shadow

Интеграция Крыма: все решают люди


shadow

9р
Первый материал был не совсем о Крыме, хотя задумывался именно как описание крымских реалий. Второй попробую сделать согласно заявленному: передать мои впечатления о полуострове и о произошедших на нем за год изменениях.

Как уже было сказано в первой части, Крым для России — это экзамен. Экзамен на зрелость России как имперского проекта. Причем фактическое присоединение данной территории отнюдь не означает, что она его сдала. Зачет будет поставлен самой историей. А политики должны помнить, что границы двигают политики, а устойчивость системе придает поддержка снизу. А потому давайте послушаем, что говорит народ. Я специально разговаривал с самыми разнообразными представителями местного населения, чтобы разобраться: в каком направлении двигается Россия в крымском вопросе?

Люди. А люди стали лучше. Несмотря ни на что. В первую очередь я удивился ускоренной интеграции татар. Все-таки Россия — это империя, и она знает, как работать с «инородцами». Украина натравливала татар на русских, таким образом пытаясь обосновать свое вмешательство в крымские проблемы. Мол, без нас не разберетесь.

Россия решила проблему в два этапа. Во-первых, дала татарам на откуп целые отрасли экономики. Например, то, что теряет сейчас Украина, в смысле доходов от транспортировки своих граждан в Крым, полностью подобрали представители татарской диаспоры. Вообще не видно праздно шатающихся граждан крымско-татарской национальности. При всем том, что в Крыму жизнь стала тяжелее, кажется, что это в меньшей мере коснулось именно татар.

Во-вторых, больно стали давать по рукам за всякие шалости. И все довольно быстро приняли новые правила.

Тяжелее всего предпринимателям, которые привыкли к украинскому «всепорешаемзабабки» и «всеможнозаденьги». Оформлять многие разрешения на мелкий бизнес в России на порядок труднее. Да и не все можно. Например, очень популярная ранее услуга «вино на разлив» сейчас невозможна вне кафе-ресторанов. Закон.

Если говорить о славянах (в Крыму как-то не принято делить людей на русских и украинцев), то интеграция их в российское государство происходит по-разному.

Безусловная поддержка всех силовиков и государственных служащих обусловлена не только «вечным стремлением», но и тем статусом, который они получили в новом государстве. Украина — это страна олигархов, а Россия — это страна чиновников. Это видно сразу. Нищенское и беспробудное существование на низших ступенях украинской власти для большинства госслужащих сменилось резким повышением их статуса. От морального (ты государственный человек, от которого многое зависит) до материального (зарплаты подняты довольно сильно).

О полиции. Тех, кого я встречал, были местные. Их перевоспитали. Большими зарплатами и страхом их потерять. Потому как, лишившись государственной работы, ты быстро скатываешься по социальной лестнице на несколько ступенек ниже.

А потому взяток не берут. И штрафуют. Общался с одним водителем (татарином), который, перед тем как повезти людей, сам лично проверил, пристегнуты ли пассажиры сзади и хорошо ли «упакован» ребенок в «пилотном кресле». Вот что штраф животворящий делает с менталитетом! А по дороге он полчаса рассказывал, во сколько раз выросли у них штрафы, как хорошо «ездилось» при Украине и… насколько уменьшилось количество пьяных за рулем, а значит, и аварий.

Особенно за пределами больших городов.

Например, в колхозах виноградарей зарплаты 5-6 тысяч рублей. Чего по местным меркам очень мало. Общаясь с официантками в кафе, выяснил, что работают они за 5-10 тысяч в месяц (в зависимости от заведения и графика). А потому потерять ЗП от 30 тысяч и остальные приятности никто из полицейских не спешит.

Общаясь с жителями Симферополя, понимаю, что этот город для остального Крыма (кроме Севастополя) — как Москва для России. Здесь пусть и не очень с работой, но она есть и платят за нее намного больше, а жизнь не особенно дороже. А в чем-то и дешевле, помогает наличие оптовых супермаркетов. Стоимость проезда на транспорте: 7 руб. в троллейбусе и 12 руб. в маршрутке.

Город, кажется, попал в межвременье. Вывески на украинском никто не спешит снимать. Самое забавное и очень показательное — это билеты на пригородные и междугородние автобусы. Они выписаны на украинском языке. Никто на этом не зацикливается, потому что гоняться за «черной кошкой» могут только националисты, а Крым показывает, что он не такой.

И вообще, толерантность — это прямо второе название полуострова. У многих водителей-татар (а это преимущественно их бизнес) есть флажки с татарской символикой. Часто в салоне звучит татарская музыка. Это никого не напрягает, а даже придает колорит.

Еще один примечательный случай произошел на набережной. Девочка лет 9-10 махала сине-желтой ленточкой. Просто играла. Рефлекс, видимо, сработал только у меня. И думаю, что, кроме меня, этого никто и не заметил. Вот так и должно быть в нормальном обществе.

Я получаюсь ненормальный.

Кстати, остатки «украинского» воспитания очень резко бросаются в глаза (на контрасте с околомосковским). Крымчане не утратили украинской привычки «майданить» (в хорошем смысле), отстаивать свои интересы и экономить. Несколько попыток оптимизировать социальную инфраструктуру в виде сокращения части школ и медицинских учреждений (прям как на Украине) натолкнулись на активный ропот граждан, и власти дали задний ход. А потому до сих пор работают (как работают, опишу ниже) многие точки бесплатной медицины. Правда, и помощь оказывают соответствующую.

Медицина, мягко говоря, развалена. Сравнивая ее с подмосковной, я просто теряюсь. Нет предмета сравнения. Чиновники пеняют на тяжкое наследие Украины, но местных не проведешь. Они кивают в ответ, а иногда и жалуются, что приводит к некоторым результатам, но пока не системным.

Пример из жизни. Заболел у соседей ребенок. 2,5 года. Опорный пункт «Скорой помощи» находится в 1 км, но машину ждали 2 часа. Затем врач, квалификация которого оказалась ниже плинтуса, дал два банальных совета из интернета и уехал. Местные говорят, что вам просто не повезло, но так бывает. Не знаю. Может, и не повезло, но Крым хочет принимать курортников, а тут так… не повезло. Интересно, а как чиновники считают крымскую окупаемость услуг «здравоохранения»? Они считают упущенную прибыль полуострова от развала системы медицинского обслуживания.

Второй пример. Дело было в Алуште. Возникла у человека проблема — потребовалась консультация дерматолога. Но единственный на район врач-специалист оказался на курсах (в разгар курортного сезона). А вот за деньги — пожалуйста. Но местные предупредили, что к платному «специалисту» лучше не ходить, а ехать в Симферополь…

Второй любимой темой местных является тема большого передела собственности. С одной стороны, местные элиты, на деле доказавшие лояльность, пытаются конвертировать ее в собственность. С другой стороны, местные же все видят, а потому Москве приходится все чаще вмешиваться, обрезая аппетиты «элит». Когнитивный диссонанс между новыми реалиями и старым пониманием жизни на полуострове хоть и не превалирует, но чувствуется.

Многие граждане ожидали большего — резких перемен в лучшую сторону и для всех. Для всех не получилось, да и резко тоже. Те, кто с головой дружит, понимают, что по-иному не могло и быть, а потому готовы терпеть некоторые трудности, понимая, что в конце концов будут и плюшки. Тем более что для многих плюшки уже есть: госслужащие, пенсионеры и т.д. Но многие хотят рая на земле здесь и сегодня, не понимая, что этот рай строится ими самими.

А потому недовольны. Недовольны в основном те, кто потерял работу, клиентов, беззаботное существование. Кто драл с отдыхающих втридорога и кому хватало на жизнь доходов, полученных в сезон, тот клянет изменения. И брюзжит. Но не активно, ибо их абсолютное меньшинство.

Кстати, проводил такой социальный эксперимент. Вхожу, так сказать, в доверие к такому патриоту «старой жизни» (они не говорят об украинском Крыме, а говорят о старых порядках) и плавно перевожу тему на вопрос о том, как бы сегодня проголосовали жители полуострова на референдуме. Сами понимаете, что они самые лучшие эксперты.

Никто не назвал цифру меньше 70% «ЗА»

Почему? Потому что плюсов тоже много. О деньгах, которых стало больше у многих слоев населения, я уже говорил (хотя у многих — меньше). Но есть и некоторые специфические местные проблемы, которые смогла решить только Россия.

Джанкойский район во времена Украины был рассадником преступности и наркомании. Целые поля мака мирно цвели на степных просторах, превращаясь затем в дурманящее зелье, расползавшееся по территориям.

В текущем году с этим было покончено. Вернее, в прошлом было покончено. В этом мак уже не радовал глаз туристов. То, что СБУ не могла выкорчевать 20 лет (крышевала 20 лет), было решено одним чеченским авторитетом и двумя ротами «Востока». Тихо, мирно, так, что прогрессивное мировое сообщество ничего и не успело заметить.

У людей есть то, чего сейчас нет на Украине — чувство защищенности несмотря ни на что. Возвращаясь к теме референдума: многие из тех, кто брюзжит, проголосовали бы снова «ЗА» именно по этой причине. Плохой мир лучше хорошей войны. А все прекрасно понимают, что, не попав в РФ, Крым бы стал зоной конфликта. Пусть и тыловой.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.