shadow

Как Россия «взятку» Украине давала


shadow

17h

15 июня в интервью Bloomberg Петр Порошенко заявил, что считает покупку Россией украинских евробондов во времена Виктора Януковича «взяткой» за отказ от евроассоциации. Напомню, что до событий Майдана Российская Федерация успела приобрести выпущенные Украиной облигации на сумму в 3 миллиарда долларов. При этом украинский президент уклонился от ответа на прямой вопрос о возвращении долга, а также добавил, что его статус требует дискуссии. По мнению Порошенко, неясно коммерческий это долг или государственный. На громкое заявление тут же последовала реакция Кремля:

«Мы ожидаем, в первую очередь, разъяснений, отказываются ли нынешние власти от обязательств, из которых нас, в первую очередь, интересуют финансовые».

Заявления президента Украины, высказанные им в интервью Bloomberg, противоречат, прежде всего, сами себе:

«По моему личному мнению, это была взятка. Но я думаю, что Украина будет демонстрировать ответственность в этом вопросе».

Если это была взятка, то какую «ответственность» собралась «демонстрировать» украинская сторона? При этом Порошенко заявил, что Россия, которая приобрела у правительства Януковича еврооблигации на 3 миллиарда долларов, «должна трактоваться наравне с другими, частными кредиторами». Так взяткодатель или все-таки кредитор?

Конечно же, президент Украины прекрасно осведомлен о том, что заем был оформлен в соответствии с международными правилами, и никакой «взяткой» его признать попросту невозможно. Если бы у Киева был бы хотя бы малейший шанс доказать юридическую несостоятельность сделки, он бы это сделал уже давно. Порошенко, преследуя вполне определенные цели, не заметил, как в свете его слов можно назвать выделяемый Украине кредит МВФ, а ведь точно так же: «взяткой президенту Порошенко за евроассоциацию». Смысловой двоякостью слов украинского лидера  воспользовался премьер-министр России Дмитрий Медведев, высказав свое мнение в твиттере:

«Если 3 млрд суверенного займа, по мнению Порошенко, – взятка, то миллиарды от МВФ – организация масштабного воровства».

Затем не упустил возможность высказаться и Владимир Путин, который пояснил, что если называть выделенные Россией деньги взяткой за то, чтобы Украина не подписывала соглашение о евроассоциации, то тогда взяткой следует считать и средства инвесторов и кредиторов, которые выступают за подписание этого соглашения.

«А там много денег, скажем, и из американских фондов» — добавил президент.

Почему же Порошенко пытается дискредитировать кредит от России? Какие цели он преследует? Ответ прост и сложен одновременно. Во-первых, с огромной скоростью надвигается 22 июня. В этот день Украина обязана выплатить России 75 миллионов долларов процентов по купленным в 2013 году облигациям, и заместитель министра финансов Сергей Сторчак уже высказался об этом вполне определенным образом:

«Платеж, скорее всего, поступит в понедельник, 22 июня. Любой неплатеж будет означать событие дефолта».

Во-вторых, у Украины все хуже и хуже с экономикой: на днях украинские облигации в ожидании дефолтапотеряли почти 10 % от своей стоимости.

В этой ситуации Порошенко готов пойти на разнообразные и, вместе с тем, очень своеобразные шаги. Действительно, терять-то ведь особо нечего. Зная, насколько сильно МВФ зависит от западных структур, президент Украины, возможно, надеется, что ему «простят» неплатежи по процентам в сторону России, а то и «списание» долга в одностороннем порядке.

Есть у этой истории и «второе дно». 12 июня глава МВФ Кристин Лагард опубликовала открытое письмо к участникам международных финансовых отношений, в котором намекнула, что даже в том случае, если Украине не удастся договориться с частными кредиторами и страна введет мораторий на выплаты, МВФ все равно сможет выдать Киеву новые кредиты. Ранее в МВФ увязывали предоставление новых займов Киеву с успешным решением вопросов с реструктуризацией коммерческих кредитов.

Казалось бы, причем здесь Россия? Ведь речь идет о коммерческих, а не о межгосударственных займах. Однако в своем интервью Bloomberg Порошенко сказал фразу о том, что статус долга (коммерческий или государственный) подлежит обсуждению. В последние месяцы Украина настойчиво пытается перевести долг перед Россией в разряд частных. Вот что говорит по этому поводу Дмитрий Абзалов (президент Центра стратегических коммуникаций):

«Дело в том, что по коммерческим долгам, согласно правилам МВФ, можно объявлять дефолт, то есть отказываться от выплаты по ним. Именно поэтому Украина и пытается перевести госдолг в коммерческий. Более того, у минфина Украины появится серьезный рычаг. По коммерческим долгам последнее слово принадлежит заемщику, а по госдолгу – кредитору».

Заявления Лагард и затем Порошенко могут быть признаками одного и того же решения: «записать» долг перед Россией в разряд частных. Таким образом Украина сможет даже объявить по нему дефолт и при этом продолжать беспрепятственно получать соответствующие транши от МВФ. Вот таким «элегантным» способом украинская сторона желает, по всей видимости, оставить российскую сторону без денег.

Однако с «хотелками» наших «партнеров» все далеко не так просто. Действительно, Россия профинансировала Украину, применив, по сути, уникальную финансово-юридическую технологию. Листинг еврооблигаций был проведен на Ирландской бирже в рамках английского права. При этом условия выпуска таковы, что наша страна может свободно распоряжаться бумагами, так как ограничений на конечных держателей попросту нет. Именно за это и попытались ухватиться в министерстве финансов Украины, заявив в апреле, что им неизвестен конечный бенефициар выкупленных Россией облигаций. После чего довольно жестко высказался глава российского Минфина, который сообщил, что долг является именно государственным и «спекуляции относительно статуса долга просто неуместны». Россия приобрела украинские евробонды за счет средств ФНБ.

Итак, держателем украинского долга в полном объеме является Российская Федерация, поэтому его статус обсуждению не подлежит. Это, в общем-то, признал и МВФ. Официальный представитель финансовой организации в Вашингтоне Уильям Мюррей ответил на вопрос  журналиста о статусе долга следующим образом:

«Если я не ошибаюсь, евробонды на $3 млрд были куплены из российского Фонда национального благосостояния — значит, это официальный долг».

В фонде по этому поводу идут жесткие дебаты, так как приравнять долг к коммерческому, видимо, очень хочется, иначе МВФ, скорее всего, придется в будущем нарушать свой собственный принцип, выдавая кредиты стране с неурегулированным межгосударственным долгом.

В итоге в кулуарах на Мюррея, по всей видимости, повлияли, и он «откорректировал» свое мнение:«Фонд еще не определялся со статусом долга». Впрочем, юристы МВФ склоняются к тому, что долг именно официальный. Такая информация пришла от адъюнкт-профессора Джорджтаунского университета Андерса Аслунда, эксперта по России и Украине. Если юристы «склоняются», то, скорее всего, они попросту не видят ни единой перспективы, чтобы признать долг коммерческим.

Наша страна, между тем, заявила, что ни на какую реструктуризацию украинских долгов идти не намерена. Ранее Путин уже говорил, что Россия могла потребовать досрочного возврата долга, но не делала этого из-за тяжелого экономического положения Украины, то есть наша страна старалась вести себя с Украиной подчеркнуто корректно. А вот преднамеренный дефолт Украины уже может серьезно повлиять на дальнейшие экономические отношения между странами. У России есть рычаги экономического воздействия, вопрос в том, как их использовать максимально эффективно и без вреда для себя.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.