shadow

Министерство обороны взялось за «цветные революции»


shadow

9h

Как призналась в одном из своих интервью помощник госсекретаря США Виктория Нуланд, Соединенные Штаты вложили в «поддержку демократии» на Украине 5 миллиардов долларов. В итоге мы смогли стать свидетелями двух Майданов, кровавой гражданской войны и самого масштабного кризиса на постсоветском пространстве за последние 25 лет.

Нет нужды сомневаться, что наши западные «партнеры» аналогичные суммы вкладывают в построение «гражданских обществ» и в других проблемных или интересных им странах — при всей серьезности вливаний они потом сторицей окупаются как в виде контрактов западных корпораций и приватизации госсобственности за бесценок, так и в плане переформатирования политической элиты страны-жертвы и ее переориентации, как правило, на русофобскую политику, если говорить применительно к евразийскому геополитическому пространству.

Угроза «цветных революций» была осознана не сейчас, а еще в начале 2000-х годов, когда отечественные аналитики обратили, наконец, внимание на так называемые «методички» Шарпа по «ненасильственным» стратегиям. Тогда возникло осознание неслучайности и срежессированности  государственных переворотов и бунтов. И вот закономерным итогом такового рода осознания стало поручение по линии Минобороны Военной академии Генерального Штаба провести комплексное исследование феномена «цветных революций».

Как подчеркнул министр обороны Сергей Шойгу, основная задача исследования будет состоять в том, чтобы определить наиболее значимые угрозы безопасности России до 2020 года, а также выработать единые подходы к выявлению, предотвращению и противодействию технологиям «цветных революций». Кроме того, планируется, что ВАГШ будет разрабатывать меры по воспитанию политической культуры политиков, госслужащих, граждан и бизнесменов, а также продумывать возможные асимметричные действия и меры по укреплению политической системы России.

Между тем, нельзя сказать, что опасения насчет попыток проведения «цветного» сценария в России беспочвенны. Говорить об этом позволяет возросшая активность иностранных, прежде всего, западных спецслужб, фондов и некоммерческих структур, замеченных в финансировании деструктивной уличной оппозиции в других странах. Стоит отметить, пожалуй, недавний скандал с сотрудниками генконсульства США в Екатеринбурге, который на фоне украинских событий прошел почти незамеченным, хотя именно региональная активность «партнеров» вызывает большую тревогу.

А ведь есть еще и доклад Минюста России по поводу финансирования российского «третьего сектора» из-за рубежа: выясняется, что за 2014 год зарубежное финансирование получили 4108 НКО на общую сумму более 70 млрд рублей. Причем значительные суммы на нужды российских НКО передавались и напрямую посольствами США, Великобритании и Нидерландов.

Я лично крайне сомневаюсь, что западные дипломаты в этом случае занимались чистой филантропией. Никто «за просто так» денег на Западе не получит. В обмен, наверняка, потребуют услуги, в первую очередь, по подрыву социально-политической стабильности, замаскированные под дежурные мантры про «продвижение демократических ценностей».

И вот на этом фоне весьма красноречиво выглядят протесты в Армении, которые начались, как обычно, по социальным причинам, причем вполне объективным, однако, на самом деле, они имеют давнюю историю и подоплеку. Достаточно вспомнить прошлогодние протесты и митинг перед посольством России в Ереване, направленные прямо против России и Путина.

Тогда была предпринята попытка представить дело таким образом, что неприсоединение Армении к ассоциации с ЕС, куда страна по всем прикидкам Запада должна была вступить по итогам работы «Восточного партнерства», было негативно воспринято армянским обществом. Однако опыт показал, что под чисто политическими лозунгами много людей не выведешь.

Вместе с тем были еще и протесты 2013 года, фоном для которых стали выборы, проигранные оппозицией в лице ее кандидата Раффи Ованнисяна, который, к слову, является натурализованным армянским гражданином, а родился сам во Фресно, США. Тогда тоже выдвигались лозунги о нежелании вступления Армении в Таможенный союз и требования не подписывать газовый контракт с Россией.

Следует отметить, что если протесты оппозиции по поводу «фальсификаций» выборов быстро пошли на спад, то вот, собственно, антироссийский и антиЕАЭСовский протестный тренд никуда не делся. Так, против вступления в Таможенный союз и из-за отказа подписывать кабальную евроассоциацию в Ереване митинговали еще 4 октября 2014 года, на месяц опередив, так сказать, «братьев» из Киева.

Кстати, опять о вездесущей Нуланд. 18 февраля она как раз была в Ереване и провела закрытую встречу с рядом влиятельных руководителей местных НКО. Во встрече приняли участие председатель НПО «Унисон» Армен Алавердян, председатель Центра свободы информации Шушан Дойдоян, председатель НПО «Правовой союз Европы» Лусине Акопян. По словам председателя клуба журналистов Гюмри «Аспарез» Левона Барсегяна, на встрече обсуждались некие «проблемы» страны.

Таким образом, представляется, что нынешние протесты с формальным поводом, появившимся весьма, надо признать, вовремя (небольшое расследование о связи повышения тарифов на электроэнергию с покупкой США главной энергостанции Армении вы можете найти здесь), имели определенную историю и подоплеку, развивались по классическим сценариям протестной накачки.

Сначала создается протестный повод, будь это проигранные выборы или повышение цен на электричество. Потом формируется лидер и делается попытка объединить оппозицию, хотя бы сиюминутно. Ну и параллельно готовятся кадры уличной молодежи, которой и отводится роль тарана власти. Меры Генштаба в этой связи выглядят вполне закономерными и обоснованными.

Вообще, стоит отметить необходимость обмена опытом и координации действий разных стран по противодействию угрозе «цветных революций». Нужно изучать опыт Китая и виртуозное умение тамошнего руководства сочетать силовые и политические методы купирования инспирированных извне протестов — достаточно вспомнить крайне эффективную тактику подавления выступлений в Гонконге. Скорее всего, такого рода обмен мнениями и технологиями между правоохранительными и военными ведомствами разных стран ШОС и БРИКС уже идет, и теперь российский Генштаб и военное руководство лишь вербализовали публично заинтересованность в подобного рода исследованиях.

В заключение хотелось бы сказать, что предотвращение деструктивных протестов должно, безусловно, учитывать весь механизм инфильтрации государства-жертвы подрывными элементами. Это и деятельность разного рода некоммерческих фондов с непонятными и непрозрачными  целями в области политики. Это и деятельность иностранных разведок, причем даже не в классическом вербовочном стиле, а в рамках формирования среди элиты государства, в его силовом и политическом аппарате точек уязвимости. Закрывать эти бреши и парировать угрозы — вот основная задача любого уважающего себя государства.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.