shadow

«Ярсами» по Вашингтону

Пентагон раздувает число кораблей с ПРО, Минобороны РФ делает ставки на боеголовки


shadow

21 июля начальник отдела 4-го ЦНИИ Минобороны РФ Олег Пышный сообщил СМИ о том, что Пентагон к 2020 году модернизирует 50 боевых кораблей для использования в системе ПРО.

— Насколько нам это угрожает? Естественно, эти угрозы есть и для нашей морской составляющей, и для РВСН, — отметил полковник. — Будем принимать адекватные технические меры против этой угрозы. Уверены, что адекватный ответ есть.

Также Олег Пышный отметил, что в Минобороны обеспокоены созданием в США новых противоракет и их бросковыми испытаниями. «Мы отслеживаем создание американских систем ПРО. Да, мы предполагаем, что в семействе противоракет SM-3 со временем появятся такие, которые представляют для нас угрозу», — подчеркнул он.

22 июля «Интерфакс» со ссылкой на свой источник в ВПК опубликовал сообщение, в котором говорится, что в случае удачного завершения ведущейся в России ОКР «4202» по разработке и созданию гиперзвукового летательного аппарата, создаваемая США система глобальной ПРО станет бессмысленной.

— Если у России появится летательный аппарат, который уже получил известность как объект «4202», способный на гиперзвуковой скорости совершать маневры по тангажу (вертикальная плоскость) и рысканию (горизонтальная плоскость), наша страна получит возможность решить задачу гарантированного преодоления любой перспективной системы ПРО, — подчеркнул собеседник агентства.

Заметим, что «СП» уже писала об объекте «4202» и о тех преимуществах, которые появятся у России в противостоянии с США с постановкой на боевое дежурство МБР с гиперзвуковыми БЧ (читайте об этом в материале автора «Объект „4202“: к берегам Америки на гиперзвуке»).

Что касается увеличения кораблей ВМС США для задач ПРО. Компонентом морского базирования системы ПРО Агентства противоракетной обороны США является БИУС Aegis. Эта система размещается на борту крейсеров класса Ticonderoga и эсминцев класса Arleigh Burke. Также существует наземный вариант системы — Aegis Ashore — на двух базах в Восточной Европе — в Румынии. В 2018 году соответствующие объекты появятся и в Польше. На крейсере класса Ticonderoga ВМС США располагаются 122 контейнера с ракетами в установках вертикального пуска. На эсминцах класса Arleigh Burke — 90 и 96 контейнеров. Как правило, корабли несут на борту многоцелевой ракетный арсенал, состоящий из противоракет SM-3, противолодочных ракет, ракет «поверхность-воздух» и крылатых ракет Tomahawk.

Какие меры предпримет Россия в ответ на увеличение корабельной группировки ВМС США, выполняющей задачи по ПРО, и постановку на боевое дежурство противоракетных объектов в Румынии и Польше?

Бывший начальник управления аппарата Совета безопасности РФ, экс-начальник Главного штаба РВСН, генерал-полковник Виктор Есин замечает, что об этой теме можно говорить только в общих чертах, но суть ответных мер сводится к оснащению российских ядерных носителей комплектом средств преодоления ПРО, который обесценит те средства противоракетной обороны, которые американцы развертывают.

— Хотя Штаты заявили, что пока отменили строительство четвертого этапа так называемого Европейского поэтапного адаптивного подхода ПРО, но сделали они это не потому что они такие добрые и идут навстречу нам, России.

Напомню, что первый этап ЕвроПРО предусматривает наличие нескольких кораблей в Средиземном море и передовой РЛС в Турции. Второй и третий этап — строительство объектов ПРО в Румынии и Польше. На четвертом этапе базы ПРО в Европе к 2020 году планировалось переоснастить на противоракеты SM-3 Block 2B. Так вот, реализация четвертого этапа приостановлена потому, что у американцев возник целый ряд проблем технологического плана, которые в настоящий момент решить не представляется возможным. Выяснилось, что эти перехватчики не способны вычленять реальные боеголовки на фоне ложных целей.

Кроме того, под противоракеты SM-3 Block 2B США нужно переделывать всю корабельную систему: чтобы показать нужные характеристики, ракета просто не умещается в универсальную установку вертикального пуска Мк41, которыми в настоящее время оснащаются корабли. То есть реализация четвертого этапа будет крайне дорогой.

Таким образом, пока американцы не решат эти задачи, они не будут приступать к выпуску этой противоракеты. Такая же ситуация с новой стратегической ракетой-перехватчиком KEI, которая предназначалась для замены противоракет шахтного базирования GBI, развёрнутые на Аляске и в Калифорнии. Я полагаю, что к этому вопросу они вернутся к середине следующего десятилетия.

 — То есть увеличение кораблей с элементами ПРО на борту и оснащение существующими модификациями ракет SM-3 для наших РВСН особой угрозы не представляет?

— Скажу так — не критично. И дело не в том, что их противоракеты осуществляют перехват кинетическим способом, но и в дальности их действия: по высоте они могут забираться только на 250 км, а высшая точка траектории МБР 1700 км. Скажем, есть определенная доля вероятности перехвата носителей из состава трех дивизий РВСН, которые у нас располагаются в европейской части страны, пока они не наберут высоту, но для этого, так сказать, надо сработать алгоритму, нужно знать, куда наводить перехватчики, а это крайне сложно. По нашим оценкам, американцы не смогут определить траектории ракет того же комплекса «Ярс».

Ведь Штаты неспроста отказались от системы космических сенсоров PTSS (Precision Tracking Space System) — системы инфракрасного слежения за баллистическими ракетами, заказанная Агентством по противоракетной обороне МО США, чтобы засекать факт пуска и вычислять траекторию ракет. У них с этим тоже ничего не получилось.

Так что до середины следующего десятилетия для РВСН морская и наземная составляющие ПРО США серьезным образом проблем представлять не будут. Однако, что касается ВМФ, тот тут ситуация несколько сложнее: если их корабли с системой Aegis подойдут на расстояние 100−150 км от района патрулирования наших ПЛАРБ, то возможности перехвата повышаются.

— Несколько лет назад эксперты РИСИ опубликовали информацию о том, что США работают над системой ПРО авиационного базирования, которая могла доставить нам хлопот…

— Да, но потом американцы прекратили работы в этом направлении, потому что задумка хоть и интересная, однако трудно осуществимая — не будешь же постоянно держать в небе самолеты. Кроме того, радиус действия такой системы оказался незначительным.

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета при председателе Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Виктор Мураховский также отмечает, что, судя по результатам испытаний американских противоракет SM-3, они могут бороться с боевыми частями МБР и БРПЛ в достаточно узком диапазоне и с весьма низкой эффективностью.

— До сих пор испытания проводились по известным траекториям и против одиночной головной части ракеты. Учитывая, что способ перехвата у противоракет кинетический, то малейшее отклонение ведет к промаху.

Теперь что касается мер, которые надо принимать, чтобы бороться с увеличением корабельной группировки с элементами ПРО.

Во-первых, совершенствовать в комплексе средства преодоления ПРО в боевом оснащении МБР. Кстати сказать, мы этим начали заниматься задолго до поставки американцами на боевое дежурство БИУС Aegis — с учетом преодоления систем ПРО, предусмотренных договором от 1972 года между СССР и США (Договороб ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) подписан 26 мая 1972 года США и СССР, в 2002 году в связи с выходом из него США, договор прекратил функционировать — «СП»). И сейчас без всякого преувеличения можно сказать, что мы первые в мире в этом сегменте, причем ушли далеко вперед по сравнению с любыми другими конкурентами.

Во-вторых, необходимо развивать противокорабельное вооружение — ракеты наземного, морского и воздушного базирования. Здесь также Россия одна из немногих стран, которая имеет на вооружении сверхзвуковые противокорабельные ракеты. А сейчас и самостоятельно, и вместе с партнерами из Индии выходим на уровень разработки гиперзвуковых противокорабельных ракет. И хотя Индия продемонстрировала модель гиперзвуковой крылатой ракеты BrahMos на выставке Aero India 2013, однако не секрет, что все работы базируются на научно-техническом заделе советско-российского времени. Соответственно, сверхзвуковыми, а в среднесрочной перспективе — и гиперзвуковыми противокорабельными средствами, могут оснащаться и Ту-22М3, и Су-34, которые поступают на вооружение, и даже самолеты типа Су-35. Такие ракеты могут применяться в достаточно широком диапазоне, а не только тяжелыми дальними бомбардировщиками типа Ту-160 и Ту-95.

В-третьих, для того, чтобы корабли с системой Aegis постоянно держать на контроле, а в случае агрессии обеспечивать целеуказание, для этого нужно работать над космическим сегментом. Не секрет, что принято решение о развертывании Единой космической системы предупреждения о пусках баллистических ракет. Первый военный спутник ЕКС «Тундра» должен быть запущен на орбиту в ноябре этого года.

Источник

Фото: Владимир Песня/ РИА Новости

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.