shadow

Драматично, но без катастрофы

Хотя осенью наши миллиарды рванут в США с утроенной скоростью


shadow

Во вторник, 21 июля, стоимость нефти WTI на Нью-Йоркской бирже упала ниже отметки в 50 долларов. По мнению экспертов Bloomberg, трейдеры играют на понижение в ожидании, что Федеральная резервная система (ФРС) США повысит базовую процентную ставку до конца текущего года. В результате, доллар укрепится, а спрос на номинированные в долларах сырьевые товары (нефть) — уменьшится.

Для России действия ФРС чреваты обострением кризиса. Об этом говорится в аналитическом обзоре Сбербанка России «Внешние шоки-2015».

«Повышение ставки ФРС в 2015 году вызовет приток капитала в США. Но удорожание доллара — уже свершившийся факт, поэтому мы не ждем сильного снижения долларовых цен на биржевые товары в связи с этим», — считают аналитики Сбербанка.

Эксперты признают: снижение цен на нефть и дополнительная турбулентность на валютном рынке станут главными факторами влияния внешних шоков на Россию. Ситуацию усугубляет замедление темпов роста Китая и снятие международных санкций с Ирана.

«При всей позитивности этого события, в принципе, легко прогнозируется шок со стороны предложения на рынке нефти. Более того, это фактор практически немедленного действия», — отмечается в докладе.

Однако в целом аналитики Сбербанка оценивают ситуацию как «неприятную, но без катастрофы».

«Хотя события, которые сейчас разворачиваются, могут иметь для мира поистине драматические последствия, Россию они затронут по касательной», — отмечается в обзоре Сбербанка. То, что страна оказалась отрезанной от мировых рынков капитала еще до появления новых вызовов, снижает ее уязвимость к новым шокам и уменьшает число каналов их передачи. В результате, негативное влияние сводится к снижению цен на сырье, небольшому ускорению оттока капитала и дополнительному снижению курса рубля.

«Старые болячки» российской экономики обострятся, Резервный фонд, возможно, начнет истощаться, а положение потребителей снова ухудшится, но «катастрофические сценарии не просматриваются», — резюмирует Сбербанк. Если верить сбербанковским аналитикам, дополнительного вмешательства со стороны властей для снижения последствий шоков не требуется, поскольку «политика гибкого валютного курса помогает экономике быстро адаптироваться к новым внешним условиям».

Сможет ли Россия относительно безболезненно пережить новые шоки, или серьезные потрясения неизбежны?

— Я не вполне согласен с выводами экспертов Сбербанка, — отмечаетруководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Прежде всего, с тем, что уже осенью — в сентябре-октябре — следует ожидать нового витка валютно-финансовой турбулентности. Мне думается, валютный «шторм» действительно неизбежен, но сроки его наступления пока дискуссионные. Скорее всего, «шторм» наступит в ноябре-декабре.

Главный фактор, который может спровоцировать такой валютный «шторм» — повышение ФРС базовой ставки. Между тем, глава ФРС США Джанет Йеллен, выступая недавно с традиционным полугодовым докладом о денежно-кредитной политике, четко заявила: ставка будет повышена в 2015 году, но момент принятия решения определят исходя из динамики экономики США. Пока, по словам Йеллен, показатели второго квартала выглядят прилично: оживляется рынок недвижимости, снижается уровень безработицы, и в целом, по всем 12 экономическим округам США, наблюдается устойчивый рост.

В ФРС, кроме того, дают понять: конкретный срок повышения ставки не так уж важен. Умные игроки уже сейчас отыгрывают будущее повышение ставки, и, возможно, ожидаемого сильного повышения курса доллара не произойдет. Да, неизбежно будет скачок по доходности государственных облигаций США, некоторый подскок курса доллара и притока капитала в США, но драмы для ведущих экономик мира не случится.

Главные негативные эффекты от повышения ставки, считают в ФРС, придутся на рынки развивающихся стран, в том числе, на российский рынок.

— Что конкретно это означает?

— Что ощутимо усилится отток капитала. Эпоха дешевых денег для развивающихся стран заканчивается, и теперь капиталы пойдут туда, где им наиболее выгодно — в США. Некоторые уже начинают туда подтягиваться.

Тот же Китай противится этому процессу всеми силами, китайские денежные власти делают отчаянные шаги в направлении открытия своего внутреннего финансового рынка для иностранных инвесторов (сейчас их доля — менее 1,5% от общего числа инвесторов). Но ведущие аналитики едины во мнении: чем быстрее и полнее Китай будет открываться остальному финансовому миру, тем больше шансов, что негативные импульсы с китайских фондовых площадок будут вторгаться в глобальное экономическое пространство.

Как бы ни было, сейчас иностранные инвесторы относятся к Китаю с долей сдержанности. Более того, фиксируется отток капитала из КНР — видимо, и местный бизнес прекрасно понимает хрупкость финансовой системы страны, и пытается вести дела, где только возможно — за ее пределами.

Этот негативный эффект — отток капитала — коснется, конечно, и России. И, на мой взгляд, прогнозы по оттоку, которые сегодня озвучивает Минфин РФ, — 70−80 млрд долларов в 2015 году — представляются излишне оптимистичными. Судите сами: только за два квартала текущего года из России ушло около 52 млрд долларов, а впереди два пика выплат внешних корпоративных долгов — это еще около 40 млрд долларов.

Такой значительный отток капитала ухудшает платежный баланс РФ и влияет на динамику валютного курса — по сути, это дополнительный фактор ослабления рубля. И если говорить о каналах передачи внешних шоков, о которых упоминает Сбербанк, этот канал — отток капитала — в России работает в полной мере, и держит в напряжении наш финансовый рынок.

 — Но Сбербанк уверяет, что российская экономика быстро адаптируется к новым внешним условиям. Это не так?

— Все зависит от того, как будет складываться динамика на нефтяном рынке. Пока цены на «черное золото» держатся ниже отметки 60 долларов за баррель. Для России это не очень здорово. Сейчас уже можно говорить, что среднегодовая цена на нефть окажется около 56 долларов. Это значит, прогноз Минэкономразвития — спад ВВП России в 2015 году составит 2,5−2,8% — не сбудется. В реальности, скорее всего, спад будет гораздо более значительный, и составит 3,2% ВВП РФ.

Кроме того, избыток предложения на рынке «черного золота» сохраняется, плюс выход Ирана на рынок во втором полугодии грозит усугубить ситуацию. Поэтому и «нефтяной» канал передачи шоков на нашу экономику остается полностью открытым. А это означает проблемы с исполнением бюджета России, и чревато дополнительной рублевой эмиссией в IV-м квартале текущего года, что подтолкнет вверх инфляцию до уровня 11−12% годовых.

— Как, на ваш взгляд, выглядит реальный прогноз развития экономики РФ?

— Я бы исходил из более жесткого варианта, чем Сбербанк. Если ФРС повысит ставку в сентябре, негативные эффекты в виде оттока капитала и ослабления рубля проявятся уже нынешней осенью.

Да, в этой ситуации плавающий курс рубля, в точки зрения денежных властей, — это неплохо. Как и возможность проведения интервенций для пополнения валютных резервов. Тем не менее, инструментов для удержания ситуации стабильной может не хватить. Особенно если на ситуацию наложатся негативные эффекты Китая, которые до сих пор не исчерпаны.

В этом случае я бы не стал уповать на плавные изменения в российской экономике. Нас, скорее всего, ждет довольно сильный шок…

— Россия нуждается в долларах и евро, прежде всего, чтобы покупать импорт, — напоминает экономист, преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ Владислав Гинько. — Однако мы уже начали процесс перехода на взаимные расчеты в национальных валютах с рядом стран, например, с Китаем. Кроме того, как показывает статистика, импорт у нас сокращается. В результате получается, что импортозамещение у нас идет, и идет неплохо.

Скажем, сегодня в России — в отличие от 1990-х — производится более половины потребляемых в стране продуктов питания. Причем, надо понимать: задачи полностью перейти на отечественные товары не стоит, потому что Россия включена в глобальный рынок, и полностью изолировать ее невозможно.

Безусловно, рубль впитывает все внешние риски, и мы переживаем непростые экономические времена. Низкие цены на нефть в сочетании с санкциями — достаточно серьезный вызов для российской экономики. Но для паники нет оснований. У нас неплохие золотовалютные резервы, умеренный дефицит бюджета, и феноменально низкий размер госдолга по отношению к ВВП.

Источник

Фото: AP/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.