shadow

Право на ответный удар

Наша страна соразмерно отреагирует на экспроприацию российской госсобственности в США


shadow

Российский МИД своевременно ответил на уведомление о возбуждении судебного процесса в США по исполнению решения Гаагского третейского суда по «делу ЮКОСа».

Не дожидаясь, когда истечёт 60-ти дневный срок (21 августа), предоставленный для возражений по этому иску, внешнеполитическое ведомство РФ уведомило сторону обвинения о том, что Москва не согласна с претензиями бывших акционеров ЮКОСа. В ноте, переданной через посольство США в Москве, отмечается, что решение арбитража в Гааге Россия считает «неправосудным» и «политически ангажированным актом». Поскольку оно было вынесено с «явным нарушением применимых правовых норм» и «несовместимо с идеями верховенства права, независимого, беспристрастного и профессионального международного правосудия».

Позиция российской стороны состоит в том, что Гаагский арбитраж не обладал компетенцией для рассмотрения спора. Также отмечается, что вердикт судейских основан на международном договоре, в котором Россия не принимала участия. Соответственно, тяжба по «делу ЮКОСа» не подпадает под его действие. Российский МИД напомнил, что Москва ещё в ноябре прошлого года подала апелляцию в суд Гааги с целью отмены этого решения. Однако кассация РФ до сих пор не удовлетворена.

Несмотря на очевидную пробуксовку международно-правого механизма, власти РФ всё же готовы оспорить «в компетентном американском суде» требования истцов о признании и приведении в исполнение на территории США гаагских решений. Напомним, что с момента вынесения приговора гаагский арбитраж «поставил Россию на счётчик»: пени и штрафы за неисполнение волюнтаристского решения суда с 15 января этого года составляют более двух миллионов в день.

В ноте МИД РФ также отмечается готовность к принятию защитных мер: «Любые попытки применения обеспечительных и исполнительных мер в отношении находящегося на американской территории российского имущества будут рассматриваться РФ как основание для принятия в отношении США, их граждан и юридических лиц адекватных и соразмерных ответных шагов».

Напомним, 18 июля 2014 года Постоянная палата третейского суда в Гааге вынесла постановление по «делу ЮКОСа». Это решение накладывает на РФ обязательство выплатить бывшим акционерам компании $50 млрд., а также оплатить судебные издержки в $65 млн. в качестве компенсации за её национализацию в начале «нулевых» годов. Основными бенефициарами этого решения выступают экс-владельцы ЮКОСА из Group Menatep Limited, а также кипрской Hulley Enterprises. Оставшиеся $8,2 млрд. планируют разделить между собой Veteran Petroleum (Кипр) и компания Yukos Universal (остров Мэн) — $1,8 млрд.

По мнению адвоката Дмитрия Аграновского, международно-правовое поле в последние годы значительно деградировало.

— Международное право возвращается к своим истокам — к праву сильного. Аресты зарубежного имущества суверенных государств мало чем отличаются от банального захвата в пиратском стиле. Это не имеет ничего общего с аналогичными санкциями, которые производятся по решению суда внутри страны по отношению к собственности её резидентов.

Существование международных третейских арбитражей имеет смысл, пока между странами есть некий консенсус. То есть желание выполнять взаимно признаваемые нормы. Как только этот консенсус исчезает, речь идёт о захвате чужого имущества.

— Получается, что международного права нет, поскольку отсутствует субъект принуждения.

— Совершенно верно. Оно может действовать только в отношении слабых стран, таких как бывшая Югославия. Когда сильные игроки, используя различные рычаги давления, могут заставить исполнять выгодные им решения. А Россию заставить не получится. Консенсус по поводу деятельности международно-правовых структур утрачен в результате деятельности США и их союзников.

Поэтому принудить Москву подчиниться они не могут: Россия способна предпринять контрмеры. От СССР нам досталось такое наследие, что мы можем себя защитить. В крайнем случае, мы тоже можем захватить американское имущество на территории РФ или отказаться от выплат по долгам. Тем более, что только внешний корпоративный долг российских компаний достиг 700 млрд. долларов.

 — Кто выйдет победителем из такого «размена активами»?

— Думаю, что так далеко заходить никто не будет. Когда на нас нажали по «делу ЮКОСа», это вызвало обратную реакцию. В итоге, и Москва «даёт задний ход», признавая юрисдикцию ЕСПЧ, и европейский суд ни на чём не настаивает. А Гаагский международный арбитраж, вообще, не имеет к нам никакого отношения. Его решение это просто декларация, которую никто не сможет выполнить.

Я бы хотел напомнить, каким образом возникла компания «ЮКОС». Это же производственные мощности, которые в тяжелейших условиях создавали наши деды и прадеды, осваивая сибирские месторождения. А потом оборотистые дельцы это всё захватили в 1990 гг. Грубо говоря, наши правоохранительные органы поймали воров и вернули государству украденные активы. Теперь «инвесторы-стервятники» обращаются в международные структуры с требованием компенсировать утрату наворованного имущества. Это не имеет ничего общего со справедливостью.

— Насколько известно, судебные претензии к руководству ЮКОСа не были связаны с незаконным характером приватизации, а с хищениями, уклонением от уплаты налогов и прочими «прегрешениями».

— По моему мнению, приватизация 1990 гг. будет пересматриваться. Конечно, в ходе ренационализации ЮКОСа наши власти не собирались зайти так далеко. Но через какое-то время это придётся сделать.

Сегодня происходит эрозия всей системы международных отношений, сложившейся после того, как был разрушен СССР. А США навязали всему миру однополярную модель с единоличной гегемонией.

 — Насколько последовательна позиция Москвы, которая косвенно признала юрисдикцию Гаагского арбитража, приняв участие в судопроизводстве по «делу ЮКОСа», включая отбор судей?

— Дело в том, что Россия не ратифицировала договор к Энергетической хартии, который лёг в основу обвинительного заключения. Соответственно, его юрисдикция на нас не распространяется. Проблема в том, что в течение 20 с лишним лет наша система выстраивалась, не учитывая возможный конфликт с Западом. Наоборот, она была ориентирована на встраивание в «цивилизованный мир» в любом качестве («хоть чучелом, хоть тушкой»). Поэтому Москва не то что бы не признавала юрисдикции международных судов, но она не препятствовала её реализации.

Сегодня политическая ситуация изменилась. Те международные структуры, которые раньше работали на основе консенсуса, используются в качестве рычага давления на РФ. Решение Гаагского арбитража это «из той же оперы», что санкции, попытка учредить через Совбез ООН трибунал по поводу расследования катастрофы «Боинга». Всё делается для того, чтобы морально подавить нашу волю к сопротивлению. В такой ситуации необходимо проявить твёрдость. Уверен, что никаких последствий эти решения не будут иметь.

Просто система международного права будет пересмотрена, поскольку она складывается на основе консенсуса. Со временем она найдёт другую точку равновесия. То есть появятся структуры, которые мы и США (как наш главный оппонент) будем признавать, но для этого необходимо продемонстрировать силу. Потому что международное право это право сильного. Представьте, что в государстве нет милиции и суда, которые принуждают граждан к законопослушанию, а есть только народное самоуправление. Тогда надо, чтобы все субъекты его признавали и добровольно подчинялись. Такие страны как Россия или США невозможно заставить исполнять неправосудное решение.

 — С формальной юридической точки зрения, Россия имеет право на принятие в отношении США «адекватных и соразмерных ответных шагов», как отмечается в ноте МИД РФ?

— Разумеется. Мы же можем отстаивать свои интересы и защищать принадлежащее нам имущество — на чужое Москва не претендует.

Экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягинобращает внимание на то, что ответные меры со стороны РФ это сугубо юридическая процедура.

— Если мы не считаем, что данный вопрос находится вне юрисдикции США, тогда мы не можем оспаривать решение их судебной инстанции. По формальному международному праву, если я правильно понимаю, дело могло рассматриваться американским судом. Потому что истцы это резиденты США, выступающие в качестве их юридических лиц.

Конечно, Москва «уйти в несознанку» — мы ничего не знаем и не признаём. Но, если идти по мягкому варианту, без обострения конфликта, тогда нужно согласиться с тем, что это дело подсудно американской Фемиде. Просто последняя приняла неправовое решение.

В таком случае мы имеем право его оспаривать. Правда, я не совсем понимаю склонность российской правящей бюрократии к формуле, что наш ответ будет «адекватным и соразмерным». Во-первых, это невозможно чисто технически. Поскольку американского госимущества на территории РФ существенно меньше, чем российского в США. Хотя бы потому, что у нас по-разному устроено государство.

 — О чём идёт речь?

— В США очень мало госсобственности. Американское государство управляет экономикой другими методами, более тонкими. А у нас удельная доля госимущества больше, соответственно, мы более уязвимы. Далее, американская экономика значительно больше, чем наша. Поэтому в масштабах РФ ущерб в один доллар будет значительно более болезненным, чем для американцев.

Плюс к этому американская юриспруденция достаточно агрессивна: в её основе лежит принцип экстерриториальности. То есть развито представление, что в компетенции судов США находится всё. Вплоть до определения времени восхода Солнца над Москвой. Будучи более агрессивными, США находятся в преимущественном положении.

 — Каким образом можно привести их в чувство?

— Единственный способ это неадекватный, ассиметричный ответ. Нужно научиться ущемлять интересы США без ущерба, а, напротив, с пользой для себя. Прежде всего, речь идёт о создании аналога системы SWIFT (международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей).

Второе, это принципиальный отказ от использования доллара в качестве средства обмена и накопления. Если мы не готовы переходить в торговле на национальные валюты контрагентов, пожалуйста, есть евро, британский фунт, иена и швейцарский франк. Думаю, правительства этих стран будут в восторге от такого решения. Дальше можно зафиксировать, что мы не номинируем цены экспортного сырья в долларах и демонстративно избавиться от ценных бумаг американского казначейства. Просто потому, что они могут быть конфискованы в обеспечение иска по «делу ЮКОСа».

Затем следует рассмотреть вопрос о правомерности деятельности американских компаний на территории РФ. Зачем нам поисковик Google, когда есть Yandex?

 — В этом вопросе нашим властям, видимо, придётся столкнуться с лоббизмом со стороны российских компаний, которые сотрудничают с американским бизнесом?

— Не думаю, что «Роснефть» будет лоббировать интересы «ExxonMobil», с которым она уже разорвала отношения. А Shell, с которой сотрудничает, «Газпром» в проекте «Сахалин-3» это не американская компания. Кто-то, наверное, будет лоббировать. Но если это противоречит интересам государственной политики, то это должно стать проблемой для той компании, которая позволяет себе заниматься подобными вещами.

Думаю, что если «популярно» объяснить, что так делать не надо, желающих попробовать во второй-третий раз уже не найдётся. Потом могут возникнуть вопросы к компанииMicrosoft. На то, чтобы стандартизировать программное обеспечение Linux так, чтобы оно выглядело как продукция американского IT-гиганта, потребуются вложения в несколько миллионов долларов. Это совсем нетрудно сделать. Допустим, можно убрать продукцию Microsoft из всего госсектора и, вообще, у тех, кто хочет взаимодействовать с государством. Например, если я захочу зайти на портал госуслуг, у меня через какое-то время не должно быть права сделать это с платформы Windows. Сюда же относится проблема авторских прав: как говорится, «господа, идите лесом».

Ещё одно готовое решение — китайцы запретили своим госслужащим пользоваться продукцией одной американской компании, производящей компьютеры. Потому что в ней очень велика доля закрытого программного кода. Если у Microsoft она составляет около половины, то у других фирм доходит до 90%. Строго говоря, это встроенные шпионские устройства. Давайте вспомним про это и закроем наш рынок для такой продукции.

Или, ещё один пример, почему нас травят американские фастфуды, а также производители популярных американских прохладительных напитков? Как говорится, Онищенко уволили, и на этом проблема борьбы за здоровье граждан РФ закончилась?

Наконец, нужно приостановить выполнение своих обязательств в рамках ВТО, поскольку торговые санкции в отношении России нарушают правила свободной торговли. До тех пор, пока американцы сами не прекраhttp://svpressa.ru/economy/article/128645/тят этим заниматься. Также было бы нелишне расследовать американскую коррупцию на территории РФ. Если это делать по-настоящему, то история с покушениями на Фиделя Кастро покажется детским лепетом. То, что творили американцы у нас (да и творят до сих пор) это просто неописуемо. И всё, я думаю, что это будет неплохая переговорная позиция для того, чтобы успокоить людей. А, исходя из принципа «адекватности и соразмерности», ничего кроме ведра помоев на голову вы не получите. Потому что своего «ведра помоев» у вас под рукой нет. И все это знают.

Источник

Фото: Григорий Тамбулов/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.