shadow

Страх перед Российской Империей достиг предела


shadow

9h

Британский историк, профессор Оксфордского университета, один из ведущих западных экспертов по вопросам бывшего СССР, и прочая, и прочая — Тимоти Гартон Эш на «Радио Свобода» выразил своё мнение по поводу современной политики РФ: «Россия потеряла империю, но так и не обрела новой роли в мире». Далее следует интересное рассуждение:

«Понятие “русский мир” перекликается с понятием “англоязычный” или, как иногда говорят, “англосаксонский мир”. Этим термином обозначают обычно культурное сообщество, члены которого могут ощущать близость в силу не только общности языка, но и других факторов. Однако если представить, что Англия при этом утверждала бы, будто люди, говорящие по-английски, должны быть частью одного с ней государства или другой формы общего политического устройства, что Канада, Новая Зеландия, Австралия и США должны к ней присоединиться, то такой призыв был бы воспринят у нас как абсурдный и дестабилизирующий мировой порядок. Следует отличать понятие “русский мир” как сообщество людей, объединенных общей историей и культурой и остающихся близкими друзьями, от концепции, утверждающей, что элементы этого мира должны быть частями империи. Мы на Западе очень часто забываем, что политика Путина служит, прежде всего, сохранению его личной власти. На мой взгляд, это главная, приоритетная часть всей его политики. В нынешней России все подчинено этой цели, включая идеологию “русского мира”».

Не будем отвлекаться на стандартное «всё исключительно ради собственной власти». Интерес представляет именно отношение к империи:

«Мы, британцы, хорошо понимаем, как тяжело переживается утрата империи. Наша империя распадалась в течение 20–30 лет, Россия же потеряла свою за два года — в течение 1990–91 годов. В обоих случаях потеря империи воспринималась как потеря престижа».

Обратите внимание на глубину непонимания ситуации — и это признанный эксперт по русским! — всё сведено к «потере престижа». Великобритания лишь потеряла колонии, а в России нация была насильственно разделена на части, и вопрос её воссоединения — это отнюдь не «всего лишь престиж». Другой аспект вопроса — принципиально разное понимание империи в англосаксонской и русской модели.

Эш очередной раз повторяет мантру о том, что «приоритетной задачей Путина является сохранение власти его режима», и заявляет, что вторая важнейшая составляющая политики России — это «”имперский синдром”, восходящий к советскому прошлому». Ну, вообще-то Россия была империей и несколько раньше, со времён Петра Великого, но показателен акцент на Советском Союзе — «красной угрозы» боятся до сих пор.

Пропускаем самоуспокоения эксперта: «Европейский союз во главе с Германией абсолютно правильно перешел к санкциям, точнее, к комбинации дипломатического и экономического давления на Россию. Европе удалось сохранить единство. И сейчас время работает на Запад, поскольку плачевное состояние российской экономики оказывает сильнейшее давление на позицию России. Путин лучше, чем кто-либо другой, понимает, что проводимая им милитаризация страны все же не позволит ему догнать по военным показателям США», — и наслаждаемся откровенным двуличием: «Очень важно, чтобы США открыто продемонстрировали намерение защитить территорию, находящуюся в зоне ответственности НАТО», — это про Украину. Обратите внимание: «зона ответственности НАТО» — скромные такие притязания на исконно русские территории, которые формально были отделены в результате уничтожения СССР. И НАТО тут же начало ощущать за них ответственность, ага. Ну и в завершение:

«— Сохраняете ли вы оптимизм в отношении будущего России?

— …Пайпс в разговоре сказал ему, что он вообще-то большой оптимист в отношении будущего России. Тогда мой приятель спросил его, когда, по его мнению, Россия станет демократической, процветающей и свободной страной. Пайпс ответил так: “Чтобы выветрился советский дух, должно пройти три-четыре поколения”. Я более оптимистичен, чем он, в отношении числа этих поколений».

Очень откровенное пожелание: «Хочется, чтобы русские побыстрее перестали быть русскими». Сразувспоминается нацдем К. Крылов: «Я слово «менталитет» ненавижу – тихо, но люто. И когда его слышу, с удовольствием схватился бы не то что за пистолет, а за ядрёну бонбу, шоб повыжгло» — потому что у всех порядочных западных «ментальность», которая «является системой адаптации человека (или группы людей, или класса, или народа) к его ПОЛОЖЕНИЮ», а у русских — какой-то жуткий «менталитет», который сам по себе и не содержит концепции «прогиба под положение».

При этом — мало того, что у русских именно менталитет, так ещё и великодержавный! Жуть просто, по европейским меркам. Цивилизованно — это когда эдакая ментальность во славу мещанства и без каких-либо идей. Особенно — имперских. Такие идеи и Новый Мировой Порядок зашибить могут ведь.

Дело в том, что империя как мироустройство бывает нескольких видов по форме. О том, что есть Империя по сути, я писал в статье «К вопросу об Империи»: «Империя — это государство, построенное в соответствии с «Волей к власти» Фридриха Ницше… Империя – это Единство, Развитие и Идея. Там, где всё это соединяется вместе, возникает империя». Это, так сказать, в идеале — метафизическая суть Империи.

Конечно, практические реализации далеки от идеала, и на практике полезна классификация по внешней форме, предложенная Lenin-Kerrigan (полностью см. по той же ссылке, после моей статьи).

Первый вид: «колониальная империя — крайне агрессивная и шовинистская форма, которая подчиняет колонии зачастую с помощью грубой силы. И занимается эксплуатацией как колоний в целом, так и народов этих колоний в частности». Соответствует как раз Великобритании, и обычно, когда говорят про империю, то подразумевает только такую модель, что категорически не верно.

Второй вид: сателлитная империя. «…Существует опять-таки метрополия, но вместо завоёванных колоний — страны-сателлиты. Данными сателлитами становятся как в связи с поражением в войне, по её итогам, так и в добровольном порядке. Сателлиты — слабые страны, которые объединяются вокруг сильной на международной арене страны. Если метрополия является носителем идеологии или политического проекта, то сателлиты также становятся носителями. В странах-сателлитах существует национальная элита, которой отдано право распоряжаться внутренней политикой в стране. Однако вся внешняя политика сателлита подчинена метрополии». Наглядный пример: США.

Третий вид: «кооперативная империя», как пример приводится Евросоюз. «…Наличие метрополии — вовсе необязательное. Вполне может быть, что это просто содружество государств, которые договорились о коллективном ведении внешней политики, некоторых общих экономических институтах, таких как Европейский Центробанк. Но при этом вовсе не факт, что все страны в содружестве будут находиться в равных условиях. Так, Греция или Испания, Эстония или Латвия — находятся в Евросоюзе в совершенно иных условиях по сравнению с Германией и Францией». Важно именно неравенство участников. Впрочем, полноценной империей такое образование назвать нельзя — отсутствует стержневая нация, империя всегда имеет национальное происхождение, другие этносы присоединяются по мере расширения влияния империи. Таким образом, ЕС не является полноценной империей, что наглядно видно в настоящем: многие страны подумывают о выходе из ЕС, да и согласие между различными национальными государствами в Евросоюзе наблюдается далеко не всегда.

И четвёртый вид — державная империя, присущая именно России. «В отличие от кооперационной Империи — это не ряд объединённых государств с той или иной долей суверенитета, а одно супер-государство федеративного или унитарного толка. Принципиальным отличием Державы от колониальной империи является преимущественно ненасильственное присоединение новых территорий… На территории всей державы действуют одни и те же социально-экономические институты. Административное деление территории державы проходит зачастую по границам бывших государств вошедших в державу, а также по территориям проживания тех или иных этносов. Также не наблюдается и существенного дисбаланса, когда бывшая ранее суверенная страна становится колонией, чьи ресурсы используются на пользу метрополии или федерального центра. Напротив, в Державе равноправно развиваются и центр, и окраины». Здесь описана идеальная картина, в СССР были недостатки (а в Российской империи вообще перекосы в обсуждаемом плане), но принцип, думаю, понятен.

В современном мире обладать реальным суверенитетом небольшие страны не могут в принципе, им придётся присоединяться к крупным игрокам на тех или иных условиях. Именно поэтому русское понимание империи как великодержавности вызывает недовольство и опасение. Сейчас практикуется «полуторная» империя по форме: официально колоний нет, но практически сателлиты этими колониями и являются, их грабят экономически при помощи компрадорских правительств на местах.

Удачная схема, отработанная десятилетиями. И тут Россия заявляет о себе на уровне серьёзной геополитики и становится не просто ещё одним политическим полюсом, но и может предложить четвёртый, традиционно русский вариант Империи, выгодный для всех участников. Можно предположить, что со временем если не юридически, то фактически как минимум европейские «осколки СССР» объединятся в той или иной форме, что и будет возрождением Русской Империи.

Глобалистам этого очень не хочется, так как означает проигрыш глобализма как общемирового проекта. А выигрыш глобалистов означает гибель самобытной России, — да и вообще всех стран как национальных проектов, которые будут переработаны в унифицированную атомарную потребительскую массу.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.