shadow

Русских считать африканскими беженцами

Латвийская элита изгаляется в противопоставлении «оккупантов» «чистокровным» жителям страны


shadow

Забавный эпизод произошел со спикером Сейма Латвии Инарой Мурниеце, бывшей сотрудницей национально-консервативного издания «Латвийская газета», грозно стоящей на страже латышского языка. Во время празднования Дня независимости США в Доме Рижского латышского общества она выступила на английском, хотя по закону публичное мероприятие в стране должно проводиться на государственном языке либо с переводом на латышский. И она же того обычно требует.

На спикера пожаловался депутат оппозиционной партии «Согласие» Ивар Зариньш, но Центр государственного языка тут же встал на ее защиту. А вот когда русский мэр Риги Нил Ушаков выступил 9 мая на русском языке перед празднующими День Победы, тот же Центр госязыка целый месяц расследовал «антигосударственное нарушение», и лишь после тщательных экспертиз вынужден был признать, что нарушения со стороны мэра не было. Тот имел право выступать как частное лицо. А к тому же оказалось, что требование к госчиновникам говорить по-латышски не записано в законе, носит чисто моральный характер, а латышский язык — выступление на нем или перевод — должны обеспечивать организаторы публичного мероприятия.

Забавно в этой коллизии то, что именно Инара Мурниеце требует от госчиновников говорить только по-латышски. «Это вопрос самоуважения государства», — заявила она. Выступает и за изгнание русского языка из русских школ и общественной сферы. Как видим, ее требования не касаются английского языка.

Возмущенный Ивар Зариньш утверждал, убеждая признать Инару Мурниеце виновной в нарушении: «Такие действия напоминают то, что приходилось видеть в советские времена, когда латвийские руководители услужливо пытались использовать иностранный язык вместо государственного». Однако директор Центра госязыка Марис Балтиньш осадил жалобщика: «Празднование Дня независимости США в Доме Рижского латышского общества было закрытым, а не публичным мероприятием. Поэтому на эту ситуацию не распространяются нормы проведения публичных мероприятий закона о госязыке. Оно было организовано посольством США и в нем участвовали только приглашенные лица, в том числе и спикер сейма Инара Мурниеце».

Тут, конечно, следует задать вопрос: а с какого количества участников мероприятие начинает считаться публичным? С троих, десяти, сотни? Понятно, что это не около 200 тысяч человек, праздновавших День Победы в Риге, но все же?

Ну и главное: как же быть с моральной стороной дела? Спикера, понятно, пригласили не как частное лицо. И если председатель парламента Латвии, кстати, прекрасно владеющая русским языком, лично обязывает госчиновников говорить на латышском, то вообще трудно представить, чтобы она, пусть даже на закрытом мероприятии для русских, говорила по-русски. А по-английски, стало быть, можно.

Мэр Риги Нил Ушаков поиронизировал над ситуацией на своей страничке в Facebook:

«Две идентичные ситуации.

1. День Победы — частное мероприятие (частное — в смысле, что его не организует ни государство, ни самоуправление), выступает мэр Риги („Согласие“), речь только на русском языке.

2. День независимости США — частное мероприятие, выступает спикер Сейма (Национальное объединение), речь только на английском языке.

В первом случаем Центр госязыка прислал мне письмо с подробными вопросами, обсуждался даже вариант, что они придут еще лично. Встречаться я с ними не стал, а помощница подготовила ответы на письмо. Случай долго обсуждался в СМИ. В итоге через месяц было сказано „ну да, никак не получается найти возможность наказать, возможно накажем организаторов“.

Во втором случае Центр госязыка через несколько часов уже в тот же день публично (!) заявил, что никаких нарушений не было и все в полном порядке. И похвалил Мурниеце, что она поздоровалась на латышском и что интервью СМИ она дает только на латышском.

Какой вывод? Вывод очень простой — отдаю котов Кузю и Муриса на курсы английского…»

Смешно и грустно. Ненависть к «инородцам», сочетающаяся с обожанием американцев, у местных националистов столь велика, что они путаются в применении государственного языка, а недавно приравняли местных русских уже не только к «оккупантам», что привычно, а… к беженцам из Африки, которых Евросоюз пытается распределить по странам ЕС (а Латвия сопротивляется).

Бывший министр обороны Латвии, известный обожатель ветеранов Латышского легиона СС, европарламентарий Артис Пабрикс, утверждает: республике должны скостить квоту приема беженцев, так как Латвия, по его словам, уже пострадала в советские годы: якобы, пережила насильственную иммиграцию. Националист считает, что жители СССР, «понаехавшие» сюда (а на самом деле прибывшие на восстановление народного хозяйства, строительство портов, заводов и городов), должны быть учтены как иммигранты с соответствующим вычетом из квоты беженцев из Африки.

В Латвии около 27% населения — русские. До войны тут проживало почти 9% русских, в основном — староверов. Проживают они и сегодня. Есть регионы, где процент русских староверов приближается к 100. Подавляющему большинству «иммигрантов» советского периода, создавших экономику Латвийской ССР, после распада Советского Союза, было отказано в гражданстве. По состоянию на 1 января 2015 года в Латвии проживает 1 986 100 человек. Из них 267 тысяч — «неграждане». Сразу после распада СССР таковых было около 700 тысяч. Но часть уехали, часть прошли процедуру так называемой натурализации, заторможенной, кстати, квотами, получили латвийское гражданство.

Остались эти 267 тысяч, для которых Латвия — такая же родная земля, как и для латышей. Многие тут родились, здесь могилы их предков, родственники, друзья. Да и не так-то просто сняться и переехать, даже если хочется. Тут — всё. Как солгал недавно один русский журналист из Прибалтики, свихнувшийся на ненависти к соотечественникам, элементарно поменять квартиру в балтийской столице на квартиру в Москве. Но с какой стати русский житель, те же староверы, должен покидать родную землю или землю, ставшую родной за десятилетия жизни?

И вот что еще ухитрился сказать поборник западной демократии Артис Пабрикс. Предлагая приравнять русских Латвии к беженцам из Африки, которые, понятно, ничего тут не созидали, он сказал: «Речь идет не только о „негражданах“. Те, кто в те годы прибыл в страну — иммигранты в первом или втором поколении. И сегодня Латвии необходимо защитить свои интересы».

…Профессор Рижского Университета имени Паулса Страдиньша Денис Хановзаметил, выступая на одном из телеканалов Латвии: в речах представителей властей о приеме беженцев можно заметить слова, которые граничат с расизмом. И еще он заметил: «Мы становимся очень эгоистичной нацией и народом, который не помнит, что в свое время, после Второй мировой войны, латыши тоже отправились по миру»…

Заметим заодно, хотя кому-то покажется, что не к месту: знаменитый латышский хирург Паулс Страдиньш, чьим именем назван университет, — уроженец сельской местности в Латвии, сын ремесленника. С 1914 по 1919 годы учился в Петрограде в Военной медицинской академии, которую закончил с отличием.

Интересно и характерно, правда? Почти вся латвийская элита — прошлая и нынешняя — получила образование на русском языке. Достигла высот благодаря знаниям, полученным от русских профессоров. Можно смеяться из-за приверженности части нынешней латвийской элиты английскому языку, можно и нужно шутить по поводу обучения ему кошечек. Но все же очень грустно и противно.

Источник

Фото: Zuma/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Сергей Сергеев    

    Смешно и грустно … Это не слова, а жалкое блеяние. Русофобия должна получать адекватный ответ, а не детский лепет.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.