shadow

Вашингтон до смерти напуган евразийским проектом России…


shadow

США и ЕС зря проигнорировали идею «общего европейского дома», высказанную Владимиром Путиным много лет назад, – в стремительно возводящемся общем евразийском доме американскому ястребу места нет, пишет бразильский журналист.

МОСКВА, 24 июл — РИА Новости. На саммитах ШОС и БРИКС в Уфе произошел геополитический взрыв, после которого евразийский проект России, Китая и Ирана утвердился в качестве авансцены будущих тектонических сдвигов мировой политики, пишет международный обозреватель Пепе Эскобар для американского журнала The Nation.

Аналитик отмечает, что совмещение двух саммитов — блестящий дипломатический ход российского президента Владимира Путина. В Уфе Россия противопоставила империалистической логике Вашингтона собственную мягкую силу, подчеркивающую, насколько глубоко эволюционировало сино-российское стратегическое партнерство.

«Собрав всех лидеров ШОС и БРИКС под одной крышей, Москва предложила видение динамичной геополитической структуры, укорененной в евразийской интеграции», — пишет журналист. Большая роль в этой структуре отведена и Ирану, искусно освободившемуся от многолетних западных санкций, — ввиду своего географического положения Тегеран станет ключевым узлом Евразии.

Иран — это страна, располагающая идеальным доступом к тем открытым морям, к которым нет выхода у России, замечает Эскобар. Для Москвы особую важность представляет строительство транспортного коридора от Персидского и Оманского заливов до Каспийского моря и Волги. К каспийской части коридора присоединится Азербайджан, в то время как Индия планирует использовать иранские южные порты для доступа в Россию и Среднюю Азию.

Кроме того, это самая удачная точка пересечения торговых путей с севера на юг и с востока на запад для торговли с государствами Центральной Азии. В этом регионе сосредоточены экономические интересы России, Китая и Индии (именно поэтому, например, по пути в Уфу индийский премьер останавливался в Туркмении, Узбекистане и Казахстане), поэтому центральноазиатские страны интегрируются в евразийские институты — Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Новый банк развития БРИКС. Кроме того, повсеместно в Евразии создаются зоны свободной торговли.

Немалое значение для участников уфимских саммитов имел и Афганистан, добавляет бразильский журналист. Если афганская оппозиция разоружится и оборвет связи с террористическими организациями, то ситуацию в регионе можно будет стабилизировать политическим путем. При таком раскладе стабильный Афганистан станет более открытым для китайских, российских, индийских и иранских инвестиций, появится возможность для реализации долгожданного проекта — газопровода через Туркмению, Афганистан, Пакистан и Индию (ТАПИ). Таким образом новые члены ШОС — Пакистан и Индия — будут получать 42% газа, подающегося по этому трубопроводу, и это даст экономический импульс для развития трансграничных евразийских связей.

«Несколько лет назад Владимир Путин предполагал, что возможно создание «большого европейского дома» от Лиссабона до Владивостока, но Евросоюз, находившийся под колпаком Вашингтона, проигнорировал эту идею. <…> Благодаря политическим институтам, инвестфондам, банкам развития, финансовым системам и инфраструктурным проектам свои очертания приобретает евразийский Хартленд (геополитическая концепция «срединной земли» Хэлфорда Маккиндера — прим. ред.), который однажды соединит Россию и Китай с Европой, югом Азии и даже с Африкой. Это будет многообещающая «Новая великая игра в Евразии», — пишет Пепе Эскобар.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.