shadow

Поменьше эмоций: почему укрепления рубля в 2015 году не будет


shadow

Какого курса российской валюты ждать в ближайшие месяцы и при каких условиях имеет смысл покупать не рубли, а доллары
​Плавающий — он и есть плавающий

На прошлой неделе, выступая перед руководителями российских промышленных предприятий в рамках ПМЭФ, Владимир Путин заявил, что государство будет препятствовать чрезмерному укреплению рубля. «Это регулирование в рамках рыночных отношений, оно, конечно, будет использоваться для того, чтобы обеспечить интересы наших производителей в реальном секторе», — пояснил президент.

«Курс плавающий — он и есть плавающий. Риски возникают, когда происходят очень быстрые, резкие изменения, которые могут создавать, хотя и не всегда создают, риски для финансовой стабильности. Тогда резко возрастают и инфляционные ожидания и так далее. Не любое резкое изменение курса ведет к этому», — сказала глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Похоже, нам пока никуда не деться от дискуссии о том, какой именно курс нужен экономике. Древний философ Анахарсис на вопрос, кого на свете больше, живых или мертвых, переспросил: «А кем считать плывущих?»

Задача поставлена: продержаться

На самом деле все, что говорилось первыми лицами страны на форуме в Санкт-Петербурге, крайне важно для понимания вектора развития страны. Все, кто внимательно слушал президента Путина, не могли не отметить, что речь шла о постановке задач по фактической модернизации и о технологическом развитии России.

«Нам необходимо приступить к разработке стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период», — сказал глава государства на заседании Совета по науке, технологиям и образованию. Президент заявил, что внешние вызовы и ограничения не должны стать барьером для научно-технического развития страны.

Отмечу ключевые слова: «научно-технологическое развитие», «разработка стратегии» и «внешние вызовы и ограничения».

А теперь давайте примерим на себя костюм госчиновника и посмотрим на задачи с практической точки зрения. Для технологического обновления экономики потребуется покупка колоссального количества зарубежных технологий, технологических линий и импортного оборудования. Слабый рубль вредит модернизации, и постоянная его девальвация, а также высокая инфляция, в том числе из-за ослабления рубля, лишает страну инвестиций, но помогает экспортерам сырья, которые сейчас являются опорой экономики.

Поскольку на стихию рынка полагаться сложно, поставлена задача разработать стратегию на государственном уровне, а на это, как мы все понимаем, требуется время.

Отсюда «программа-минимум» — продержаться в условиях санкций и внешних ограничений, накапливая средства для модернизации, пока разрабатываются стратегии и планы. И здесь у государства очевидный приоритет — бюджет. И это абсолютно логично.

Именно бюджетной политике и решению текущих проблем подчинены все действия монетарных властей. В условиях санкций и перекрытия глобального рынка капитала вообще не приходится говорить о рыночной эффективности курсообразования. Это объективная реальность.

Научиться хеджировать риски

А можно ли тогда считать курс рубля плавающим? Ответ очевиден: курс рубля у нас не плавающий, а биржевой, определяемый балансом спроса и предложения валюты на биржевых торгах, постоянным участником которых является Банк России.

Теоретически курс мог бы считаться плавающим, если бы покупка долларов производилась не за счет денежной эмиссии и в ЗВР, а за счет доходов и в ФНБ, средства которого как раз и предназначены для поддержки экономики и модернизации. Но не стоит искать критерии истинности в определениях.

Что же делать участникам рынка в связи с этим? Банк России, например, собирается менять ментальность рынка и отучить россиян постоянно думать о курсе рубля.

Но стоит обратить внимание на слова председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной о том, что «бизнес должен научиться хеджировать валютные риски». Я бы добавил, и процентные. Пока денежно-кредитная и валютная политика реагирует на внешние шоки, иногда упреждая их последствия, иногда запаздывая, бизнесу придется очень внимательно следить и за курсом рубля и за динамикой процентных ставок, ведь при прочих равных именно разницы в процентных ставках во многом определяют уровни валютных курсов.

Ситуация пока в пользу рубля, но его укрепление сдерживается Банком России. Поэтому если доллар/рубль уходит заметно ниже 54, например в диапазон 50–52, то это повод задуматься о покупке долларов. В случае усиления рисков никакой выигрыш в процентных ставках при вложениях в рубли не компенсирует потерь от курсовой переоценки валюты, а 50 — это тот самый уровень, который ЦБ рассматривает пока как минимально допустимый.

Если 31 июля ключевая ставка Банка России вновь будет снижена, то это тоже сигнал для бизнеса к покупке долларов, потому что меньшая разница в ставках в меньшей степени компенсирует риски.

А вот повторения кошмара декабря 2014 года я не ожидаю. Банк России научился реагировать на рыночные вызовы, а в цене нефти все меньше эмоций и все больше баланса спроса и предложения. Не стоит исключать, что и в конце года курс доллара к рублю не сильно изменится, возможно, перейдет в диапазон 55–60. Не верится и в усиление конфронтации, которая может поставить континент на грань реальной войны. Риторика — да, может быть любой. Но опыт показывает, что разум преобладает, тем более что у России и Запада имеются общие угрозы и вызовы.

Есть риски вне нашего контроля — это и вероятный отток капитала, который может произойти при повышении ставки ФРС, и ухудшение ликвидности на валютном рынке в период пика платежей по внешним займам. И здесь госпожа Набиуллина абсолютно права: бизнесу нужно научиться хеджировать риски, а не полагаться только на помощь ЦБ.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.