shadow

Анзор Губашев: «Я и Обаму не думая расстрелял бы…»


shadow

«Ъ» стали известны подробности признательных показаний, данных Анзором Губашевым — предполагаемым соучастником убийства Бориса Немцова. Он рассказал следствию, что «убрал» политика вместе с друзьями за его антироссийские и антимусульманские, с их точки зрения, высказывания. Признавшийся, по его словам, не задумываясь, «грохнул бы» и президента США Барака Обаму, от которого оппозиционер Немцов якобы «снабжался». Между тем вступивший вчера в дело новый адвокат Анзора Губашева назвал его показания эмоциональными и довольно путаными по существу. Защитник уже подал ходатайство о повторном допросе своего клиента.

Показания были даны Анзором Губашевым 18 марта в СИЗО «Лефортово» в присутствии адвоката Аркадия Остапчука, от услуг которого он потом отказался. Причем, как следует из протокола допроса, обвиняемый в убийстве сам обратился к следователю по особо важным делам при председателе СКР Игорю Краснову с заявлением о том, что хочет дать показания.

Обвиняемый сообщил, что давно «наблюдал» за своей предполагаемой жертвой, но делал это в интернете и по телевидению. «Немцов изначально мне не понравился своими высказываниями, в которых порочил честь нашего государства, провоцировал народ своими выступлениями, — отметил Анзор Губашев.— Оппозицию замутил, хотел какой-то марш сделать…».

Еще больше Анзора Губашева, по его словам, возмутила позиция оппозиционера Немцова «по Украине». «Как война на Украине началась, Немцов начал агитировать, ездил туда, выступал. Потом приезжал сюда и наговаривал, что мы там что-то не так делаем, что мировая война может начаться. Весь мир на нас ополчился, что мы неправы. Хотел в общем смуту навести и как на Украине здесь сделать», — утверждал обвиняемый. По его словам, Борис Немцов «снабжался Западом» и «финансировался Бараком Обамой».

Наконец, Борис Немцов, по словам обвиняемого, «затронул нашего пророка», поддержав вместе с господином Обамой и президентом Франции Франсуа Олландом публикацию карикатур на него. «Где-то в январе, когда французские гопники сделали свои высказывания, Немцов тоже начал ругаться на пророка. Потом начал на ислам заикаться… В итоге договорился. В связи с этим мы его убрали. И это ждет любого, кто будет посягать на честь мусульман», — сообщил на допросе обвиняемый и сказал, что нисколько не сожалеет о содеянном.

Подготовка к убийству оппозиционера, рассказал Анзор Губашев, началась в январе. В ней, по его словам, участвовали Заур Дадаев и Беслан Шаванов (погиб от взрыва гранаты при задержании). Вначале в Москву приехал Дадаев, которого обвиняемый называл братом, потом в квартире на Веерной улице, которую снимали чеченцы, появился Беслан Шаванов. Его они вызвали из Грозного по телефону. «Он согласился. Любой мусульманин, когда речь идет о таком, согласится!» — отметил обвиняемый.

По его словам, в социальных сетях обвиняемые нашли домашний адрес Бориса Немцова и место его работы: «Все установили и вели наблюдение где-то около месяца, но никак не могли его увидеть, но все-таки нашли его».

27 февраля «Беслан за работой (офисом Бориса Немцова.— “Ъ”) смотрел, а я за домом на Большой Ордынке. После 22 вечера я подумал, что его (Немцова.— “Ъ”), наверное, сегодня уже не будет, и собрался уезжать. И тут машина выезжает, в которой он сидит. И направилась в сторону Красной площади, а мы поехали за ней». По словам Анзора Губашева, за Большим Москворецким мостом водитель высадил Бориса Немцова, тот пошел на Красную площадь, а они направились за ним. «Нашли его — смотрю, сидит в ресторане с какой-то девушкой. Потом вернулись в машину, подождем, короче, пока посидят», — сообщил он.

Затем, около 23 часов, заговорщики еще издали увидели, что Борис Немцов со своей «барышней» выходит из ресторана. Девушка, отметил он, была в белой куртке. «Мы поняли, что они будут идти пешком, и вернулись к машине. Сели и сказали Зауру: “Вон он уже идет”. Когда они пошли по мосту, Заур взял пистолет, сунул его себе под куртку и пошел за ними. А мы на телефоне были и видели, что он уже на хвосте».

По словам обвиняемого, они поехали за Зауром Дадаевым и тот «выстрелы сделал в спину» Борису Немцову, который сразу «завалился». «Я сразу по газам, брат (Дадаев.— “Ъ”) в машину прыгнул, и мы уехали».

По пути, согласно показаниям обвиняемого, Заур Дадаев где-то вышел, а машину, заехав в какой-то переулок в центре Москвы, он «скинул». Потом доехали на частнике до метро и поехали «на свой район».

На следующий день Анзор Губашев и Беслан Шаванов попросили одного своего товарища отвезти их в аэропорт Внуково, откуда улетели к себе домой.

В совершении преступления, отметил он, участвовали трое — «даже своему младшему брату Шадиду (он также был арестован по уголовному делу.— “Ъ”) я ничего не говорил. Мы сразу договорились, что все это между нами будет».

На вопрос следователя, кто и сколько им заплатил за убийство, обвиняемый ответил отрицательно: «Найма здесь не было никакого. Нам и не нужна была ничья поддержка, потому что у нас своя цель была — убрать. Он (Борис Немцов.— “Ъ”) сам нас спровоцировал своими высказываниями».

Анзор Губашев объяснил, почему он признался в убийстве политика. «Я не хотел про это рассказывать, а сейчас решил потому, что уже совсем непричастные люди страдают — мой брат, Хамзат Бахаев и еще один (имеется в виду также арестованный по делу Темирлан Эскерханов.— “Ъ”)». Сам обвиняемый Губашев, по его словам, «ни капельки не раскаялся»: «Если сейчас представился бы случай, я бы его (Бориса Немцова.— “Ъ”) еще бы раз грохнул. И его, и любого другого без разницы, кто посягнул бы на пророка. Любого! Я и Обаму не думая расстрелял бы, если бы такая возможность представилась бы».

Внимательно ознакомившись с показаниями Анзора Губашева, защитники других фигурантов дела об убийстве Бориса Немцова обратили внимание на эмоциональную окраску текста, а не на детали. Показания обвиняемого по существу дела они сочли путаными и непоследовательными. Во всяком случае, по их мнению, изложенная обвиняемым Губашевым схема преступления не стыкуется с показаниями предполагаемого киллера Заура Дадаева, которые тот дал неделей раньше, 7 марта, и от которых затем отказался. Так, например, Дадаев утверждал, что орудие убийства и автомобиль «ЗАЗ» Chance заговорщикам предоставил некий Русик, с которым они случайно познакомились в чайхане. Русик якобы одобрил их план мести господину Немцову за его призывы публиковать карикатуры на пророка Мухаммеда и даже пообещал исполнителям убийства щедрое вознаграждение, поэтому СКР и квалифицирует преступление как заказное.

При этом Губашев утверждает, что «ЗАЗ» еще до начала подготовки убийства купил он у «какого-то черного», не оформляя при этом документов. Отвечая на вопрос о происхождении пистолета Макарова, признавшийся говорит «нашли», затем «приобрели» и в итоге вообще отказывается отвечать на этот вопрос, ссылаясь на плохую память. Откровенно запутался Анзор Губашев в вопросе, касающемся использованных заговорщиками средств связи, который следователь задавал ему раз десять. Изначально он заявил, что телефоны в момент убийства они вообще не использовали, затем указал, что звонили предполагаемому киллеру Дадаеву и избавились от мобильников позже. Напомним, что, по данным Заура Дадаева, пособникам звонил он сам, держа пистолет в одной руке, а телефон — в другой.

«Анзор Губашев по совету своего нового адвоката уже подал ходатайство о повторном допросе», — сообщил источник «Ъ». На нем, как предположил собеседник «Ъ», обвиняемый дезавуирует свои предыдущие показания и изложит новую версию событий.

Сергей Машкин
Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.