных денег, говорит аналитик ИХ «Финам» Антон Сороко. «Сейчас в США есть проблемы с инфраструктурой, как, впрочем, и в Европе. В ближайшее время они могут существенно замедлить темпы экономического роста», — отмечает эксперт.

Инвестиции в инфраструктуру и впрямь являются проблемной темой не только для США. Причина в том, что эффект от такого рода вложений проявляется лишь в долгосрочной перспективе и точно оценить его в денежном эквиваленте, для чего необходимо сначала вычленить его из общего приращения экономики, — задача не из легких. В то же время запущенность инфраструктуры не так бросается в глаза, как бедность или недоступность медицины. «Поэтому правительства часто урезают объемы государственного финансирования развития инфраструктуры ради повышения расходов, к примеру, на соцпособия, зарплаты бюджетников, пенсии, бесплатную медицину и т.д. В общем, на те меры, которые намного лучше обеспечивают поддержку со стороны электората», — уточняет Сороко.

Впрочем, этой нехитрой логикой руководствуются не все. Существует немало стран, которым с успехом удалось инвестировать в дорожную и другую инфраструктуру и повысить тем самым темпы роста ВВП. «Так, о многомиллиардных вливаниях в инфраструктуру в 2008 году сообщил Китай, что в действительности способствовало торможению процессов «остывания» экономики», — рассказывает аналитик «Церих Кэпитал Менеджмент» Елена Шишкина. При этом настолько дорогостоящие меры, по ее мнению, необходимы только в государствах с плохо развитой инфраструктурой. «А инфраструктура США нуждается, скорее, в поддержании, а не в создании с нуля. Следовательно, требуются намного меньшие бюджетные затраты, нежели чем в том же Китае», — резюмирует Шишкина.

Но у американского правительства и этих-то денег давно нет, а те, что были и даже отправились вроде бы в нужном направлении, как оказалось, вылетели в трубу. «В 2009 году, вскоре после своей инаугурации, Барак Обама подписал закон о выделении более $45 млрд на развитие только транспортной инфраструктуры, — говорит Трошин. — В декабре 2010 года на эти цели было выделено еще $50 млрд, а общий пакет мер по развитию инфраструктуры составил $105 млрд. Однако желаемого результата они так и не принесли».

Последняя улыбка

Очевидно, что для США спасение транспорта, энергетики, дорожного строительства и прочих стратегических отраслей упирается в первую очередь в деньги. Но у государства их нет. Федрезерв хоть и может включать печатный станок по своему усмотрению, тем не менее прекрасно понимает, что при сегодняшней необеспеченности доллара пускать его внутрь страны нельзя: это равносильно инфляционному самоубийству. Поэтому все напечатанные деньги — а вместе с ними и инфляция — так или иначе направляются за рубеж. В свою очередь, частный сектор, как ни странно, намного аккуратнее относится к денежным средствам, нежели администрация Белого дома, да и печатного станка, как у ФРС, у него нет; поэтому он готов вкладываться только тогда, когда на 100% уверен в возвратности инвестиций и получении прибыли.

В итоге, в то время как совокупный госдолг американского правительства превышает $18,3 трлн, в одних только паевых инвестиционных фондах, работающих в Штатах, по средним оценкам, скопилось около $7 трлн. Эти деньги уходят в Канаду, в Нидерланды, в Австралию и вкладываются в инфраструктурные проекты именно там. А Америка тем временем продолжает изображать гордое безразличие и постепенно разрушаться.

Одним словом, за что боролись, на то и напоролись. Рано или поздно стремление к сиюминутной прибыли и желание любой ценой сохранить достойное лицо с белозубой улыбкой должны были принести плоды. И, судя по всему, американцев ждет довольно богатый урожай. Хочется верить, что это послужит уроком для российского правительства и оно в кои-то веки воспользуется представившейся ему возможностью поучиться не на собственных ошибках, а на чужих.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.