shadow

Почему Украина хочет стать Россией


shadow

Новость о том, что в Верховную Раду внесен законопроект, предусматривающий запрет на использование термина «Россия» в качестве синонима географического названия Российской Федерации, взбудоражила умы по обе стороны баррикад. И дело тут, конечно, не только и не столько в том, что предлагается под страхом уголовного или административного преследования называть соседнюю с Украиной страну иначе как Московия. Дело вот в чем: «под историческим названием территории Украины в этом законе понимается словесное наименование «Русь» и производное от него «Россия»». То есть, совершенно неожиданно Украина, на протяжении последней четверти века, провозглашавшая устами своих политиков, что она — не Россия, решила таки Россией стать.

Естественно, в рамках обсуждения возникло сразу несколько версий, призванных объяснить сей поворот в общественном сознании или, по крайней мере, в сознании украинских ультра-националистов (если я правильно поняла, то инициатор проекта — член «Радикальной партии», иначе говоря, ляшковка). Эти версии я бы условно обозначила так:

1. Паническая. Это жжжж неспроста вносится такой законопроект, если он будет принят, то Украина тем самым официально заявит свои претензии на всю территорию современной России (а не только на Крым). В этом демарше ее поддержат США и Европа, они зальют Украину деньгами (кстати, не очень понятно, что им мешает это сделать сейчас, до принятия вышеупомянутого законопроекта), вооружат ее до зубов, поцелуют в лобик и направят в дранг нах Остен. Ну, а тогда уже Россия не отвертится от участия в полномасштабной войне с обезумевшей соседкой. Эту версию мне не хочется подробно разбирать в силу, на мой взгляд, ее гипертрофированной утопичности. Я скорее себе «город Солнца» Томазо Кампанеллы могут представить в реальной действительности, чем реализацию вышеописанного сценария.

2. Тролльская. Украина надеется с помощью принятия этого законопроекта вывести руководство России из себя и подвигнуть его на решительные действия по отношению к себе. Чисто теоретически такое можно себе представить, но в этом случае возникает вопрос — все предыдущие маразматические, саморазрушительные и кровопийские действия нынешней Украины Россию из себя не вывели, а вот этот законодательный, извините мой французский, высер выведет? Как-то сложно себе это представить: из-за объявления Верховной Рады России агрессором Путин не ввел войска, а вот как только данный законопроект будет принят — здравствуйте, 200 тысяч российских военнослужащих на просторах Украины?

3. Хулиганская. Я ее называю так, потому что проще всего сформулировать ее с помощью известного, хотя и не очень корректного выражения — когда коту заняться нечем, он яйца лижет. Нынешнюю Верховную Раду, как показал прецедент голосования за законопроект о реструктуризации валютных ипотечных кредитов, лучше держать как можно дальше от законотворческого процесса. Я не хочу сейчас рассуждать о том, чем руководствовались депутаты ВР, нажимая на кнопки во время голосования — давайте ограничимся только констатацией факта, что уровень проявленного ими непрофессионализма при решении действительно важных для общества задач просто зашкаливает. И не только в этом конкретном случае, но и во всех остальных. А раз так, то самое умное, что Рада в ее нынешнем составе может сделать — это то, что делает кот, когда ему заняться нечем.

К этим версиям я добавила еще одну, к которой все больше и больше склоняюсь, и назвала бы ее «психологической». Почему определенная часть украинского политикума вдруг захотела, чтобы их страна называлась «Россией»? Не претендую на лавры стариков Фрейда и Юнга, но мне кажется, что в данном случае мы является свидетелями реализации огромного, прямо-таки катастрофического комплекса неполноценности. Украину в мире все больше презирают, отношение к ней трансформировалось от уважительного к брезгливому. Не случайно ведь даже такая «птица высокого полета», как президент Эстонии, совсем недавно сравнил нашу экс-братскую страну с побирушкой и рехнувшимся шантажистом. Ну, а как характеризуют Украину западные СМИ — это все в последние несколько месяцев имели возможность узнать. Коррумпированная… даже не страна, а территория, неспособная к принятию самостоятельных решений, failed state – несостоявшееся государство, управляемое неэффективным руководством, которое, подобно змее, периодически кусает собственный хвост. Короче, градус презрения нарастает, а градус сочувствия и стремления помочь ощутимо идет на убыль.

Естественно, радикалам — в первую очередь, им — ощущать такое невыносимо. И естественно, что у них возникает мысль о том, что надо что-то в консерватории поменять. На какие-то серьезные преобразования они не способны, и как раз поэтому в их головах возникает мысль о внешнем ребрендинге государства. Вот пусть отныне называется не Украиной, а Россией! Да, Россию в мире побаиваются, да, ее считают некоей непредсказуемой и грозной силой — но ведь при всем при том ее не презирают, к ней все больше прислушиваются. Этого и хочется украинским радикалам — чтобы к государству, в котором они проживают, было точно такое же отношение. Не как к сумасшедшему, страдающему суицидальными наклонностями, не как к вечному вымогателю и просителю, которого всегда можно без какого-либо ущерба для себя пнуть от ворот своего дома. Как к силе, способной встряхнуть весь мир.

Ну, конечно же, надежды юношей питают… И правы те, кто предлагает не уделять мега-серьезного внимания подобным попыткам. Но лично я посоветовала бы не забывать, что радикалы — потому и радикалы, что их с необыкновенной легкостью «носит» из одного крайнего лагеря в другой. В нацистской Германии радикальные коммунисты к изумлению своих более умеренных товарищей по партии становились рьяными сторонниками Гитлера, после поражения Третьего Рейха рьяные нацисты непринужденно перекрашивались в прямо противоположные цвета. И такое бывало повсеместно в истории.

Анастасия Скогорева (ежики)

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.