shadow

Новости и Сводки Новороссии на 26 июня 2015

Обновляется онлайн.


shadow

Обзор последних новостей и сводок Новороссии на 26 июня 2015.

Новости сегодня: (нажмите для навигации по новостям)

 

26.06.15 Последние ВИДЕО-новости и сводки

(для навигации нажать на плейлист):

 

26.06.15. Сообщение от «Русской Весны». В районе Широкино миссия ОБСЕ зафиксировала стрельбу 16 танков

«В районе Широкино, а именно в Сопине (недалеко от Мариуполя Донецкой области), миссия ОБСЕ зафиксировала стрельбу 16 танков, а беспилотник заметил горящий дом. Об этом говорится в отчете миссии.

«В контролируемом Украиной Сопине (недалеко от Широкино), ОБСЕ слышал стрельбу из 16 танков, четырех минометов и 15 или 16 других вооружений.

Беспилотный летательный аппарат (БПЛА) миссии заметил горящий дом и существенные обстрелы в районе Широкино», — говорится в сообщении.

Также сообщается, что за последнюю неделю в красноармейский госпиталь доставлено 50 украинских военных с ранениями от артиллерии, систем залпового огня и мин.

Как говорится в отчете миссии, в основном бойцы получили ранения от артиллерии и систем залпового огня (РСЗО), и противопехотных мин.

Напомним, глава Донецкой Народной Республики (ДНР) Александр Захарченко заявил, что результативность переговоров в Минске по Донбассу равна нулю.

Ранее сообщалось, что на юге Донбасса и у Марьинки люди опасаются новой вспышки боевых действий.»

26.06.15. Сводка от замначальника штаба 5 БТГр Александра Матюшина (позывной «Варяг»).

«Наступила пятница, когда-то этот день я и мои друзья называли «пятница-развратница», он символизировал переход на условные выходные, кутеж в ночь с пятницы на субботу…

Сейчас уже и не верится, что когда-то была мирная жизнь, воспоминания затерлись и вспыхивающие в сознании моменты мирной жизни кажутся лишь обрывками сна. Сейчас это всего лишь очередной день войны, следующий временной отрезок от восхода солнца до восхода солнца….

Пройдемся по данным с фронта. Горловка. Тут все, к сожалению, без изменений. Укроп продолжает лупить из всех видов запрещенного по минским соглашениям оружия по этому городу-герою, который еще в прошлом году стал поперек горла украинским оккупантам и не дал загнать в окончательное окружение столицу нашей молодой Республики.

Также противник не оставляет попыток перерезать пути сообщения этого славного города с остальной республикой и пытался вчера отбить н. п. Красный партизан, армия ДНР стойко отразила атаку на эту важную дорожную артерию и крепко удерживает позиции на этом направлении. Донецк. Противник продолжает обстрелы наших позиций в районе Марьинке и не перестает обстреливать прилегающий к нашим позициям Петровский район Донецка.

На окраинах Марьинки удерживаемых нашими частями вчера не единожды вспыхивал стрелковый бой, все попытки противника войти в Донецк с этого направления были отбиты нашей доблестной Республиканской Гвардией. В районе н. п. Пески, где проходит наша линия обороны, которую также удерживают батальоны Республиканской Гвардии и армии ДНР также не утихают перестрелки с применением стрелкового оружия и минометов. Вчера ночью бойцы нашего батальона отразили атаку противника на этом направлении, украинские каратели, получив отпор, вынуждены были ретироваться на свои позиции.

Киевское правительство не оставляет попыток и выбить наши части с территории донецкого аэропорта, тут также они натыкаются на холодную стойкость защитников ДНР и каждый раз откатываются на исходные позиции неся потери. После этого начинается обстрел мирных кварталов Киевского и Куйбышевского районов Донецка.

На южном направлении массированному обстрелу подвергся поселок Саханка, также не прекращаются бои и за место, которое еще совсем недавно было н. п. Широкино. По сообщениям жителей Мариуполя утром в городе была отчетливо слышна артиллерийская канонада, и звук прилетов. Что это, пока сказать не могу, но могу сказать одно — полномасштабной войне быть, в которой мы победим, потому что мы победители!»

26.06.15. Сообщение от журналистов. По центру Луганска прошелся ураган.

«По центру Луганска прошелся ураган. Буквально в течении нескольких минут неожиданно налетевший на центр города шторм вырвал с корнями с десяток деревьев и повредил инфраструктуру. Привыкшие за многие месяцы к обстрелам, жители были уверены, что это очередной обстрел, но нет — это всего лишь проделки природы.»

zlrjlM40Xrs[1]

 

26.06.15. Комментарии от И.И.Стрелкова: По интервью А.Бородая. О России.

По интервью А.Бородая:»Якобы имевшийся приказ на оставление Донецка (опять же якобы отмененный Антюфеевым). Ни письменного, ни устного приказа не существовало. Рассматривался (в крайне узком кругу, за пределы которого не вышел) вопрос о подготовке к эвакуациии. Одновременно принимались все меры по подготовке к обороне и на деблокаду Донецка в Шахтерске, на которую были брошены все силы без исключения («Восток» в этих боях традиционно не участвовал совсем). Антюфеев не мог отменить то, чего не было, не говоря уже о том, что он кроме своей личной охраны и секретарш не командовал абсолютно ничем и вообще не был в курсе принимаемых военных решений.

Атака на Мариновку, свидетелем которой был Бородай, завершилась неудачей только на участке, где ее возглавил А.Захарченко — он не смог поднять роту «Оплота» в атаку на Кожевню. Атаковала только его личная охрана во главе с ним самим (13 человек). Он сам получил ранение. А Мариновка (село и окружающие господствующие высоты) были после тяжелого боя и с большими потерями (с обоих сторон) взяты штурмом подразделениями батальонов «Крота» и «Тора», а также ротой «Гюрзы». Спустя несколько дней батальон «Крота», подкрепленный ротой «Кальмиуса» сумел взять Дубровку и пробить коридор к российской границе, одновременно замкнув кольцо окружения «южной» группировки ВСУ. Общее командование операцией осуществлял я лично.

Бородай справедливо говорит о том, что моё психологическое состояние было крайне тяжелым, на грани срыва. Я понимал, что наступает агония ВСН и ДНР-ЛНР в целом. Поскольку владел всей информацией о ситуации и знал, что сколько-нибудь сопоставимых с ударными группировками ВСУ сил у нас нет. Я лично нес ответственность за ход военных действий. Перед собой и перед доверившимися мне тысячами людей. Вместе с тем, я старался максимально (при этом не скрывая тяжести положения от подчиненных командиров) поддерживать боевой дух войск. Насколько мне это удавалось — не мне судить. Это было особенно тяжело, поскольку по сути своей я ни разу не «оптимист». Спал крайне мало и отнюдь не в пятизвездочном номере, в каких жили «премьер» и «вице-премьер». При этом Бородай (дважды за время моего пребывания в Донецке выезжавший по неделе «за ленту») обладал информацией, которой со мной не делился и которая как раз внушала ему «оптимизм», которого так не хватало мне. Моё физическое состояние также было отнюдь не блестящим.

Все стратегические перемещения и основные операции, а также рубежи обороны определял лично я и никто другой. Как и что удалось — опять же не мне судить. В начале августа противник снова прорвал фронт и взял нас в полное окружение, которое было прорвано только накануне моего выезда из ДНР 15-го августа. В действия «полевых командиров» на местах я, действительно, мало вмешивался, так как средства связи «хромали на все конечности», а метаться постоянно по растянувшимся уже на десятки километров крайне фрагментарным позициям было нельзя — требовалось общее управление. Лишь в самые последние дни перед отставкой Кононов постепенно начал переходить в подчинение Захарченко, так как было уже известно, что именно он «выбран» занять пост «министра».»

О России:»Возрождение России и русского народа (в его широком понимании), воссоздание самодостаточного суверенного государства — без воссоединения России с Украиной невозможно. Отсюда выводы.
СССР нету, Россия есть и, надеюсь, пребудет во веки.»

26.06.15. Фото с оккупированных территорий. Самый страшный враг украинских карателей — зелёный змей.

«Самый страшный враг украинских карателей — зелёный змей.
Очередной инцидент произошёл на днях на территориях оккупированного украинскими войсками Донбасса.
Пьяные бойцы ВСУ, не справившись с управлением БМП, вылетели с моста над железнодорожными путями.
Надеемся, что мирные жители и их имущество в этой аварии не пострадали.»

Ig27vwj4eAs[1]

26.06.15. Интервью с добровольцем Александром Григоренко. Пермский политик Александр Григоренко возвращается с войны в Донбассе с двумя медалями, ранением и новыми взглядами на жизнь

Пермский политик Александр Григоренко возвращается с войны в Донбассе с двумя медалями, ранением и новыми взглядами на жизнь

Пермяк Александр «Депутат» Григоренко, навоевавшись в Донбассе, возвращается домой. По столице Прикамья он намерен ходить в полевой форме и в ней же — продолжать работу в Заксобрании региона с учетом боевого опыта. В интервью он рассказал, за что воевал, как получил медали, что дала ему война, а что отняла.

В четверг, 25 июня, в Перми пройдет заседание Законодательного собрания. Александр Григоренко явится на него в ополченской форме, «горке»: больше не в чем. Об этом пермяк, воевавший с позывным Депутат, рассказал корреспондентам. Мы перехватили по дороге на поезд Ростов-на-Дону — Пермь.

На груди ополченца поблескивают две медали Луганской народной республики «За отвагу!», которые он получил за две поездки на войну. «URA.Ru» уже писало, что он был ранен, а его друг-пермяк — убит. В ростовское кафе, где назначена встреча, Александр явился в форме. На лице, как и положено ополченцам, небольшая растительность. «Я чеченский депутат!» — смеется он, поглаживая бородку.

«Я не буду ничего есть — не могу! — заявляет с ходу Саша. — Я уже два дня здесь, в Ростове и Ростовской области у меня живут родственники. Мать питерская, а отец отсюда родом, но уехал в 2,5 года. Мои брат и сестра не раз здесь бывали, а у меня вот никак не получалось приехать: то армия, то работа. Представляете объем угощения, которому я подвергся? Поэтому кофе — это то, что мне сейчас нужно». В итоге Саша соглашается на чашечку эспрессо и тирамису.

— Давай вспомним, как тебя вообще занесло в Донбасс.

— Как почти всех ополченцев: в какой-то момент я понял, что мне необходимо быть здесь, что долг, честь и совесть зовут меня приехать в Донбасс. В мае [2014 года] случилась Одесса, в июне я поехал. В Луганск попал абсолютно случайно: когда мы во всем известной квартире в городе Шахты определялись, куда ехать, возник вопрос транспорта. Машина шла в Луганск — и мы поехали. Нас было человек двенадцать. Точнее, было около 30 человек, но половина сразу же решила ехать в Славянск. А все те, кто был со мной в квартире, — в Луганск.

— Все пермяки?

— Нет, из разных мест — Якутия, Краснодарский край, Ставрополье, Коми, в общем, вся Россия.

— В каком подразделении служил?

— [Игорь] Плотницкий, который сейчас руководитель республики, а тогда был министром обороны, посмотрел на нас и сказал: раз все служили в армии — будете разведкой. Спустя время из этой разведки появилась рота «Мангуст» — очень известная в Луганске и ЛНР.

— Всегда ходил спросить о разведчиках: люди реально ходят в тыл врага?

— Да, это ежедневная работа. Вот Камброд (Каменный брод — пригород Луганска, прим. ред.), вот наша казарма, а в полутора километрах от нас была радиостанция (РЛС), где сидели украинцы. Все рядом. И мы каждый день уходили на разведку, минирование. Один раз ночью вышли в поселок Металлист, думали, что там «укропы» сидят, а они, оказывается, засели по окраинам, выставили артиллерию.

— Первый бой помнишь?

— Первое боестолкновение было на второй день после приезда: посадили нас в «Урал», повезли. Едем (там лес, деревья) — думаю: «Куда я попал?» Высаживаемся, встречают парни с оружием и ведут нас на первую в нашей жизни даже не разведку, а диверсионку. Подошли, начали стрелять из гранатомета — тут выяснилось, что никто из нас обращаться с гранатометом не умеет, но мы случайно попали в цель. «Укропы» обиделись и начали лупить по всем нашим позициям. Там я познакомился со своим будущим командиром, Александром Стефановским (позывной — Мангуст), он оказался моим земляком. На тот момент он был руководителем отряда казачьей разведки, но через неделю перешел к нам и стал нашим командиром.

— У тебя больше симпатий к ЛНР? Среди уральских добровольцев, мне кажется, больше приверженцев ДНР…

— Для меня момент выбора был не принципиален — куда направят. А когда я второй раз поехал, уже ехал конкретно в подразделение, в котором раньше воевал: вернулся к своим, в то место, где я пережил очень тяжелое время (в этом плане Луганск стал для меня родным), и где погиб мой командир Мангуст, и где я сам был ранен. Это было в мою первую поездку, с июня по начало августа 2014 года, всего полтора месяца, но очень насыщенных.

— Вторая поездка чем запомнилась?

— С декабря 2014-го по июнь 2015-го. Новый год, как и свой день рождения, я встретил в окопах. Если говорить о крупных событиях, был в осаде Луганска, участвовал в окружении Дебальцево. Одна из этих медалей — как раз за Дебальцево. Были в промзоне, где Захарченко ранили — мы ее зачистили. Потом был лагерь с кучей брошенной техники, мы первыми туда вышли, отогнав снайперов, которые убили восемь или девять человек. А сама медаль — за взятие высоты, которую брали 14 раз.

Когда нас привезли туда, под ней уже стояло несколько подразделений — «Дон», «Хулиганы», кто-то еще, несколько танков и БТР. Нам сказали, что мы, «Мангусты», пойдем первыми. Построили — и мы километра полтора прошли пешочком в бронниках, касках и с боекомплектом. Было в нашей группе человек 15, спели «Катюшу» (я как раз запевал — есть у меня такая традиция петь на марше, а «Катюшу» очень люблю). И потом оставался еще километр до самой высоты.

Первые 200 метров мы думали, что сейчас по нам начнут стрелять из пулеметов и все — конец. Там реально был бы конец, потому что высота, поле — и все. И ее 13 раз пытались взять до нас. Потом еще метров 600 идем более-менее. А последние метров 200 было уже пофиг: «Пускай стреляют!» Плюс я еще хромал (формально после ранения колена я до сих пор инвалид 3 группы). Поднимаемся — а там никого: укропы убежали. Только блиндажи и брошенная техника. Оглядываемся — сзади тоже никого: ребята, которые должны были идти за нами, не пошли.

— Вижу у тебя две медали. Одна — знаю за что. За что вторая?

— Вторую я получил на самом деле задним числом, за прошлые луганские подвиги — за бои под Вергункой. Кто-то наверху вспомнил обо мне — и вот, вручили медаль.

— В Перми как относятся к твоему участию в военных действиях?

— По-разному. Есть люди, которые считают меня героем, есть те, кто считает меня исчадием ада, а есть те, кто просто относится нормально. У меня есть друзья, которые отказались от дружбы из-за этой войны, а есть те, кто остался верен.

— Не слабо появиться в форме на заседании какой-нибудь депутатской группы?

— Нет, не слабо. Я сейчас приеду в Пермь, а там в четверг как раз заседание Законодательного собрания. А у меня другой одежды сейчас с собой нет, извините. Придется пойти так.

— Не уволили тебя?

— Из помощников? Нет, пока не выгнали. Видимо, своего депутата я полностью устраиваю на этой должности. Шучу, конечно.

— Официально ты в отпуске?

— Там нет отпуска, это же не работа — общественная нагрузка. Мало того, эту нагрузку я взял не по своему желанию, меня ею просто нагрузили, грубо говоря. Нельзя сказать, что я прямо горел, когда мне в первый раз предложили, я даже с юмором отнесся к этому. 30 лет было человеку на тот момент, и ему предлагают стать членом молодежного парламента! Это немного смешно, потому что статус члена молодежного парламента мне ничего не добавлял: я и без того был достаточно известным общественником в Перми. Конечно, я изучил механизмы законодательства, это было полезно, а вот в плане пиара, я бы сказал, даже пошло во вред: стали говорить, что я продался власти. Я ведь раньше считал себя оппозиционером!

— Сейчас, наверное, все вопросы отпали: сразу понятно, на чьей ты стороне.

— Не знаю, мне вот непонятно. Смотря что понимать под оппозицией. Просто у нас в России термины «оппозиция» и «либеральная оппозиция» считаются синонимами. Мало того, само слово «либерал» стало обозначением человека, который не любит Путина, против нынешней власти, за Америку и т.п. А это абсолютно не так! Либеральные убеждения во внутренней политике вполне могут соотноситься с поддержкой активной внешней политики страны. По убеждениям во внутренней политике я — либеральных взглядов, пусть и не радикальных: я за свободу, демократию и т.п. А во внешней политике я хочу, чтобы страна была сильной.

— Кто финансировал твои поездки в Донбасс?

— До первой поездки я много лет был топ-менеджером в области IT, а примерно за полгода до войны я ушел в политику и занялся ей профессионально. Свою последнюю зарплату (не маленькую, кстати сказать) потратил на закупку снаряжения. Нет, «горку» я тогда не покупал — взял свою форму из армии, она у меня была очень хорошая. Купил разгрузку, наколенники, налокотники, нож, перчатки. Спальник и пенка у меня остались с моего первого в жизни сплава. Когда я приехал, первое и последнее, что нам дали, — это автомат, а дальше ты должен уже крутиться сам. Ну, и кормили, естественно. Денег нам никто не платил, воевали просто так.

— Расскажи все-таки, почему ты возвращаешься в Пермь?

— Когда в ЛНР и ДНР начала формироваться армия (в ЛНР она называется «народная милиция), вариантов уже не было: или ты подписываешь контракт, или едешь домой.

— То есть ты признаешь, что ты наемник?

— Да, если считать наемничеством зарплату в 15 тысяч рублей в месяц. Мне в «Фейсбуке» писали про какие-то 400 тысяч… Мы получали 15 тысяч в месяц, и то с задержкой в 2-3 месяца. Для местных жителей это какие-то деньги, а для россиян… Я получал на гражданке в разы больше. Если бы эти деньги не платили, я бы не перестал воевать. Наемник? Ну ладно, пусть наемник…

— Как охарактеризуешь сегодняшнюю ситуацию в Донбассе?

— На данный момент наступление не выгодно ни России, ни другому главному участнику конфликта — США. Украина, конечно, будет себя вести вызывающе — блокада Приднестровья, назначение Саакашвили, то же сражение под Марьинкой, обстрелы Донецка… Все это — элементы шантажа Российской Федерации и Запада одновременно. Запада — чтобы получить кредиты, РФ — чтобы получить преференции при переговорах плюс газ, нефть, кредиты.

— В чём ты видишь разрешение конфликта? Политический путь ничего не дает, военный, похоже, тоже..

— Как для любого ополченца, для меня, конечно, самый правильный путь — военный.

— Все-таки как ты это видишь?

— Хотя бы освободить Донбасс — дойти до бывших границ Луганской и Донецкой областей. Это необходимо и для жителей Донбасса, и для выравнивания ситуации. Но проблема в том, что приказа нет. Мы ждали его очень долго, с февраля. После мариупольского наступления была иллюзия, что, может быть, будет еще что-то решено, после Дебальцева было ожидание, что вот сейчас еще немного потренируемся — и нам скажут «вперед». Но приказа так и не было, и, видимо, не поступит.

Но я прекрасно понимаю, что решение все равно должно быть политическим. Это Европа, а в Европе просто так воевать нельзя. Плюс к этому это еще и противостояние (Евросоюз плюс Америка против России), а значит, нужно какое-то мирное решение. Другое дело, что оно пока даже не просматривается. Поэтому сейчас для Донбасса самый реальный вариант — большое Приднестровье (или большая Палестина). То есть конфликт, который будет длиться вечно, но при этом не переходить в активную фазу.

— Это не очень хорошо…

— Это совсем не хорошо — ни для Донецка, ни для Луганска. Единственное, что в этом хорошего: я думаю, через какое-то время пограничная война утихнет. Станет гораздо более спокойно, как минимум обстрелы Донецка прекратятся — сейчас это главный негативный фактор.

— Украинцев немного отодвинут от городов?

— Нет, Америка и Евросоюз надавят на Украину, чтобы она прекратила обстрелы, а Россия надавит на ополченцев, чтобы они вели себя спокойнее. Хотя они и так, за отдельными исключениями, ведут себя спокойно.

— Есть теория, что чем дальше, тем на Украине будет все хуже, и в конце концов люди сами попросят, условно говоря: «Путин, приди и наведи порядок!»

— Я не верю в этот сценарий. Да, на Украине плохо, там экономический кризис, в большей степени финансовый и банковский. Но Запад не позволит финансовой системе Украины рухнуть. То, что завтра Украина развалится, такого не будет точно. Другое дело, что отношение людей к войне постепенно меняется: согласно последним опросам, больше половины населения против нее. В последнее время говорят о высоких рейтингах оппозиционного блока, который тоже выступает против войны. Теоретически года через два-три (не раньше) оппозиционный блок станет иметь больше влияния.

— С каким настроем едешь домой?

— Нормальный настрой: я сделал все, что мог, даже больше. Хотя в декабре приехал сюда очень сильно хромающим, практически инвалидом. Самое странное в том, что война убила мне здоровье и она же его вернула: полтора месяца строевой подготовки перед 9 Мая, два месяца полигонов, несколько недель боевых — и я уже бегаю. А недавно во время учений танк въехал в бэху (БМП — прим. ред.), в которой я сидел, и мне больное колено очень сильно согнуло — как раз то, которое не сгибалось. Теперь еще чуть-чуть — и я наконец-то сяду на корточки, для меня это будет симптомом полного выздоровления. Вот еще месяца-два — и сяду.

P.S. Уже по ночному городу провожаем Григоренко на поезд. Недалеко от вокзала нас останавливает полицейский патруль, документы просят только у Саши. Он показывает справку о ранении, еще какие-то бумаги, но полицейские их даже не смотрят — только мельком листают российский паспорт. Стражи порядка максимально предупредительны. «Из карманов ничего не доставайте, я так прощупаю, — чуть ли не извиняющимся голосом говорит старший. — Оружия оттуда много идет, сами знаете…» Закончив досмотр, спрашивает: «Ну как там, на войне?»»

HXqsWhp9Z7M[1] hmJRRxiw2UY[1]

 

26.06.15. Сообщение от журналиста Алексея Топорова. Отставной канадский военнослужащий рассказал в Луганске, как победить США

«Отставной канадский военнослужащий рассказал в Луганске, как победить США
Луганский клуб «Русская мысль», объединяющий интеллектуалов республики, продолжает приглашать в Новороссию интересных докладчиков

24 июня, в Луганске, в рамках очередного заседания клуба «Русская мысль» состоялась встреча с автором книги «Как России победить Америку», в прошлом канадским военнослужащим, а ныне российским писателем Андреем Маркиным. Мероприятие вызвало живой интерес у луганчан, причем его гостями стали и представители пресс-центра Народной милиции Луганской Народной Республики, которому писатель подарил несколько экземпляров своего труда.

Маркин сообщил о том, что он готов поделиться имеющимся у него военным опытом с военными Новороссии.»

26.06.15. Сообщение от «Русской Весны». Войну в Новороссии многие сравнивают с событиями 20-летней давности на территории бывшей Югославии.

«Войну в Новороссии многие сравнивают с событиями 20-летней давности на территории бывшей Югославии.

Украинские активисты любят подчеркивать роль хорватов в том конфликте. Для Украины, мол, Хорватия должна стать примером в борьбе с «сепаратистами». Причём никто не хочет вспоминать, что хорваты сами были таковыми относительно Югославии.

С восторгом украинские политики рассказывают, как мучительно было хорватским властям соглашаться на существование Республики Сербской Краины. «Три года они развивали армию, а потом танковой атакой смели сербов» с родной земли при поддержке западных стран на фоне предательства Белграда.

Видимо, и официальный Киев планирует «потерпеть» независимый Донбасс до поры до времени, а потом поступить по тому же сценарию. Украинцам вторит американский военный эксперт Джон Шиндлер: «Украине стоит последовать примеру Хорватии, которая в 1991 году отдала треть своей территории повстанцам, только чтобы вернуть её в результате быстрых, решительных военных операций в 1995 году».

И если о военных действиях в Югославии и причинах поражения написано достаточно, то о послевоенной жизни сербов в Хорватии известно мало. Что же стало с сербским населением Хорватии после падения Сербской Краины, и какие выводы нужно сделать сегодня?

Преступления против мирных сербов и ассимиляция

Сразу после силового занятия хорватами территорий непризнанной Республики Сербской Краины развернулся масштабный террор против сербского населения. Более 250 тыс. сербов, спасаясь от резни, вынуждены были покинуть свои дома и стать беженцами.

Были уничтожены 20 тыс. частных домов, 78 православных храмов, 181 кладбище, 920 памятников культуры. Точная цифра убитых гражданских неизвестна до сих пор (от 2 до 10 тыс.), многие выжившие были вынуждены долгие годы провести в специальных лагерях для нелояльных сербов. Хорваты не гнушались обстреливать из крупнокалиберного оружия даже колонны убегающих мирных жителей.

А после занятия сербонаселённого городка Двор просто убили попавшихся под руку местных инвалидов. Дома сербов сжигались или заселялись хорватами с других территорий, захватчики требовали от запуганных жителей подписывать дарственные на имущество в пользу военных или их родственников.

После войны сербы сразу же были объявлены национальным меньшинством, а не автохтонным народом, который живёт на своей этнической территории многие столетия. Кириллица оказалась под негласным запретом на государственном уровне, пропаганда каждодневно вещала о вине сербов за боевые действия и попытках создать «Великую Сербию».

В больших городах, особенно в Загребе, люди подвергались дискриминации: как на бытовом, так и на официальном уровне: сербов увольняли с работы, дети изгонялись из школ, мирные жители подвергались насилию и запугиванию со стороны радикалов. В некоторых районах запретили любые мероприятия в память о сербских жертвах, убитых хорватскими нацистами (усташами) в годы Второй мировой войны, а также и многие сербские национальные праздники.

Под давлением европейских стран и ради улучшения имиджа в Хорватию через несколько лет формально разрешили вернуться беженцам; но как только серб возвращался, у него сразу же возникали трудности со своей же недвижимостью, которая уже была занята хорватами. Официальные власти отказывали сербам в возвращении имущества даже тогда, когда доказанным становился факт фальсификации договоров купли—продажи.

Недавно первая в Хорватии женщина-президент Калинда Грабар-Китарович заявила, что для неё все граждане страны, в том числе и этнические сербы, являются хорватами. В Сербии это восприняли как провокацию, наследие политики ассимиляции их одноплеменников, которую проводили ещё нацисты.

Вопрос религии и «ХПЦ»

Многие исследователи замечают, что конфессиональная принадлежность на Балканах исторически имеет даже более значимый фактор, чем этническая. Дело в том, что в Хорватии хорваты-католики и православные сербы говорят на одном языке, и только религия (а также связанные с ней атрибуты и праздники) различает их, являясь символом особой национальной идентичности.

В народном сознании, чтобы сербу стать хорватом, достаточно просто принять католицизм, и наоборот. Этим пользовались во время Второй мировой войны, когда идеологи усташей публично заявляли: «необходимо треть сербов окатоличить, треть уничтожить, а треть изгнать». Такому политическому курсу насильственной смены религиозных убеждений тогда подверглись до 200 тыс. сербов.

Этот процесс продолжился во время войны в 1990-е и после обретения Хорватией независимости. Хорватизация происходила главным образом в крупных городах, где сербские дети с одобрения родителей (!) сначала перекрещиваются в католиков, а потом регистрируются как хорваты.

Эти случаи вызваны плачевным положением сербов как дискриминируемой этнической группы, представителям которой в Хорватии невозможно сделать успешную карьеру и вообще устроиться на нормальную работу. Часто эти неофиты, которые стали хорватами совсем недавно, и являются самыми ярыми врагами оставшегося сербского населения.

С целью ассимиляции остатков сербского населения, которые не хотели принимать католицизм, была создана так называемая хорватская православная церковь (ХПЦ). Её история начинается ещё во времена существования Независимого Государства Хорватии (НГХ), но активную деятельность ХПЦ развернула уже в 90-е годы XX века.

Современные идеологи хорватского национализма договорились до того, что православные в Хорватии на самом деле якобы не сербы, а… влахи, давно перешедшие на сербский язык. В 2013-м «хорватская православная церковь» провозгласила автокефальность. По последней переписи населения насчитывалось 16 647 «православных хорватов» — это и есть те самые бывшие сербы, потерявшие своё национальное самосознание.

Параллельная жизнь Вуковара и кириллица

Город Вуковар и его окрестности — одно из немногих мест в Хорватии, где сербы сегодня составляют значительную часть населения. Дело в том, что этот город оставался под контролем сербских сил до 1998 года, пока регион «мирно», под принуждением мирового сообщества, не был опять отдан Хорватии.

После этого «воссоединения» произошел очередной отток сербского населения, но многие остались. В итоге город разделился на две части: все улицы, кафе, школы поделены на сербские и хорватские и по сей день. Существуют два параллельных мира, которые за редким исключением мало пересекаются в повседневной жизни. Молодое сербское поколение стремится уехать из Вуковара в Сербию или в страны ЕС, так как понимает, что будущего в стране у них нет, и они всегда будут считаться гражданами второго сорта.

После долгожданного вступления в Европейский Союз Хорватия, к своему удивлению, оказалась обязанной соблюдать европейские стандарты, касающиеся национальных меньшинств — в тех в районах, где их более 33%.

Теперь вывески на государственных учреждениях и дорожные указатели в местах проживания сербов должны быть и на их языке. Казалось бы, в чём проблема? Можно было бы и не обращать на это внимания. Но для хорватского населения азбука является символом сербского доминирования, а для сербов, которые свободно пользуются двумя алфавитами, — символом национального самосознания.

Из-за того, что хорватский и сербский языки практически идентичны, вопрос встал именно в письменности — кириллице, которая для «свидомых» хорватов — как красная тряпка для быка. В 2013 году по всей стране, особенно ярко в Вуковаре и Загребе, прошли акции протеста ветеранов войны, настоящие антисербские выступления с полагающимися лозунгами, которые чудом не переросли в массовые погромы.

В свою очередь некоторые высокопоставленные официальные лица Хорватии такое поведение оправдали. Для них, как и для большинства населения, сербы так и не стали полноценными гражданами Хорватии, и только когда они докажут (непонятно как) свою лояльность, можно будет говорить о двуязычии, а сейчас — нет.

Многие хорваты, особенно участники боевых действий, не готовы простить сербам осаду города, которую те организовали в 1991 году. Подлили масло в огонь и слова президента Сербии Томислава Николича, который в одном из интервью говорил, что Вуковар — сербский город.

Что в итоге? Остатки сербского населения в Хорватии остаются угнетёнными в культурно-политическом и социально-экономическом плане. В течение войны хорватам удалось выдавить почти всех сербов с их родных земель и провести крупномасштабную этническую чистку.

После конфликта этот процесс продолжился более мягкими методами. Хорватия решила политикой ассимиляции уменьшить численность сербов и минимизировать хоть какую-то возможность даже гипотетического будущего сепаратизма на своей территории.

Сербо-хорватские межнациональные противоречия имеют глубокие исторические корни, причинами которых являются взаимные преступные действия и обиды, оставшиеся в памяти каждой из общин. Этот конфликт при неблагоприятном стечении обстоятельств может вызвать большую напряженность в связи с продолжением политики дискриминации и активной ассимиляции сербского этнического меньшинства — вплоть до военных действий.

Об этом говорит тот факт, что и в Сербии, и в Хорватии очень внимательно следят за развитием конфликта в Новороссии. В частности, в СМИ этих государств продолжает раздуваться старая линия противостояния между сербами-добровольцами, которые воюют за Донбасс, и хорватами-наёмниками в украинском батальоне «Азов».

На данный момент ни сербы, ни хорваты не удовлетворены итогами войны на территории бывшей Югославии. В будущем противостояние из-за внешнеполитических амбиций может легко разгореться с новой силой. Как одну, так и другую сторону до сих пор не устраивают существующие государственные границы на Балканском полуострове.

Восхищение украинских официальных лиц действиями Хорватии в том конфликте говорит, что с мирным населением Украина будет действовать так же, как поступали хорваты: проводить масштабную этническую чистку, а несогласных — выдавливать с родной земли и ассимилировать, проводя последовательную политику дерусификации.»

26.06.15. Сообщение от публициста Егора Холмогорова. Думаю, что весь секрет исторического успеха США и Китая — довольно прост и географически детерминистичен.

«Думаю, что весь секрет исторического успеха США и Китая — довольно прост и географически детерминистичен.
Это единственные два больших нерасчлененных участка суши между 30 и 50 широтами, расположенных в умеренном, но теплом климате и омываемых морями.
Нетрудно заметить, что 30-50 — полоса исторического успеха. Но в Европе она чрезмерно расчленена заливами, проливами и Средиземным морем. Поэтому успех со времен падения Рима носит ограниченный характер.
На Востоке — в таком же положении как Европа — Япония, еще один исторический удачник.
Между Европой и Китаем — внутренние земли, слишком сухие и гористые, чтобы «зажечь».
Но только США — целостный огромный квадрат суши между 30 и 50, то есть идеальная площадка для успеха.
Положение Китая хуже — он слишком стеснен горами, пустынями и лесами и поэтому на юге сполз ниже.
Парадоксально, но факт. Еще одно потенциальное географическое пространство успеха строго в этих широтах — Украина.
Нужно скакать совсем без мозгов, чтобы распорядиться им так, как распорядились поедатели свиного жира.
Отсюда понятно какой вывод: Украина слишком серьезное пространство, чтобы поручать его украинцам. А вот в совокупности с российским массивом в тех же широтах она представляет собой золотой ключик не хуже китайского и американского.

Так что — Новороссии быть!»

 

26.06.15 Ополченец Таксист — об удивительных случаях на поле боя. Рассказ начальника штаба одной из частей ВС ДНР, дислоцирующейся в пригороде Горловки

Вертолет с маркировкой ВСУ на борту кружил на малой высоте над позициями донецкого ополчения в Семеновке, пилот ухмылялся, глядя вниз на попытки стрельбы по кабине с земли из пистолета. Пока пилот закладывал вираж, где-то сбоку хлопнула ракетница, и белая ракета попала прямо в кабину. Машину начало болтать, из салона повалил дым, раздался взрыв, вертолет упал.

Рассказ начальника штаба одной из частей ВС ДНР, дислоцирующейся в пригороде Горловки, поражает обилием невероятных подробностей. Ополченец с позывным Таксист, с самого начала войны сражавшийся на передовой еще под Славянском, не балагурит и не преувеличивает. Заметив наше удивление, он спокойно поясняет: «Правда войны богаче любого вымысла».

— Неужели за год службы произошло столько всяких чудес?

— Чудес на войне еще больше, чем в мирной жизни. Причем больше в разы. Может быть, потому, что в целом фронтовая жизнь насыщена событиями, когда в один миг спрессовываются и боевые действия, и поступки людей? Не знаю. События, о которых мы вам расскажем, официально задокументированы, зафиксированы на видео, а другие реальные истории подтверждены боевыми наградами. Никогда не забуду один бой против танка, когда ребята работали минометами против Т-64. Пан — это позывной командира одной из батарей — выверял, вымерял и дал команду открыть огонь. Мина пошла. А до этого украинский танк прямо по полю плясал, наглый такой, самоуверенный, туда-сюда снует, палит по нашим позициям. Ну, Пан прямо в люк ему и попал. Случайность, конечно, но впечатлило. И нас, и очевидцев с вражеской стороны.

— Кто самый результативный боец вашего подразделения?

— Есть у нас такой боец Леша. У меня Георгиевский крест номер 00422, а у него — 00023. Его еще в Славянске наградили, он просто гениальный сапер. Леха столько колонн и переправ на той стороне подорвал, что его результативность впору в военную книгу рекордов заносить. А с виду — скромный парень, слова из него не вытянешь. Или возьмем нашего товарища Барса, есть такой боец у Алькона, командира одного из подразделений. Так вот, Барс подкрадывался к украинскому БТР, запрыгивал на него с двумя «эфками» (граната Ф-1) и кричал в люк: «Ну что, укропы, едем с нами!» Те ехали, конечно, куда денешься? Ведь стоило Барсу бросить гранаты в люк, как в замкнутом пространстве весь экипаж превратился бы в фарш.

— А ваша награда получена при каких обстоятельствах? Мы знаем, что вы спасли несколько десятков человек, проявив выдержку и хладнокровие.

— Я не считаю, что совершил что-то экстраординарное. Возле Дзержинска наша колонна на выходе попала в засаду, мы все покинули технику, укрылись в кювете, начали отбиваться. Отстреляв боекомплект, подбежал к украинской машине, которая была укрыта с другой стороны дороги, смотрю — ключи в замке зажигания торчат. Это был микроавтобус Mercedes Vito. В общем, вывез 15 человек наших из-под шквального огня. Потом мы вчетвером — я, Мент, Саргас и Саша Ковалев — организовали вывоз остальных бойцов. В тот момент никто из нас не задумывался о риске или страхе, мы делали только то, что должны были делать — выручать своих из засады. Так нас командир всегда наставлял, когда мы еще были мобильной штурмовой группой, и нашими задачами было выйти в рейд, найти цель, уничтожить, отойти без потерь.

Может быть, это будет неприятно читать другим командирам, но когда поступал приказ наступать, бойцы соседних подразделений заявляли: «Вот когда Минер пойдет вперед, мы пойдем за ним». Потому что он идет и впереди себя метров на 500 огонь корректирует по вражеским позициям.

— Вызывает огонь на себя?

— Нет, на себя — это когда свои координаты дает. А он чуть вперед давал. Но все равно это очень рискованно было, потому что любая ошибка наших артиллеристов стоила бы жизни всей группе. С другой стороны, Минер рассчитывал все настолько четко, что эффективность огня была максимально высокой. Героизмом или безрассудством это назвать нельзя. Иногда нужно рисковать, когда этого требует оперативная обстановка.

— Встречались ли вы с иностранными наемниками кроме бандитов из батальона Джохара Дудаева?

— Наш боец с позывным Туркмен постоянно «встречался» с поляками. Причем для поляков эти столкновения заканчивались крайне неудачно, так как Туркмен регулярно их шапки-конфедератки с заданий приносил. Вообще, в наших краях наемники-иностранцы есть, но их не очень много. По радиоперехватам постоянно слышим то польскую, то английскую, то грузинскую речь. Хотя у нас как таковых средств радиоперехвата, собственно, и нет.

— А почему нет, не выделяют?

— Ну а где на все подразделения напасешься? Республика не такая богатая. А спонсоры устали, денег ни у кого нет. Но вообще для нас средства РЭБ — не главное. Мы — артиллерия, действуем по приказу. Все, что есть у нас, это родная советская техника типа радиостанции Р-159, которая весит 13 кг…

— Советская техника до сих пор в строю и работает?

— А почему бы ей не работать, ведь тогда все делали с многократным запасом прочности. Единственный минус, как я сказал, — вес. Японский аналог, например, весит граммов 300.

— А у противника такая же связь, тоже советская?

— Смотря у кого. У ВСУ все примерно то же, даже оставшиеся с советских времен блоки шифрования, такие как Т-240С. Территориальные батальоны, которые снабжаются волонтерами, экипированы не в пример лучше. Там есть и тепловизоры, и приборы ночного видения, и средства радиоперехвата. И те же японские трансиверы.

— В вашей части тепловизоры тоже имеются?

— А как же! Целая одна штука. Тепловизор даже не полученный, а переданный нам родственниками одного бойца, которые везли его через украинскую территорию, контрабандой.

— Как же тогда работает разведка?

— После реорганизации в артиллерию у нас осталась специфическая, артиллерийская разведка. Их задача — корректировать огонь, найти цель и указать ее точные координаты, а не что-то там взорвать, украсть карты из штаба или взять языка.

— Нынешнее перемирие оставляет вам свободное от службы время или нет?

— Не знаю, у кого как, а у меня постоянно желание просто отоспаться. Первый раз пошел в увольнение, когда в Горловке наши ребята погибли, Руха и Ковбой. Привезли их в подразделение отпевать. Панихида, помянули товарищей. Тогда и почувствовал — силы моральные на исходе. Подхожу к командиру, прошусь в увольнение. Он на меня посмотрел и говорит: «Иди». Поехал на съемную квартиру. Включил телевизор фоном, смотрю сюжеты о первом перемирии. Ага, 18-00, перемирие вступает в силу. В 18-15 — начались обстрелы. Нынешнее перемирие началось удачнее: противник хотя бы в первую ночь огонь реально прекратил, и люди выспаться смогли. Сейчас все уже и забыли ту тихую ночь. Украинцы срывают договоренности и постоянно открывают огонь.

— По данным разведки армии ДНР, ВСУ продолжают стягивать вооружения и технику к границам наших городов, вы это подтверждаете? Есть ли поставки вооружений западного образца украинской армии?

— В общем, да. Технику и личный состав почти каждый день гонят в нашу сторону, и много. Но насчет западного оружия, массово поставляемого сюда европейцами или американцами, я бы не стал утверждать однозначно. Мне известно только о захваченных в аэропорту нескольких AR-15. Причем, чьи именно были эти винтовки, до сих пор не выяснено. Скорее всего, эти винтовки были выпущены на Украине по лицензии. Еще в Дебальцево, в зоне ответственности батальона «Август» нашли мертвого комбатанта, при котором обнаружили израильский автомат «Тавор». Но и эта вещь тоже выпускается на Украине по лицензии. Я предпочитаю оперировать фактами, а не предположениями, насколько массово идут поставки западных образцов вооружения украинским вооруженным силам и есть ли они вообще.

— То есть вы считаете, что война будет продолжаться?

— Конечно. Все, что сейчас заявляет Украина — это ширма и прикрытие для накопления сил. Решается все не в Киеве, а в Вашингтоне. США выгодна эта война, и поэтому она не закончится быстро.

Марьинка.

Марьинка.

Танк Т-64, захваченный ополченцами во время боя за поселок Металлист.

Танк Т-64, захваченный ополченцами во время боя за поселок Металлист.

Бойцы ополчения ведут огонь из минометов во время боя за пограничный населенный пункт Кожевня под Снежным.

Бойцы ополчения ведут огонь из минометов во время боя за пограничный населенный пункт Кожевня под Снежным.

Боец ополчения в расположении бригады под поселком Марьинка в Донецкой области.

Боец ополчения в расположении бригады под поселком Марьинка в Донецкой области.

Георгиевский крест ДНР № 001, который получил ополченец батальона «Викинги» ДНР за сбитый украинский штурмовик Су-25, и медаль «За оборону Славянска».

Георгиевский крест ДНР № 001, который получил ополченец батальона «Викинги» ДНР за сбитый украинский штурмовик Су-25, и медаль «За оборону Славянска».

 

26.06.15 Сообщение от журналистов: Люди из «Правого сектора» пытали и избили украинского боксёра.

Люди из «Правого сектора» пытали и избили украинского боксёра.
22 июня в посёлке Каланчак Херсонской области люди в камуфлированной форме из Правого сектора избили, ограбили и подвергли пыткам украинского спортсмена родом из Крыма Сергея Пивоваренко. Об этом сообщает портал «Преступности.НЕТ» со ссылкой на спортсмена.

Он рассказал, что после аннексии Крыма переехал в Николаевскую область. В Херсонской области спортсмен гостил у друга в течение недели, где с ним произошел инцидент.

«Нам передали из Крыма наши вещи и документы — это всё находилось в этом доме в Каланчаке. Мы возвращались в 6 часов вечера домой, где на нас совершили нападение люди в камуфляже. Там была засада. Они лежали на земле по периметру, по рации передавали информацию друг другу, то есть были подготовлены. Внутри тоже уже находились люди, около двух десятков. Они обыскивали наше жилье, все вещи, выбили в доме двери. Когда нас пытались заломать, я сказал своему другу, чтоб он убегал. А я остался выяснять, кто они и что. Эти люди начали угрожать оружием, повалили на пол, надели наручники и мешок на голову, начали избивать», — рассказал Сергей.

Кроме этого, у парней забрали все деньги и вещи, среди которых были и дорогостоящие предметы и ценности, а также все документы, подтверждающие личность, награды и так далее.

Свои действия нападавшие объясняли тем, по словам Сергея, что он якобы диверсант и террорист.

«При этом вопросы в основном касались того, где деньги у меня спрятаны, какой бизнес есть», — добавил он.

После того, как злоумышленники собрали все вещи, к дому подъехали два автомобиля, рассказывает Сергей, в которые погрузили награбленное и самого спортсмена в наручниках. Его вывезли за поселок в поле, где избивали и пытали.

«Применяли электрошокер, дубинки, царапали ножом спину, выламывали руки, стреляли из пистолета рядом с головой», — рассказал спортсмен и показал следы от жестоких побоев.

В это время товарищ Сергея побежал к Каланчацкому райотделу милиции, где рассказал начальнику отдела уголовного розыска Шендрику, что неизвестные похитили его друга и пытаются вывезти в неизвестном направлении, а также указал на автомобиль с этими людьми.

«Милиционер ему сказал: «Ты исчезни, а я всё узнаю» и пошел общаться с ребятами, которые гнались на второй машине за моим другом и приехали к милицейскому участку. Их не задержали, ничего… Когда мы обратились уже с заявлением в милицию, то в протокол разговор моего друга с начальником уголовного розыска вообще не заносили, а позже нам сказали, что ничего с этими людьми сделать не могут и посоветовали быстро уезжать, пока нам не сделали ещё хуже», — рассказывает он.

Позже Сергей со своим другом выяснили, что нападавшими являются члены «Правого сектора», а один из их руководителей, который непосредственно принимал участие в нападении — Василий Гуляев.

Сергей Пивоваренко также высказал опасения, что сотрудники Каланчацкого райотдела милиции работают в связке и покрывают неправомерные действия людей из «Правого сектора», так как вначале игнорировали его обращение и только после приезда представителей из облУВД у него приняли заявление.

При этом, спортсмен искренне не понимает такого поведения со стороны нападавших, ведь на протяжении многих лет достойно представлял Украину на международной арене. Он является мастером спорта международного класса, неоднократным победителем чемпионатов Украины и членом сборной Украины по боксу.

Информацию о нападении на Сергея Пивоваренко подтвердили в секторе связей с общественностью УМВД Украины в Херсонской области. Милиция открыла уголовное производство, квалифицировав преступление по части 3 статьи 187 («Разбой, соединенный с проникновением в жилье, другое помещение или хранилище»), санкция которой предусматривает лишение свободы на срок от семи до 12 лет с конфискацией имущества.

«На данный момент устанавливаются личности нападавших, опрашиваются свидетели», — добавили правоохранители.

Q97QBt-Adk0[1] wnKa4iD52U0[1] HdISf5w6-SE[1] O4NLvqthi9E[1] 3nAiygISTa8[1]

26.06.15 Ополченка «Багира»: Они кричали моему сыну «москаль, чтоб ты сдох».

«Багира» — ополченка из батальона «Сомали». Ей 22. Двое детей — Илларион и София – четыре и два года. По ее словам, именно из-за них она уже 3 месяца находится здесь, на передовой под командованием «Гиви».

— Я сначала на блокпосту была, с самого начала заварухи. Единственное, когда авианалеты были, детей только вывозила на пару месяцев в Тернополь, потом обратно вернулись. У меня там папа «за Единую Украину», не общаемся вообще.

— А почему вернулись?

— Ну, факты не очень хорошие говорят за себя, у меня ребенку еще 4-х лет не было, его восьмиклассники избили в дошкольном учреждении.

— За что?

— За то, что он русский. Они кричали «москаль, чтоб ты сдох» и все остальное. В сторону ребенка кулаки применялись, начиная от головы, заканчивая ногами. Мы там были, я могу сказать, многие там 50 на 50 относятся, многие вообще никак. Третьи за единство. Вот так вот получается.

— А сама откуда?

— Из Луганской области.

— Как для тебя все начиналось?

— Ну, когда все начиналось, я работала официантом. Дело в том, что я изначально человек, близко не принимающий все. Если все принимать близко каждый раз к сердцу, то это очень тяжело. Потому что день через день трехсотые, двухсотые. И это перемирие у нас называется, когда прилетает ночью с танчика, гуляют стены, 9-й этаж вон, по мирным стреляют, это перемирие? Это же не перемирие.

— Слушай, как вообще обстановку оцениваешь?

— Вон прилетело, плиты посыпались на машину. Вон, рядом. Вон, дом рядом, там мирные. Это война, она не прекращалась. Когда они работают с тяжелой артиллерией по ж/д вокзалу, по шахте, вот у нас у ополченца мама на шахте живет — каждый вечер они прячутся, потому что работают минометы, работают «Савушки» (самоходные артиллеристские установки), работают танки и все тяжелое. Ну, если это перемирие, я тогда не знаю, как назвать, когда война.

— Я смотрю, макияж у тебя.

— Ну, приходится… Хоть и на передовых, хочется выглядеть хоть где-то девушкой. И не только ж форма, берцы.

— А ты одна здесь девочка?

— Нет, еще одна есть. Она отдыхает после ночи. Мы дежурим каждый день по 12 часов.

— Что входит в твои обязанности?

— Ну, я фиксирую все прилеты, все, что происходит, я фиксирую то, что работает, куда работает, количество… Там в город прилетело — мы фиксируем, фиксируем их технику, все их передвижения.

— А ты как, уже по звуку определяешь?

— Конечно. Танк работает — хлопок слышишь, миномет там, различаешь 120-й, 80-й, где «Савушка», где танк, уже учишься, где «Утес», где «АГС», где стрелковая, где автоматная очереди.

— Тебя не жалеют?

— Ты знаешь, у нас тут ко всем отношение одинаковое. Тут нет — где-то кто-то лучше, где-то хуже, тут все наравне. Тут нет любимчиков, тут все солдаты. Ни у кого нет поблажек, даже мы, те же девушки здесь, но мы наравне с ребятами. Мы и сами не хотим фору ребятам просто давать. Мы тоже в броне ходим и в касках ходим, в берцах, ну, как полагается.

— А ты вообще интересовалась до этого военной тематикой?

— Нет, я просто раньше хотела идти учиться на следователя — мне было интересно все это, я спортом занималась раньше. У меня мама трижды делала так, чтобы я не уходила в ополчение. Она трижды пыталась, трижды, но четвертая попытка уже не получилась.

— Как ты вообще сюда попросилась? Пришла прям к «Гиви»?

— Нет, нет, я приехала на расположение. Я не знала, куда, к кому я попаду. Я только об этом узнала, когда уже приехали именно вот сюда. До этого я даже не знала, что я попаду к «Гиви». Но намерения были давно, просто не подворачивался тот момент. Я же говорила, что мама трижды… Она чувствовала, что я собираюсь, я должна была до нового года уехать в расположение, у меня девочка тоже служит, кума моя. Должна была уехать, но мне мама все обламывала. Каждый раз, когда я только собиралась с вещами уезжать в ополчение, мама категорически что-нибудь такое делала, что я не могла уехать. А подвернулся такой момент, что получилось уехать, знакомая позвонила, и я приехала.

— У тебя много знакомых ушло в ополчение?

— Да. Очень много. Очень много, ну я тебе могу сказать — у меня две подружки, мы начинали вместе с блокпоста, они в казачестве, они на кухне, конечно, как бы на самую передовую не лезут, у меня даже кума сказала, мол, я знала, что ты долбанутая, но не настолько. Я говорю, ну, приезжай хоть на один день ко мне, сейчас тихо, она говорит «ты хочешь, чтобы я поседела в один раз?».

— Ты знаешь, для чего ты это делаешь?

— Я для мамы «ушла сюда медиком». Потом, когда, конечно, мама увидела видео, конечно да — я получала очень хорошо, знаешь, каждый мой приезд домой мама обливается слезами, иногда даже в трубку плачет. Говорю — так, успокоилась, не надо. Ты знаешь, где я нахожусь? Знаешь. Говорю, давай не будешь, потому что это все на нервы действует очень сильно.
А знаешь, очень приятно, что из дома звонят. Каждый раз, когда я из дома уезжаю — меня дедушка благословляет и бабушка, вся семья благословляет меня. А вот родственники, которые на западной Украине, в Тернополе, настолько негативно относятся, там от брата двоюродного и угрозы были, мол, если я сама не сдамся, не отвечу за свои поступки, то мои дети будут на Тернополе отвечать за свои поступки. Да, угрозы такие были, и «чтоб ты сдохла». Ну, короче, очень интересная переписка у нас с ним была. Я пишу, что я не боюсь, и моим детям не за что отвечать — они родились в Луганской области, живут на Донбассе, жили и будут жить, так что им не за что отвечать. Вот так вот складывается моя жизнь.

— А что после планируешь делать?

— После? Воспитанием детей дальше заниматься. Домой поеду. У меня дедушка в возрасте, бабушка в возрасте. У меня есть еще племянник маленький, которому тоже помогать надо. Домой, в семью возвращаться надо. Так вот выходит.

Беседовала шеф-редактор издания «Украина.Ру» Дарина Евтушенко.

jElBn8RikhU[1] sO9W_tqhcpM[1]

Loading...

 

26.06.15. Сообщение от «Русской Весны». Днепропетровск: обнаружен перевалочный центр ИГИЛ

«Днепропетровск: обнаружен перевалочный центр ИГИЛ

СБУ выявило в Днепропетровске новый «перевалочный пункт» для временного пребывания членов террористической организации «Исламское государство».

Пресс-центр СБУ сообщил, что в съемной квартире задержаны «две гражданки Российской Федерации».

Сотрудники спецслужбы выяснили, что женщины были выдворены с территории Турции и Египта по подозрению в причастности к террористической деятельности.

В Украину исламистки прибыли нелегально с территории России. Во время «отдыха» в нашей стране задержанные планировали изготовить поддельные документы для поездки в Сирию транзитом через Турцию, говорится в сообщении.

По данным СБУ, одна из исламисток для подтверждения своей личности предоставила поддельный паспорт, выданный на имя гражданки Узбекистана, с фальшивыми штампами о пересечении государственной границы Украины.

В отношении гражданки РФ, которая предоставила поддельные документы, открыто уголовное производство по ст. 358 Уголовного кодекса Украины. Ее соотечественницу принудительно вернут в страну постоянного проживания или третью страну с запретом въезда в Украину на три года.

Заметим, что никаких сообщений о возбуждении дел по статье «содействии терроризму» и т. д., которые обычно сопровождают облавы на активистов антифашистского сопротивления на Украине, в данном случае нет.

Максимум, что может инкриминировать задержанной СБУ, — это подделка штампов о пересечении госграницы Украины.

Очевидно, что в данном случае речь идет не борьбе с ИГИЛ, а лишь об имитации подобной деятельности.

Напомним, что в украинских карательных батальонах воюют сотни боевиков исламистов, в том числе и славянского происхождения.

Последователем ИГИЛ является также главный палач карательного батальона «Торнадо» с позывным «Моджахед».»

Казалось бы причём тут недавний визит МакКейна?»

Так же 25 июня в городе Магас, Ингушетия, Российская Федерация при попытке задержания были уничтожены два вербовщика ИГИЛ.
Прибыли эмиссары исламистов в город с Украины.»

26.06.15. Сообщение от Бориса Рожина. «Порошенко идет по стопам Януковича»

«Порошенко идет по стопам Януковича»

Царев рвет покровы со своего бывшего шефа.
Вчера разговаривал с бывшими коллегами из сегодняшней Рады. С ними вели переговоры из Администрации президента, чтобы они поддержали изменения в Конституцию Украины.
Изменения возвращают Порошенко полномочия времен позднего Януковича.
Мол, Порошенко устал договариваться с фракциями за отставку Наливайченко, а предстоит еще договариваться за отставку Авакова…
В Администрации целый департамент ломает голову: как бы вместо анонсированной децентрализации-федерализации принять Конституцию, в которой полномочия президента будут больше, чем в Конституции образца 1996 года.
Порошенко, как в свое время Кучма, будет заставлять Раду голосовать за эту Конституцию угрозой роспуска парламента.
Напомню:
Янукович решением Конституционного суда вернул Конституцию 1996 года, расширив свои полномочия. Вероятно, с нарушениями закона.
Потом Верховная Рада вернула Конституцию 2004 года — с урезанными полномочиями президента.
Тоже, очевидно, с нарушением процедуры. Сколько было президентов в стране — все без исключения ложились костьми, чтобы увеличить свои полномочия.
Результат: сейчас на Украине нет законно принятой Конституции.
Как народный депутат, я с коллегами по парламенту готовил изменения в Конституцию Украины.
Проинициировал это Янукович — тогда губернатор Донецкой области.
Планируемые изменения должны были урезать полномочия президента и превратить Украину в федерацию.
Предполагалось создание при местных советах, в том числе областных, исполкомов с полномочиями администраций. Это европейская практика.
Кроме этого, я подготовил закон о снижении подоходного налога до 13%. Этот закон был успешно подан в Раду и проголосован.
А вот против закона, сужающего полномочия президента, выступил действующий на тот момент президент Леонид Кучма.

Получается, что Янукович, будучи губернатором, выступал за децентрализацию. А став президентом, как и все остальные, стал тянуть на себя полномочия.
Во время Майдана я не мог понять, почему наши олигархи поддерживают Майдан?..
В противовес истерии, поднятой как протест против разгона «студенческого» Майдана, мы подготовили фильм.
Там были кадры избиения майдановцами сотрудников милиции и Беркута.
Так вот, все частные ТВ-каналы, включая каналы Пинчука и Ахметова, отказались ставить это видео.
Юмор в том, что один раз этот фильм показал только канал Коломойского.
Общаясь с коллегами в «изгнании», я понял, почему реакция олигархов на переворот была именно такой.
Во многом эта позиция обусловлена тем, что их деньги, права на активы находятся за рубежом.
Второй фактор: олигархам, крайне нуждающимся в кредитах, заморозили западные кредитные линии.
Это все правда.
Но это не все причины поддержки олигархами киевского переворота!

По словам моих коллег, практически всем олигархам накануне Майдана поступили «непристойные» предложения: поделиться в пользу семьи президента частью своих СМИ, таких как Интер, Пятый канал и др, а также значительной частью своего бизнеса.
Причем процесс принуждения олигархов к такому специфическому «сотрудничеству» не прекращался даже во время Майдана!
Уже после студенческого Майдана нуворишей приглашали в Администрацию и проводили с ними беседы.
Именно поэтому олигархи восприняли с энтузиазмом возможность ослабить или вообще отправить в отставку президента.
До того, как я узнал об этом, мне было не до конца понятно, почему команда, которая привела Януковича к власти — фактически его хоронит?
Я много лет в политике, и у меня хорошее представление, благодаря кому и чему Янукович стал президентом.
Как-то Янукович очень смешно пересказывал ситуацию о том, как Коломойский попал в команду, которая должна была стать бенефициаром победы Януковича.

Коломойский подошел к Януковичу на футбольном матче незадолго до президентских выборов.
Он нервничал, поскольку до этого момента поддерживал Юлию Тимошенко, а шансов у Януковича было больше.
Налил себе дрожащей рукой стакан водки, выпил — и начал рассказывать, какая Юля нехорошая. (Я сознательно не использую эпитеты, которыми Коломойский награждал Тимошенко). Мол, он столько сделал, чтобы Евро-2012 было в Днепропетровске! Построил аэропорт, стадион, а она — выходец из Днепропетровска — сделала так, что Днепр не попал в список городов-участников. Что, мол, несмотря на заслуги, Юля не дает ему приватизировать Одесский припортовый завод.
Потом сказал, что только благодаря ему сейчас Янукович выигрывает выборы.
Ведь если бы не голоса депутатов Коломойского, то Рада бы не проголосовала за избрание Тимошенко премьером.
Тем самым она отправила Януковича в отставку, и в результате деятельности Тимошенко упал её рейтинг и вырос — Януковича.

Получалось, что проголосовав против Януковича, Коломойский тем самым якобы оказал Януковичу неоценимую услугу…
Под эти разговоры Коломойский попросил включить его в команду.
В ответ Янукович заметил, что вопрос надо проговаривать с «ребятами», членами команды, а он — Коломойский, многим из них денег должен, и отдавать не хочет.
На что Коломойский сказал, что долги отдавать будет, сделает график.
Все это Янукович рассказывал, смешно пародируя жестикуляцию и манеру говорить Коломойского.
Например, слово график выговаривалось без буквы р…
Получается что олигархи, которые привели Януковича к власти, в итоге взамен получили от него требование поделиться бизнесом и деньгами.
Забавно, что и в этом Порошенко идет по стопам Януковича.

Причем, по словам моих коллег, требования Януковича были скромней, чем требования Порошенко.
Говорят, что олигархи даже выработали некий план борьбы с таким госрэкетом и объединили усилия, выведя за скобки корпоративные войны друг с другом.
Примерно полгода прошло с того момента, как Янукович заявил свои требования олигархам, до того, как был отправлен в отставку.
Интересно, сколько времени это займет у Порошенко?

Тут стоит напомнить, что еще при Януковиче, Царева обвиняли в работе против режима Януковича. В частности, в декабре 2013, Царев предлагал ввести черные списки лиц, которым запрещен въезд Украину. Там кстати фигурировал и нынешний гауляйтер Одесской области Саакашвили. Так вот, тогдашний спикер «регионалов» Анна Герман открыто обвинила его в работе против режима.
Вчитайтесь в эти столь забавные ныне строки.

«В Украине невозможны никакие подобные списки, и все, кто хотел бы, чтобы эти списки существовали, не желают добра Украине и роста ее имиджа на международной арене»
Имидж безусловно вырос.

PS. Тут есть одна принципиальная разница между Порошенко и Януковичем. У Порошенко есть прямая поддержка США, которая как показывает практика, способна довольно легко обрубать потуги украинских олигархов. По щелчку можно то Фирташа арестовать, то Коломойского отстранить. Собственно, перераспределение власти и собственности в пользу Порошенко стало возможным только благодаря этой поддержке, чем Порошенко и его подельники и пользуются, демонстрируя, что он стал незамененимым и под эту лавочку устраняя конкурентов в борьбе за власть и оставшиеся активы. И как показал пример Наливайченко, даже таким ценным активом могут пожертвовать, ради «президента мира».
Янукович же играл как и Кучма в «многовекторность», стремясь получать гешефты и от Москвы, и от Брюсселя и от Вашингтона. Но обстоятельства сложились так, что «многовекторный» деятель перестал устраивать Вашингтон, который в том числе провел разъяснительную работу с украинскими олигархами (чьи капиталы хранятся на Западе) и в первую очередь со спонсорами «Партии Регионов», начиная с Ахметова. Вот после этой работы они и самоустранились от поддержки режима. Само собой, жадность правящей клептократии была еще одним мотивом, который оттолкнул олигархию от поддержки «регионалов» потерявших меру. В совокупности, утрата поддержки со стороны олигархии, привела к критическому ослаблению режима и это было пожалуй более важным фактором его падения, нежели толпа в центре Киева. Свержение власти с помощью толпы стало возможным, вследствии внутреннего ослабления и слома режима базировавшегося на компромиссе части украинских олигархических групп. Как только финансовые группы просто перестали поддерживать текущий режим, он и обрел ту поразившую многих беспомощность и аморфность, которая очень удивила тех, кто всерьез верил в могущество «донецких», нагибавших всю Украину и отжимавших в пользу «смотрящих» региональный бизнес. Вся эта схема была возможно только тогда, когда режим Януковича пользовался поддержкой олигархии, которая была по сути хребтом выстроенной системы. Когда американцы этот хребет выдернули, режим расплылся как кисель.

Самое интересное, что никакого секрета тут не было, все было показательно открыто.

США требуют от Ахметова и Клюева поднять партийный бунт против Януковича. Иначе — санкции.
Стали известны подробности встречи заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд с Ринатом Ахметовым. Источник Цензор.Нет, близкий к дипломатическим кругам, сообщил нам детали состоявшихся в Киеве переговоров заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд с Ринатом Ахметовым.
Нуланд сообщила, что в случае зачистки Евромайдана, США и лидеры ЕС согласовали единую позицию — немедленное введение санкций против ведущих политиков и олигархов из окружения президента Януковича. Причем список будет постоянно дополняться таким образом, чтобы перекрыть все контакты с ЕС и США не только для тех деятелей власти, кто принимал участие в силовом разгоне, но и для тех, кто не принял участие в защите мирного сценария. Это очень важное дополнение, которое не позволит уклониться от ответственности никому в руководстве Партии регионов и среди ее спонсоров. Ахметов на встрече говорил, что в понедельник он пытался удержать президента Януковича от применения силы против Евромайдана, но Янукович отказался его принять. Нуланд потребовала организовать круглый стол с оппозицией и гражданским обществом от руководства ПР напрямую — даже вопреки позиции Януковича. Силового варианта быть не должно. Нуланд не только завила о санкциях — она конкретизировала эту угрозу, назвав список лиц, которые вместе с семьями попадут под санкции в первую очередь.

Это:
1. Ринат Ахметов.
2. Вадим Новинский.
3. Андрей и Сергей Клюевы.

Почему именно они? Потому что Ахметов контролирует 55 депутатов фракции ПР, а Клюев имеет мандат от «молодой команды» на управление остальной частью фракции.
США ожидают, что фракция ПР поддержит все четыре требования оппозиции, после которых может быть начат мирный переговорный процесс:

1. Объявление досрочных президентских выборов.
2. Объявление досрочных парламентских выборов.
3. Освобождение Тимошенко и полное восстановление ее гражданских прав.
4. Возбуждение уголовных дел против всех сотрудников МВД и «Беркута», принявших участие в разгоне мирных демонстраций.

Нуланд категорично заявила, что невыполнение этих условий поставит под большой вопрос всякую операционную деятельность компаний ДТЭК и «Метинвест» Ахметова за рубежом. Нуланд четко обозначила: эти компании разместили активы в Европе, в Европе и США у них основные рынки сбыта, все руководители этих компаний имеют недвижимость за рубежом, а семья Ахметова — налоговые резиденты Великобритании. ДТЭК и Метинвест имеют крупные обязательства перед международными инвесторами в виде валютных облигаций. Таким образом, США впервые не просто объявили ультиматум олигархам в окружении Януковича, но и детально конкретизировали в какой форме и на каком уровне эти санкции будут применены.

Встреча Нуланд именно с Ахметовым показала важный принципиальный момент: США не считают более Виктора Януковича надежным партнером в мирном урегулировании. После того, как Янукович обманул вице-президента США Джо Байдена, пообещав последнему не проводить разгон Евромайдана, и тем не менее, все равно применил силу, президент Украины уже не считается в Вашингтоне фигурой, на слова которой может опираться переговорный процесс. США демонстративно не считают участниками переговоров представителей «молодой команды». Нуланд понимает, что непосредственно приказы на разгон демонстраций давал министр МВД Виталий Захарченко, которого «молодая команда» «сдавать» не намерена.Нуланд, не указывая имен, дала понять Ахметову, что процедуры проверки состояния счетов ведущих олигархов и аффиллированных с ними структур могут подвергнуться немедленным проверкам финансовых омбудсменов. Таким образом, все счета Семьи, которые так бережно раскассировали по зарубежным банкам структуры Сергея Курченко, также попадут под первый удар.
Исчерпав все возможности общения с Януковичем, США и Евросоюз решили предпринять последние усилия перед введением санкций против украинских олигархов — они обратились с требованием к лидерам Партии регионов пойти против воли Януковича и организовать по сути партийный бунт.

PS. Так что одной жадностью Януковича и его окружения не обошлось. США проделали серьезную работу, чтобы олигархи ранее спонсировавшие Януковича, стремительно от него отвалились.

26.06.15. Сообщение от публициста Ольги Туханиной. Парламентская ассамблея Совета Европы 25 июня большинством голосов приняла резолюцию о пропавших без вести в ходе военного конфликта на территории Украины.

«Парламентская ассамблея Совета Европы 25 июня большинством голосов приняла резолюцию о пропавших без вести в ходе военного конфликта на территории Украины. В поправках к документу депутаты приняли решение признать Россию агрессором, а Крым — оккупированной территорией».

А тут ход нашего населения. Нам долго говорили, что в ПАСЕ быть надо. И деньги в ПАСЕ платить надо. Голоса у нас там сейчас нет. Деньги за голос уплочены.

Вопрос: как долго мы будем там пребывать? К законодателям вопрос. К Думе и к Сенату. К исполнительной власти.

Такая политическая Европа нам никуда не уперлась. Мы тоже Европа, но совершенно своя.

В общем, желаю знать, и всё такое.»

26.06.15. Интервью Председателя РОВС И.Б. Иванова Часть 2. В Новороссии мы защищали интересы всего народа – национальные интересы

«В Новороссии мы защищали интересы всего народа – национальные интересы»

— Вы уже много лет знакомы с Игорем Стрелковым. Часто ли Вам приходилось общаться с ним в Славянске?

Со Стрелковым, действительно, знаком давно. Мы почти четверть века друг друга знаем. А встретиться с ним в Славянске довелось только два раза.

В первый раз – в первый же день по прибытии группы чинов РОВСа в этот город. Двух офицеров из нашей группы я оставил в Краматорске, предоставив их в распоряжение Разведуправления – «Хмурому». А с остальными прибыл к Стрелкову. Построил наш небольшой отряд во дворе бывшего райотдела СБУ, где располагался штаб Ополчения, доложил Командующему о прибытии. Обнялись. Он обошёл строй, пожал каждому руку и с места в карьер заявил: «Положение сложное. Противник прорвал оборону под Ямполем. Наш батальон, оборонявший позицию, понёс тяжёлые потери, командир батальона ранен. Вам предстоит прямо сейчас отправиться на фронт и прикрыть это направление». Вот и вся встреча. В течение часа мы получили оружие. А ещё через час уже были на передовой…

Вторая встреча со Стрелковым в Славянске произошла перед оставлением города. Днём 4 июля я прибыл к Командующему, доложил ему о ходе боя под Николаевкой, сообщил, что из тех людей, что представлялись ему в составе группы РОВСа, трое пропали без вести… Мы разговаривали на улице, возле здания СБУ. Стрелков внимательно меня выслушал, а потом буквально огорошил: «Я, – сказал Игорь Иванович, – не позволю уничтожить Ополчение. Сегодня ночью мы выходим из Славянска…»

Честно говоря, в тот момент я не сразу оценил всей силы этого стратегического хода. Ведь мы, рядовые бойцы и офицеры Ополчения, были настроены стоять в Славянске насмерть, держать город до последнего патрона, до последней капли крови, как в 1613 русские воины держали Смоленск, как в 1877 году обороняли цитадель Баязета. Но неожиданный для всех приказ Стрелкова о выходе из Славянска оказался в той ситуации совершенно верным и оправданным.

Решение И.И. Стрелкова оставить Славянск – сродни решению М.И. Кутузова об оставлении Москвы: та же логика, тот же замысел, та же мотивация. Те, кто знает историю войны 1812 года, поймут, о чём я говорю. Оставить город – пусть даже и ставший символом для всех русских людей! – ради того, чтобы сохранить армию и продолжить борьбу. Пойти на жертвы в тактическом плане, но тем самым стратегически повернуть ход войны в свою пользу. Так оно и вышло.

Кстати, сама операция по выходу из окружённого врагом Славянска была подготовлена и проведена образцово, с незначительными потерями. Могу засвидетельствовать это, как один из её непосредственных участников. По сложности и чёткости исполнения выход из Славянска можно сравнить с блестяще проведённой генералом Врангелем эвакуацией Русской Армии из Крыма в ноябре 1920-го. Успеху способствовало и то обстоятельство, что укропы были дезинформированы и совершенно дезориентированы: Стрелкову удалось создать видимость, что гарнизон Славянска будет цепляться за город до последнего и подготавливается к жёсткой обороне. Каратели уже настроились на предстоящую кровопролитную осаду и не ожидали, что ополчение будет прорываться из города.

В ночь с 4-е на 5-е июля мы оставили Славянск. С нами ушла и часть населения.

А в следующий раз мне довелось видеться с Командующим уже в Донецке. Вот там с Игорем Ивановичем приходилось встречаться часто – сначала время от времени в качестве заместителя командира 2-го пехотного Славянского батальона, прикрывавшего Донецк со стороны Иловайска и Моспино, затем, уже практически ежедневно – в качестве начальника Политотдела.

— Каково было Ваше впечатление от Донецка, когда Вы в числе других «стрелковцев» пришли туда по оставлении Славянска?

Двоякое. С одой стороны, поразило, с какой радостью и теплотой нас встретили люди. Словно в старой военной кинохронике, когда войска проходят по улицам освобождённого города, а местные жители забрасывают их цветами, девчата подбегают и целуют бойцов, люди на обочинах дорог плачут от счастья, крестят проходящих мимо солдат, радостные ребятишки бегут за колоннами пехоты и бронетехники… Вот приблизительно так стрелковцев и встретили в Донецке. Народ искренне радовался, на улицах нас чествовали, как своих освободителей. Беспрестанно подходили незнакомые люди и благодарили. Разве что цветами не забрасывали: приготовиться к встрече дончане не успели. Вместо цветов совали в руки ополченцам пачки сигарет, выносили какие-то продукты, чтобы накормить наших бойцов…

С другой стороны мы увидели, что Донецк совершенно не подготовлен к обороне – ни в фортификационном, ни в информационном, ни в морально-психологическом отношении. Фактически не было даже блокпостов. Как нам рассказали местные жители, какое-то подобие блокпостов и наглядная агитация на улицах с призывами защищать Донбасс появились только перед самым нашим входом в Донецк. Местные власти защищать город явно не собирались. И к этому не готовились.

В Донецке было полно всевозможных вооружённых формирований – батальон «Оплот» Захарченко, батальон «Восток» Ходаковского, какие-то «Русская Православная Армия», СВД «Беркут» и тому подобные… Причём, вооружены и снабжены некоторые из этих формирований были гораздо лучше нас, фронтовиков. Они даже танки имели. Но всё это были не боевые части, а по сути – тыловые охранные предприятия. И создавалось большинство из них, как я понимаю, вовсе не для использования на фронте против наступавших карателей, а для… охраны имущества местных донецких олигархов.

Во время обороны Славянска все эти «Оплоты» и «Востоки» не оказали нам никакой помощи. Напрасно мы надеялись, что окружённый Славянск попытаются деблокировать из Донецка. Некоторые тогда думали: «Сдерживая все основные силы врага под Славянском, стрелковцы дают время Донецку укрепиться и сформировать силы для того, чтобы деблокировать Славянск ударом с юга». Но об этом тогдашние донецкие власти и командиры даже не помышляли! Более того, впоследствии выяснилось, что с подачи властей «крышуемые» ими тыловые формирования перехватывали вооружение и гуманитарную помощь, предназначавшиеся для Славянска…

Очевидно, что закулисные сценаристы рассчитывали на следующее развитие событий: Стрелков безо всякой пользы будет упорно держать окруженный Славянск; не имея поддержки со стороны Российской Федерации и не получая никакой помощи из Донецка, он через какое-то время неизбежно героически погибнет – вместе со всеми, собравшимися в Славянске, идейными добровольцами. После этого реально сопротивляться карателям станет некому, и неподготовленный к обороне Донецк – спокойно сдадут укропам. На Новороссии можно будет поставить крест. А Стрелков своим решением выйти из Славянска сломал все эти расчёты. Чего не ожидали ни в Киеве, ни в Донецке.

Мы пришли в столицу ДНР и быстро организовали оборону города, взяли под свой контроль значительную территорию вокруг Донецка, решительно заняв близлежащие города и населённые пункты. Например, мой батальон сходу занял Иловайск и Моспино, помог сформировать и принял в свой состав роту добровольцев из Харцызска, а затем ещё пять рот из числа местного населения. Только благодаря манёвру Стрелкова по выходу Ополчения из Славянска, Новороссия выстояла в июле 2014-го и смогла дальше продолжить борьбу.

Кстати говоря, после прихода Славянской бригады в Донецк «Оплот» и «Восток» – за исключением нескольких небольших подразделений, в частности, группы востоковцев на Саур-Могиле – так и продолжали, вместе со всем своим тяжёлым вооружением, отсиживаться в городе, не принимая участия в его обороне. Вся тяжесть битвы за Донецк легла на стрелковцев. Даже в дни самых напряжённых боёв июля и августа, когда укропы пытались взять столицу Донбасса в кольцо – несколько раз им это удавалось, хотя и ненадолго – мы не могли рассчитывать на помощь «Востока» и «Оплота» и в неравных боях отбивали атаки на город только силами Славянской бригады.

Была ещё одна проблема, связанная с «героями тыла». На фронте эту публику редко можно было увидеть, зато она активно «геройствовала» в самом Донецке – по части мародёрств и уголовщины: завели собственные тюрьмы, «отжимали» у людей автомобили, вымогали деньги, были отмечены случаи незаконных задержаний, изнасилования… Страдало от этих бесчинств местное население, все претензии которого были, в основном, именно к оплотовцам и востоковцам. Хотя и мелкие донецкие ОПГ, действовавшие под видом ополченцев, типа какой-нибудь никому не подчинявшейся шайки «Грека», вреда наносили много. Иногда эти шайки прикрывались и финансировались коррупционерами из числа депутатов Верховного Совета ДНР. Было и такое. Весь этот беспредел стал одной из причин, по которой дончане так радостно встречали стрелковцев: «Пришёл Стрелков – он порядок наведёт!»

И, действительно, порядок Стрелков навёл быстро. Многие наверняка помнят, как славянцы покончили с донецкими наркобаронами, привыкшими в незалежной Украине считать себя безнаказанными. В отличие от украинской милиции, стрелковцы взяток не брали и действовали чрезвычайно эффективно, поэтому донецкие наркодельцы в несколько дней были арестованы, судимы и приговорены к высшей мере наказания. Даже пьяные перестали появляться в общественных местах: Стрелков ввёл в Ополчении «сухой закон», а задержанные на улице пьяницы из числа местных – направлялись отрезвиться на окопные работы…

К сожалению, мы не успели кардинально решить проблему существования в Донецке тыловых бандформирований, фактически не подчинявшихся Министерству Обороны и правоохранительным органам Республики. На решение этой проблемы не хватило времени и сил. Ведь укропы в это время не бездействовали, наступали на Донецк, и все силы Стрелковской бригады были брошены на фронт – сдерживать натиск бронированных армад. Чтобы покончить с бандбатальонами в нашем тылу, нужно было снять какую-то часть войск с фронта. А у нас в это время катастрофически не хватало бойцов… Но сам факт нахождения Стрелкова и стрелковцев в Донецке заставлял бандитов хоть как-то держать себя в рамках. А вот после нашего ухода, при Захарченко, бывшем командире «Оплота», криминал и коррупция в ДНР расцвели буйным цветом – в худших традициях незалежной Украины…

— По какой причине Вам и другим чинам РОВС пришлось покинуть Новороссию?

О причинах я открыто написал, вернувшись в Российскую Федерацию. 8 сентября 2014 года в интернете было широко распространён документ под заголовком: «Заявление И.Б. Иванова, Председателя РОВС, бывшего заместителя начальника Главного Штаба ВС ДНР». Это, наверное, была чуть ли не первая ласточка, благодаря которой в Российской Федерации и в самой Новороссии понятливые люди уловили, что в Донецке произошло что-то неладное, в корне меняющее всю ситуацию. А люди тогда не понимали, что же на самом деле случилось, почему «ушёл» Стрелков, почему убирают со своих постов стрелковских командиров и начальников, почему Захарченко приказал закрыть популярную программу «Вестник Ополчения», почему в ДНР фактически началось негласное избиение славянских кадров – самых опытных на тот момент, доказавших на этой войне свою эффективность, офицеров?..

Если называть вещи своими именами, то в середине августа в ДНР произошёл государственный переворот, целью которого было убрать из Новороссии Стрелкова и его команду. В этот момент я служил в штабе стрелковской бригады (фактически это давно уже была дивизия) и временно исполнял должность начальника штаба, поэтому видел всю ситуацию изнутри. Выскажу своё собственное видение ситуации, как я её понимаю.

Стрелков – слишком самостоятельный командир и идейный человек. Из таких же идейных людей состоял и костяк стрелковской команды. Всем было ясно, что ни сам Игорь Иванович, ни его команда не пойдут на сговор с киевскими бандитами и не согласятся подписывать какие-либо предательские договоры типа Минских соглашений. Кроме того, думаю, наших врагов в Москве – их принято называть «пятой колонной», хотя это не совсем правильная терминология – сильно напугали определённые успехи в военном и государственном строительстве, достигнутые при Стрелкове. Ведь весной-летом 2014 года на Донбассе возникло маленькое православное русское государство, где шаг за шагом возрождались какие-то элементы Российской Империи.

Стрелковская команда была «заточена» на победу, на полный и окончательный разгром украинского сепаратизма, на то, чтобы дать решительный отпор поползновениям Запада задавить и уничтожить Россию. А антироссийские силы, засевшие в Москве – их там много – не были заинтересованы в таком развитии событий. Сразу задавить народное движение в Новороссии, принявшее столь грандиозный размах, они были не в состоянии, поэтому пошли по пути постепенного «слива» (не люблю этого слова, но сейчас в Донбассе – оно самое частозвучащее). А для «слива» нужно было убирать Стрелкова и ставить во главе ЛНР и ДНР совсем других людей – беспринципных, управляемых, которые, не задумываясь об интересах жителей Новороссии и интересах России, выполняли бы чужие указания. Лучше всего для этой цели подходили местные уголовные и полууголовные элементы, коих хватало среди командиров донецких тыловых формирований. Нужно было только привести этих последних к власти и в качестве компенсации за работу по «сливу» дать им карт-бланш на беспрепятственное набивание собственных карманов. Что и было сделано.

— Насколько в событиях в Новороссии было заметно влияние коммунистов? И в какой форме это влияние проявлялось?

Ни в какой форме не проявлялось. О деятельности коммунистов при Стрелкове мы в ДНР даже не слышали. Все местные партии, включая коммунистическую и Партию регионов, с началом боевых действий просто разбежались и попрятались. Во время обороны Славянска, а затем и обороны Донецка компартия никаким образом своего существования не обозначила.

Было смешно читать в интернете, как бесились в РФ коммунисты, которые писали в своих блогах, что вот, мол, белогвардейцы реально воюют в Новороссии, а мы упускаем ситуацию, не смогли сформировать там ни одного коммунистического отряда. Действительно, весной-летом 2014 года в ополчении ДНР ни одного коммунистического формирования не было – не только батальона, но даже и отделения. Как не было в тот период в ДНР, слава Богу, и никаких политических партий.

Другое дело, что многие представители старшего поколения в Донбассе, действительно, с ностальгий вспоминали о временах СССР. Такие «просоветские» настроения у какой-то части населения имели место. Но в сущности это была ностальгия не по коммунистической партии и учению Маркса-Ленина, а тоска по тому времени, когда страна была едина, когда русских на Украине не считали людьми низшего сорта, когда никто не заставлял людей насильно учить нелепый искусственный язык, и когда невозможно было даже представить, что на города и сёла Донбасса обрушатся снаряды и ракеты…

Первое, что я потребовал от своих подчинённых, вступив в должность начальника Политотдела – это твёрдо проводить в нашей идеологической и воспитательной работе линию на надпартийность Ополчения, не допускать в войсках никакой партийщины. Ибо любые партии разделяют людей, раскалывают общество на своих и чужих, а в Новороссии мы защищали интересы всего народа – национальные интересы. Кстати, сами члены РОВСа не вели в ДНР никакой «белогвардейской» пропаганды. Мы просто старались без рекламной шумихи осуществлять Белое Дело на практике. По сути, Политотдел Ополчения твёрдо проводил (хотя публично и не озвучивал этого), программу генерала Александра Павловича Кутепова, заявившего в 1929 году: «Мы боремся не за те или иные партийные идеалы, мы боремся за то, что выше всех партий и классовых программ – мы боремся за Россию. На эту борьбу зовём мы всех русских людей, где бы они ни были: на родине или за рубежом. Мы зовём к ней и тех наших братьев, у которых под красноармейской шинелью не перестало биться русское сердце».

А вот после нашего ухода новые руководители ДНР от этого принципа сразу же отказались. Сформированный при Стрелкове Политотдел был ликвидирован по настоянию Захарченко, и в Новороссии, действительно, начались попытки гальванизации ленинского трупа. Завелись какие-то коммунистические отряды (особенно это касается ЛНР). В октябре 2015-го спешно бросились создавать Коммунистическую партию Донецкой Народной Республики. Как я понимаю, её создавали специально под Захарченко, которого коммунисты тут же поддержала на так называемых «выборах». Никакой реальной пользы народу в ДНР и ЛНР попытки большевизации не принесли, но зато они поспособствовали падению морального авторитета Новороссии и расколу в обществе и Вооружённых Сил обеих республик.

Уверен, что вся эта околокоммунистическая возня в ЛНР и ДНР – совершенно не случайна: попытки искусственной коммунизации республик – стали одним из элементов по их «сливу». Потому, что большей дискредитации идеи Новороссии, большего подарка украинской и западной пропаганде, чем замелькавшие красные флаги над Донбассом – и придумать сложно! Ведь одно дело, когда за Новороссию – народ, совсем другое, когда за Новороссию – «коммунисты»…

Подчеркну, что даже после ухода белых из ДНР, сколько-нибудь реальной широкой поддержки и влияния коммунисты там не приобрели. Потому что голодному, сидящему под обстрелами «Градов» мирному населению, глубоко наплевать на все партии и партийные программы вместе взятые. Людям нужно другое – чтобы власть их не обманывала, уважала и реально защищала. А если принять разделение истории ДНР на два периода – первый, при Стрелкове, когда, у власти, условно говоря, стояли «белые», и второй, при Захарченко, когда карт-бланш получили «красные», то населению республики есть, что сравнить. Я думаю, лучшей агитации в пользу Белой Идеи, чем реалии донецкой жизни в эти два периода, нельзя и придумать!

 

26.06.15 Сообщение от священника Владимира:

«Пришло мне сообщение с Украины:
«Святой отец. Прошу простить меня, дурного, и не держать на меня зла. Я очень плохо и не вежливо обошелся с Вами (возможно, помните). Простите дурака. И помолитесь за меня грешного Богу. Спаси Вас Господи!»
Я ответил: «Не помню ничего. Бог да простит нас, грешных».

Мне он пишет:
«Батюшка. Это было где-то больше года назад. Я напросился к Вам в друзья. Так я был в пламени дикого патриотизма — поддерживал Майдан. Болел за него. Увидел Ваши посты о Путине и — нагрубил на странице…

Хотя я тогда сразу раскаялся, но почему-то не мог найти страницы Вашей, чтобы попросить прощения. Сейчас случайно снова увидел Ваш профиль. И прошу простить.

Батюшка. Я перестал быть патриотом украинским… хотя люблю Украину как свою родную землю… но это безумие националистическое повсюду, ложь власти масонов-олигархов и травля людей друг на друга меня просто убивает… морально. Бог наказывает нас дураков за гордыню.

Меня мобилизовали в 2014. Перед этим в армии совсем не служил. Забрали. Без подготовки хотели бросить на войну, но мне уже тогда то проклятое АТО становилось подозрительным — одна пропаганда. А когда мне сказали, что я доброволец (хотя забрали меня по повестке), то я понял — меня хотят на мясо отправить, убивать братьев. Я не выполнил приказ по отправке на бойню, Судили. В тюрьму не посадили, но теперь я судим. За что — толком и не знаю. Ну на то Божья воля была. Слава Богу, Господь открыл мне глаза на все это безобразие.

А народ радуется — биометрические паспорта вводят, быдлом делают, и больно, что все дружно бегут валить церкви «москалей» — но никто не думает, что также действовали и красные безбожники 1917-г … не миновать за это все кары… не миновать.

Спаси Вас Господи. Простите, что на украинском пишу — на русском у меня не очень хорошо получается, хотя тоже могу.

Я сейчас время от времени читаю сайты Новороссии, там пишут то, что украинские СМИ часто избегают говорить… да в военкоматы тянут многих, угрожают, обещают, а потом отрекаются от калек. Наказывает украинцев Бог. Хотят Европы, воли, но просто работать не хотели. Очень умные все стали. Гордимся глупостью своей.»

(перевод с украинского)

25.06.15. Видео от военкоров News Front. Первый Славянский Батальон ДНР. Боец «Первого Славянского Батальона» демонстрирует ружье ПТРС

«Нам есть чем встретить врагов! – Первый Славянский Батальон ДНР. Боец «Первого Славянского Батальона» демонстрирует ружье ПТРС: «Это противотанковое ружье Симонова, пятизарядное. Есть такие вот патрончики: бронебойный, разрывной. Калибра 14, 5 – на БТР-ах стоит. Есть чем встретить укропчиков».»

UZb8le2eByk[1]

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.