shadow

План «Ч» Вашингтона и Порошенко: филькина грамота про Донбасс

О чем Нуланд и президент Украины договорились в Киеве


shadow

Донбасс – не Украина. Теперь это практически официально признали в Киеве. В начале этой недели Верховная Рада страны приняла закон о местных выборах, в котором исключила проведение выборов в местные советы на «оккупированных территориях» — в Крыму и на Донбассе. Оккупированы эти территории были, очевидно, местными жителями, без учета мнения Киева, который все чаще действует по принципу «баба с воза» — ясно же, за кого бы проголосовали «оккупированные территории» на ближайших выборах.

В ночь на четверг в Верховную Раду были стремительно внесены президентом изменения в Конституцию, которые упоминают Донбасс в переходных положениях к Основному закону. Правда, что такое эти «переходные положения» и сколько они будут действовать, толком не знает никто. Может год, а может и месяц. (Сегодня депутаты Рады проголосовали за то, чтобы поправки «от Порошенко» оценил Конституционный суд Украины).

В любом случае, никакого отношения к Минским соглашениям они иметь не могут. Ведь в Минске было русским (и английским) по-белому зафиксировано следующее: до конца 2015 года Украина проводит конституционную реформу и принимает закон об особом статусе Донбасса, согласовывая при этом все свои действия с ДНР и ЛНР. Закон об особом статусе действительно приняли еще прошлой осенью, но в марте этого года его «заморозили». За последний месяц Порошенко несколько раз подчеркнул – никакого особого статуса у Донбасса не будет. Следовательно, он не собирается реализовывать Минские соглашения, под которыми стоит, в том числе, его подпись как гаранта их исполнения.

Фирменный стиль украинской политики здесь чувствуется во всей красе. Это успели заметить уже и в Берлине, и в Брюсселе. Недаром, еврокомиссар по интеграции Йоханнес Хан во время своего недавнего визита в Киев заявил о том, что особый статус у Донбасса должен быть не на временной, а на постоянной основе. А президент Европарламента Мартин Шульц прозрачно намекнул – действие минских соглашений может быть продлено и на 2016 год. Но Порошенко их не услышал. Он предпочел дождаться свою подругу, замгоссекретаря США Викторию Нуланд, прославившуюся откровенными признаниями финансирования Евромайдана. И после общения с ней в Киеве в эту среду было принято решение о спешном внесении новых предложений, имитирующих выполнение минских соглашений.

Зачем это Киеву?

Во-первых, продемонстрировать Западу, начавшему сомневаться в договороспособности Порошенко, то, что он остается привержен миру. Ничего, что, согласно Минским соглашениям, особый статус Донбасса должен быть прописан непосредственно в самой Конституции, а не в переходных положениях к ней.

Во-вторых, обвинить в срыве минских договоренностей представителей ДНР/ЛНР, закономерно не признающих данные изменения конституционной реформой. Опять же – никто даже не счел необходимым поставить руководство республик Донбасса в курс дела, что должен был сделать Киев, согласно минским соглашениям. Для этого существует Контактная группа Минского процесса, на рассмотрение которой необходимо подавать такие документы. Завеса тайны и спешность принятия изменений в Конституцию были связаны с очевидным желанием уйти от согласования этих изменений с Донбассом, Россией и ОБСЕ.

В-третьих, имитация конституционной реформы позволила сменить крайне неприятную Киеву повестку дня – неспособность разобраться с бандформированиями запрещенного в России «Правого сектора»  на Западе страны поставила вопрос о потенции центральной власти. Теперь же Порошенко, в очередной раз оттоптавшись на теме «никакого особого статуса Донбассу», переводит общественную дискуссию на удобную для себя тему.

Выводы из этой ситуации следующие: имитация выполнения Минских соглашений официальным Киевом нужна Вашингтону и Порошенко для того, чтобы в последующем обвинить в их срыве представителей Донбасса, предсказуемо не принимающих эту профанацию.

Вместо внесения в Конституцию расширенной формулировки об особом статусе Донбасса предлагается просто «упомянуть» про Донбасс в некой «филькиной грамоте» — переходных положениях. Не согласовав это с Донецком, Киев гарантированно выходит за рамки, прописанные в Минске.

Двойное прочтение четко записанных формулировок Минского соглашения не позволяет таких вольностей. Берлин, будучи адвокатом реализации соглашения, особенно на фоне фиаско своей политики в Греции, становится перед сложным выбором – признать имитацию, открывающую перспективу возобновления войны, или продолжать настаивать на реализации исходных положений.

Москва, ориентируясь на интересы Донбасса, никогда не согласится с такой наглой подменой. Поскольку фактическая интеграция Донецка с Луганском в Российскую Федерацию, начатая в этом году, возможна на данный момент только в рамках действия Минских протоколов. Следовательно, приверженность заключенным в феврале соглашениям, закрепляющим особое положение Донбасса и роль России в нем, остаются краеугольным камнем российской политики на Украине. И никакие фальсификации это изменить не смогут.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

фото: Наталия Губернаторова

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.