shadow

Евромайдан… чик, и готово.


shadow

Все идет по сценарию. Предательства, убийства, мир, убийства, предательства.

Второй акт украинской драмы приближается к кульминации. В этом эпизоде интересна судьба собственно того, с кого начиналась драма: судьба Евромайдана. Потерялся он, сошел с первых полос, потух как-то. Сегодня Евромайдану можно, например, почтить память наполовину русскоязычного писателя Шевченко где-то в Харькове. И больше ничего.

Евромайдан, ты пропадаешь. Связь все хуже. Ты массово гибнешь сейчас на передовой, частично прячешься в России от мобилизации. Или взлетаешь на воздух на улицах Харькова и Одессы. То от рук партизан, то от рук тех, кто выдает себя за партизан, то от рук тех, кто хочет стать партизаном. Это если послушать телевизор. А на самом деле…

Евромайдан, слишком ты борзый для власти теперь. Теперь, когда праздник под звуки охотничьих рогов и с заранее загнанной жертвой завершен, борзых загоняют назад на псарню. И борзые не должны упираться. Они должны идти на место. Потому что короли теперь будут кушать. А потом будешь кушать и ты. Все, что короли не покушают. Но это если упираться не будешь.

Евромайдан, власть тебя убирает. Потому что ты слишком борзый. Она тебя убирает, зачищает, взрывает, отправляет на фронт. Потому что тебя много, ты неудобный, ты слишком громкий. Ты хочешь какого-то там равенства, справедливости, и по странному стечению обстоятельств думаешь, что ты власть. Ведь правда? Ты думаешь, что ты власть. А власти это не нравится. А как же ей это может нравится, ведь она же — власть — знает, что это она власть. А ты говоришь, что ты. И лезешь в кабинеты. Но куда тебе в кабинеты, Евромайдан. Ты ведь и на майдане еле помещался. Не кабинетный ты. А власть, она да, кабинетная. И к тому же она там давно. Она ведь не менялась. И меняться не собирается. Ты не заметил? Похоже, ты не заметил, что власть не менялась давным-давно. И в феврале прошлого года она не поменялась.

Я знаю, Евромайдан, ты ненавидишь меня за мои слова. Не слушаешь, не слышишь, а просто ненавидишь. Так бывает, когда очень нужно кого-то ненавидеть, потому что истинного злодея назвать страшно. Вот я и подхожу тебе для лютой ненависти твоей, которой ты поливаешь меня на каждой странице своей очень юной жизни.

И ты не хочешь услышать то, что я ТАК ЖЕ КАК И ТЫ хочу справедливости, свободы, равенства, что я ТАК ЖЕ КАК И ТЫ против коррупции, против гепы, допы и против задницы, в которой находится наша страна. И Антимайданом я называюсь только потому, что ты так захотел. Потому что именно ты записал меня во вражий стан.

Есть, конечно, между нами различия. Вот ты думаешь, что ты власть. А я знаю, кто власть. И это не ты. И еще одно отличие. Ты хочешь, чтобы я заткнулся и умер, сгорел, наступил на мину, прыгнул с небоскреба без парашюта… А я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось! Я хочу, чтобы ты выжил и увидел, что будет дальше. Я хочу, чтобы ты узнал хотя бы ПОТОМ, кто говорил тебе правду, а кто лгал. Но власть — власть, а не ты — не допустит, чтобы ты выжил. У тебя нет путей к отступлению. Никаких.

А кто Власть? Власть — деньги. Они не у тебя: они были не у тебя и не у тебя будут. А кто ты? Ты использованный презерватив, который сам по себе уже ничего не стОит. Тебя даже не продашь, чтобы отбить хоть какую-то копеечку. Я оскорбил тебя? Да. А что ты мне сделаешь? Ничего. Потому что ты никто. Есть Власть, есть Коломойский, есть Ополчение, а тебя, Евромайдан, нет.

Что делать? Ничего. Уже ни-че-го не сделаешь. Все, кто продолжает бороться за свободу, находятся с другой стороны от линии фронта. И они тебя не любят.

И я давно уже не с тобой воюю. Я воюю с властью, которую ты водрузил на плечи нашей несчастной Украины. Вот с этими гнидами воюю, их буду на кол сажать за измену родине. Ну и всяких залетных из сша, израиля, польши, грузии, прибалтики.

Год назад ты проделал огромную такую дыру в Евросоюз, и через нее лезет всякая мразь. А в Киев теперь только ленивый не заходит нагадить в нашу с тобой историю, культуру, в наши с тобой воспоминания. Это ты сделал. Это результат твоей короткой жизни.

Какая грустная пара, нищий умирающий юный евромайдан и бесприданница Украина. Эх… евреи всегда были хорошими драматургами. И конец у них строго в рамках стиля. Чик — и готово.

Вот такая вот бенетическая драма.

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.