shadow

«Свой парень» у руля

Александр Захарченко: итоги первой годовщины правления


shadow

7 августа 2014 года ушел в отставку председатель совета министров ДНР Александр Бородай. Вместо него республику возглавил Александр Захарченко. Сегодня, год спустя, наверное, можно подводить некие промежуточные итоги.

С самого начала карьеры Захарченко в качестве руководителя ДНР были слышны стенания патриотов различного калибра на тему «слива Новороссии», причем нередко в этом «сливе» обвиняли самого Захарченко. Ему вменяли в вину то, что он подписывал Минские соглашения. Что неоднократно обещал освободить Славянск, Краматорск и Мариуполь и другие города ДНР, захваченные ВСУ, но этого так и не сделал. Что не может отодвинуть украинских карателей от Донецка, защитить жителей от варварских обстрелов, ежедневно уносящих жизни мирных граждан. Его называли «марионеткой Кремля».

Впрочем, критики Захарченко старательно обходят стороной многие проблемы предшествующего периода, которые были частично или полностью решены за последний год. Стоит вспомнить, что в те времена в республиках Донбасса фактически царила анархия, разрозненные отряды ополчения больше напоминали махновские отряды, между которыми не было нормального, необходимого для ведения успешных операций взаимодействия, наблюдалась непозволительная для военного времени кадровая текучка, имели случаи похищения людей, «отжим» имущества, грабежи. В отрядах ополчения ощущалась нехватка не только вооружения, но и обмундирования, ГСМ, питания.

Тогда только беспрецедентный героизм защитников Донбасса, вынужденных порой воевать с охотничьим оружием против танков, смог остановить значительно превосходящую их по численности и оснащенности украинскую армию на подступах к Донецку и Луганску. Однако силы были слишком не равны, несмотря на мужество ополченцев и решимость идти до конца, пришлось оставить значительную часть территории, сдать Славянск, ставший символом сопротивления — появилась угроза полного разгрома Новороссии.

Лишь в августе ситуацию удалось переломить. Сначала был захлопнут Изваринский котел, затем Иловайский, множество других более мелких, что очень сильно деморализовало украинскую армию, которая разваливалась на глазах. С занятием Новоазовска и выходом к Мариуполю и вовсе появилась надежда на освобождение всей Новороссии… Но потом был «Минск». Тот самый, что любят вменять в вину Захарченко.

Можно ли было избежать его? Можно ли было победить, лишившись поддержки России, которая спасла республики от неминуемой гуманитарной катастрофы? История не знает сослагательного наклонения…

Но есть факты.

Во-первых, вместо ополчения у ДНР появились настоящие армии, с уставом, дисциплиной, субординацией и прочими атрибутами регулярных войск. Прекратился хаотичный переход из подразделений, ополченцам начали регулярно выплачивать довольствие, повысился профессиональный уровень личного состава — теперь людей начали долго и тщательно готовить, а не бросать в бой сразу по прибытии. В армии ДНР есть подготовленные и имеющие боевой опыт подразделения разведки, связи, артиллерии, бронетанковых войск, ремонтные бригады — практически все, кроме авиации. И вооруженные силы республики сегодня имеют приличный парк техники, которую уже не надо добывать практически голыми руками в бою, как раньше.

Видимо, прежнее руководство ДНР было действительно неудобным для Москвы. Много говорилось о том, что на Стрелкова давили, что он был поставлен перед выбором между тем, чтобы остаться и оказаться один на один со стремительно наступающим врагом и тем, чтобы ценой своего ухода спасти республику. Так или иначе, именно при Захарченко наладился нормальный диалог между Донецком и Москвой, появилась возможность организовать нормальное снабжение, вооружить людей, одеть, обуть, накормить и даже платить зарплату. Все это позволило нанести противнику существенные поражения в ходе зимней кампании.

Поставив на Захарченко, кремлевские политтехнологи однозначно не прогадали. Захарченко не был политиком, но был бойцом, как и Стрелков, и, что примечательно, из местных, что выгодно отличало его от других потенциальных претендентов. Он участвовал в боевых операциях, неоднократно бывал ранен. По нему было видно, что камуфляж ему ближе и привычнее пиджака. А чего стоят его разговор с украинским генералом на повышенных тонах или то, как он вышел на костылях к дончанам, когда те требовали отбросить ВСУ от города! Всем в Донбассе было очевидно: Захарченко — «свой парень». Даже когда он вынужден был подписывать еще первые Минские соглашения, и видно было, что ему приходится переступать через себя, чтобы пойти на этот вынужденный компромисс.

Во-вторых, при Захарченко ДНР из махновской республики начала превращаться в государство. Он был первым лидером, пришедшим к власти путем выборов, хоть и не сразу — но в ноябре народ подтвердил свое доверие. Он развернул активную борьбу с «отжимами», грабежами и мародерством, начал бороться с коррупцией. При нем появились институты, без которых не может существовать государство, финансовая и налоговая системы. При нем начали выплачивать пенсии, заработала почта, открылся республиканский банк.

Наверное, все проходит не так хорошо, как хотелось бы, но ведь все сразу никогда и не бывает, тем более в непризнанном государстве, против которого осуществляется военная агрессия и экономическая блокада, когда старые институты власти уже не работают, а новую государственность приходится выстраивать с нуля.

К сожалению, многие начинания так и не доведены до конца. До сих пор редко, но происходят случаи неоправданного применения насилия со стороны вооруженных людей, не преодолено всевластие силовых органов. Не выстроено полноценных институтов гражданского общества — в республике нет политических партий, а общественные движения поставлены под строгий контроль государства, многие политические силы и вовсе вытеснены за обочину государственного строительства — их просто не регистрируют, как коммунистов или и вовсе выдавливают из республики — как нацболов.

Не решены до конца социальные проблемы. Донбасс продолжает балансировать на грани гуманитарной катастрофы, до сих пор остается непрозрачным механизм распределения гуманитарной помощи, несмотря на все заявления о борьбе с этим явлением, «гуманитарка» не перестает попадать на прилавки магазинов. До сих пор не созданы нормальные условия для работы частного бизнеса, не решен вопрос национализации крупных системообразующих предприятий, хотя это обещалось лидерами ДНР еще с самого первого дня становления республики. С возрождением государственности появляются и многие ее «родимые пятна», такие, как бюрократия, коррупция.

Население реально устало от войны. Романтизм «русской весны» давно сошел на нет, и многие люди хотят одного — прекращения обстрелов. Осознание бесперспективности затянувшегося минского процесса заставляет их выходить на улицы и требовать дать вооруженный отпор карателям. Отсутствие четкой стратегии дальнейшего развития явно не способствует консолидации общества.

— Надо признать, что при Захарченко сделано очень много, — говорит политологРоман Манекин — И главное — худо-бедно создан прообраз финансовой системы. Создан Республиканский Банк, налоговые органы, органы управления хозяйством. Пока, правда, управленческим органам нечем особо управлять, ибо из-за непрекращающейся военной активности и все более и более ужесточающейся экономической блокады региона из республики бежит бизнес, производственные цепочки разрушены. Но все это, полагаю, издержки переходного периода: как говорят в народе — были бы кости, а мясо нарастет!

Управленческий аппарат, тем более в провинции, каковой был Донбасс — это всегда клубок интриг, мелких заговоров, подхалимажа и стяжательства. Захарченко — военный (по крайней мере, осознает себя таковым). Поэтому и на гражданской должности в общении с гражданскими людьми часто пытается вести себя, как на плацу. В нынешнем Донбассе чрезвычайно и, на мой взгляд, необоснованно велика роль органов госбезопасности. Опасность проникновения в донецкие города ДРГ противника действительно велика, и наличие значительного штата МГБ объективно оправдано. Однако надо признать, что некоторые группы чиновников активно используют репрессивный аппарат для сведения личных счетов. Как следствие — период правления Захарченко отмечен многочисленными арестами чиновников высшего звена, что вряд ли способствует стабилизации ситуации в регионе.

Что касается планов на будущее, то они, прежде всего, связаны с внешнеполитической деятельностью. В сущности, за что голосовал народ на референдуме 11 мая? Донбасс — крупный промышленный регион, изначально структурно завязанный на Россию. Сохранив донецкий промышленный потенциал и приложив к нему энергоносители по внутрироссийским ценам, Донбасс по уровню жизни не только догонит и перегонит распадающуюся Украину, но даст, пожалуй, фору многим, если не большинству, регионов РФ. Реальность, однако, состоит в том, что в условиях непризнания донецкие предприятия оказались лишены не только украинских, но и российских рынков сбыта. Энергоносители по-прежнему поступают в регион через Украину. Население Донбасса не только ущемлено в большинстве гражданских прав, но и ежедневно подвергается обстрелам. И ежедневно в регионе гибнут люди. Республикам жизненно необходим прорыв на внешнеполитическом направлении. Предприятия и люди должны работать, иметь возможность реализовывать продукты своего труда и честно зарабатывать на жизнь.

— Захарченко — типичный пример человека, который оказался в нужное время в нужном месте и, что самое главное, не побоялся взять на себя полноту ответственности за происходящее вокруг, — убежден Сергей Загатин, главный редактор «Журналистской Правды» — В отличие от некоторых героев прошлых дней, Захарченко без истерик и срывов вынес нервное напряжение августовских боёв, в которых решалось, быть или не быть республике, а во время битвы за Дебальцево ещё раз доказал что по праву является военным лидером.

К этому стоит приплюсовать несомненную личную храбрость — пулям не кланялся, и харизму лидера.

Пусть ура-патриоты и «путинслильщики» упражняются в придумывании небылиц про «Захара», но пока что в историю вошёл парад 9 мая в Донецке — который лидер ДНР принимал стоя, несмотря на простреленную под Дебальцево ногу. Я вижу в Захарченко прежде всего мужественного человека, вставшего на защиту своей земли.

— Александр Захарченко изначально был и сейчас остается заложником ситуации, — считает журналистка Оксана Шкода — Безусловно, внутри республики есть вопросы, которые он компетентен решать сам. Остальное, как говорится, «подсказка свыше». Несмотря на круглосуточные обстрелы, ДНР намного цивилизованнее ЛНР: в Донецке создана хоть и плохенькая, но вертикаль власти. Ранее я к правлению Захарченко относилась более чем скептически. Последние месяцы (в том числе, и мои визиты в ДНР) меня убедили: на данный момент нет никакой альтернативной ему кандидатуры. Думаю, он сможет освободить ДНР от украинских фашистов. Причем, без «Путинвведивойска». Точно знаю, что Марьинку Захарченко не сдавал. Его приказа не было. Его подставили. Но это уже другая история, и, став со временем историей, правда обязательно всплывет. Желаю Захарченко, прежде всего, здоровья (у него с этим проблемы), терпения и, главное, быть очень аккуратным. И навести порядок с «гуманитаркой», поскольку этот вид поставок предусматривает бесплатную раздачу, а не продажу в магазинах. Считаю, плюсов у него больше, чем минусов, но не стоит расслабляться — отступать ведь некуда.

— Избранный не в последнюю очередь за боевые заслуги, получивший практически абсолютную поддержку на прошлогодних выборах, больше напоминавших плебисцит, Захарченко сумел сохранить высокий уровень доверия дончан, завоевать авторитет уже как гражданский руководитель, — говорит экс-представитель МИД ДНР в Москве Дарья Митина — Вопреки всем законам логики, расстреливаемый и разрушаемый Донбасс выжил, несмотря на самые мрачные прогнозы, на кликушество тех, кто в это не верил. Худо-бедно задышала экономика, национализируются и запускаются предприятия, восстанавливается энергосистема, начали выдавать зарплаты и пенсии.

Будучи в Донбассе, я спрашивала людей об их отношении к главе ДНР. Впечатление сложилось совершенно однозначное — Захарченко популярен, уважаем и пользуется большим кредитом доверия.

Кредит этот велик, но не безграничен: если Донбасс надолго застрянет в нынешнем положении «ни мира, ни войны», если не прекратится истребление мирного населения, если добрая половина Донбасса не будет очищена от оккупационной армии, авторитет можно быстро утратить.

Ещё одна болячка, с которой руководство ДНР пока не справилось — отсутствие полноценной правоохранительной системы на фоне неизжитой коррупции и доминирующего на территории ДНР «права силы». Абсолютной власти человека с оружием пока что ничего противопоставить не удалось. Прогресс, конечно, заметен — уменьшается количество «отжимов» имущества, у людей появился шанс на восстановление справедливости. Практика показывает: власть может где-то не справиться, кому-то не помочь, но она не должна кошмарить — люди с пониманием относятся к временному вакууму власти в полувоенных условиях, но практика «подвалов» и бесконтрольных арестов должна отойти в прошлое.

Обнадеживает то, что под руководством Захарченко в Донбассе реабилитированы советские ценности, воспитывается уважение к человеку труда, военному подвигу советского народа, русской и советской культуре. Сегодняшний Донбасс — уникальная территория, свободная от любых проявлений национализма.

Тем не менее, существующий в Донбассе мораторий на создание политических партий и движений и замена их наспех сконструированными общественными организациями, на мой взгляд, искусственно сковывает развитие политических процессов. Отсутствие публичной политики и невозможность легального объединения людей по политическим интересам может выйти руководству республики боком. Надеюсь, что Захарченко это понимает.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Фото: Михаил Соколов/ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.