shadow

У США нашлись прорехи в обороне

Американцы опасаются наших «Искандеров» и С-400 и китайских ЗРК


shadow

Вооруженные силы США теряют технологическое преимущество по сравнению с армиями России и Китая. К такому выводу пришел британский журнал The Economist. «На сегодняшний день Америка по-прежнему обладает наиболее способными военнослужащими, однако технологическое преимущество, которое раньше гарантировало победу над любым возможным противником, быстро ослабевает», — пишет издание. Всего авторы статьи насчитали пять уязвимых мест американской обороны.

The Economist указывает, что военные корабли теперь можно поразить с помощью ракет, запускаемых с суши. И тут можно вспомнить российский береговой комплекс «Бастион», чьи ракеты летят со сверхзвуковой скоростью, обладают большой маневренностью и крайне сложны для обнаружения средствами радиолокации. Весной 2014-го комплексы были развернуты в Крыму. Группировка судов НАТО в Черном море после обнаружения комплексов была вынуждена отплыть от полуострова.

Вторая проблема армии США — слабая защищенность региональных авиабаз от внезапного удара. Сегодня авиабазы американцев в Европе прикрывают преимущественно комплексы «Патриот». Они имеют малый радиус действия, а для защиты объекта требуется сразу несколько комплексов, расставленных по разным сторонам света. Дело в том, что если у российских систем С-300 пусковые контейнеры размещены вертикально, и ракета может полететь после пуска в любом направлении, то у американских комплексов направляющие с ракетами ставятся под углом к горизонту.

Третий изъян американской обороны — авиации всё сложнее обнаруживать мобильные ракетные установки. Недаром наш план по размещению ОТРК «Искандер» в Калининградской области вызвал резкую критику со стороны Вашингтона. Не секрет, что и комплексы «Бастион» были переброшены в Крым незаметно для американских спутников.

Еще одну опасность авторы The Economist видят в способности современных ПВО сбивать самолеты на дальнем расстоянии. Настоящей грозой стали наши ЗРС С-400. Недавно Россия испытала ракету дальнего радиуса действия для этих систем. Старается не отставать в этом плане и Китай. Там давно стоит на вооружении комплекс HQ-9.

В качестве пятой угрозы британский журнал называет беззащитность американских разведывательных спутников…

Самый интересный вывод, который делает издание, что даже дополнительное финансирование Пентагона не спасет его от потери технологического преимущества, ведь о новинках становится известно очень быстро.

Впрочем, деньги просить военное ведомство США все равно будет. В мае американские ВВС затребовали 5 млрд. долларов на разработку систем защиты спутников на случай перерастания наземного конфликта в космический.

Надо сказать, что статья в The Economist далеко не первая на тему проблем американской армии. В апреле британская Telegraph сообщала, что Россия опережает Вооруженные силы США по числу танков и артиллерии. А совсем недавно американская Los Angeles Times опубликовала материал о технических изъянах ракет-перехватчиков наземной системы ПРО. Мол, на разработку ракет потратили 40 млрд. долларов, а аварий при испытаниях намного больше, чем предполагалось.

Прокомментировать последнюю публикацию в The Economist «СП» попросила российских военных экспертов.

— Конечно, у армии Соединенных Штатов есть проблемы. Но военный бюджет США больше, чем военные бюджеты остальных стран мира вместе взятые. Так что с армией у американцев всё хорошо, беспокоиться за Пентагон не надо, — говорит главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

 — Но свою оборонную политику мы строим, исходя из уязвимых мест вероятного противника.

— Публикацию в журнале The Economist наше Министерство обороны в расчет не берет. У нас есть ГРУ, которое снабжает руководство России всей необходимой информацией. На самом деле, в The Economist появилась вполне банальная публикация. Скажем, издание утверждает, что разведывательные спутники США не защищены. Но ничьи спутники не защищены, у нас пока нет орбитальных лазерных станций.

— Британия сегодня фактически находится под управлением Соединенных Штатов. О чем говорить, если страна согласилась размещать у себя американские ракеты средней дальности? Можно предположить, что публикация в The Economist появилась по желанию некоторых групп из США. Но американцам верить по определению нельзя, — считаетруководитель Экспертного совета по обороне Государственной Думы России Борис Усвяцов. — Они говорят одно, делают другое, думают третье. Информацию об уязвимости армии в США в открытой прессе я воспринимаю как элемент провокации. Никто бы не позволил журналу писать, что в обороне Соединенных Штатов есть слабые места. Значит, хотят убаюкать общественное мнение. Когда западная пресса пишет, что у США всё плохо, то это свидетельствует о попытках ввести в заблуждение, в том числе нашу страну. Другое объяснение появления таких публикаций — желание Пентагона получить дополнительное финансирование.

 — Получается, что у американцев всё хорошо.

— Кое-какие моменты могут быть правдой. Скажем, был случай в Черном море, когда наш самолет Су-24 пролетел над американским кораблем и подавил его системы. Недавно была похожая ситуация над Балтийским морем, когда американский самолет-разведчик без включения системы «свой-чужой» был нами обнаружен, и российский самолет пролетел в нескольких метрах от него.

Но совершенно некорректно говорить о полной уязвимости американских ВС. Есть новое вооружение, есть и то, что требует замены. Могут быть отдельные недочеты, но не весь системный подход.

— Если в целом США неуязвимы, то как нам строить свою систему обороны?

— Наша задача — обеспечение безопасности Российской Федерации, с моря, с воздуха и на суше. НАТО продвигается на Восток семимильными шагами, принято решение о размещении систем, представляющих угрозу для всей европейской части нашей страны. Мы находим уязвимые места американской армии. Но делается это точно не в открытой прессе. Данные находятся под секретом.

— На какие программы в США могут просить дополнительное финансирование?

— На мой взгляд, на элементы противоракетной обороны, радиоэлектронной борьбы и на высокоточное оружие. В США много «ушлых» ребят. В бюджет заложена одна сумма на оборону, а они начинают нагнетать ситуацию. Американцы мониторят свои слабые места, но в открытую печать их не выкладывают.

— The Economist пишет, что у США мало уникальных технологий, и даже дополнительное финансирование не изменит ситуацию.

— Думаю, что у американцев есть прорывные технологии. После того как в 1957 году Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли, в США тут же создали Агентство передовых оборонных исследовательских проектов — DARPA. Туда собрали всех «светил», и эффект был. Скажем, мы с программой «Буран» закончили на экспериментальном полете, а «Шаттлы» летали много лет.

Перспективные разработки есть и у России, и у США. Просто вложения несоизмеримые. Мы не такие богатые, чтобы вкладывать в оборону столько же, сколько тратит Пентагон.

— Перечисленные в The Economist проблемы актуальны для всех армий развитых стран, не только США, — комментирует заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра Российского института стратегических исследований Сергей Ермаков. — В том и состоит суть технологической гонки вооружений, что против одного средства есть другое. Собственно, никаких открытий в этом нет.

Журнал правильно делает акцент на сопоставлении армии США с оборонным потенциалом России и Китая.

The Economist формально британский журнал, но его читают как в Европе, так и в США. Публикация в нем воздействует на аудиторию по обе стороны Атлантического океана. Посыл простой — дивиденды от победы в «холодной войне» закончились. В середине 1990-х на Западе говорили, что можно резко сократить расходы на оборону, перераспределить средства и отложить разработку техники с расчетом на дальнюю перспективу. Сейчас людям внушают, что больше такую политику вести нельзя, вырисовывается два крупных противника — Россия и Китай. Мол, надо тратить деньги на вооружения.

Статья в The Economist появилась в контексте жестких обвинений в адрес России в связи с событиями на Украине. Нас обвиняют в «имперских амбициях», «агрессивной политике». И постоянно говорят о том, что НАТО надо укрепить свой потенциал, каждая страна должна тратить на оборону не менее 2% ВВП. Очень сильное лобби заинтересовано в новой гонке вооружений.

Что касается реальных проблем американской армии, то в статье сказано о них не так много. Сам вопрос, какая армия сильней, носит риторический характер. У Вооруженных сил США действительно есть серьезный «пробел». Он связан с излишней ставкой на технологичность. Американцы готовились вести так называемые «гибридные» войны. Главная проблема — доступ армии США к возможным театрам боевых действий. Во времена «холодной войны» у Соединенных Штатов в Европе базировалось примерно 450 тысяч военнослужащих, сейчас — всего 70 тысяч. Вести серьезную войну с серьезным противником армия США в Европе не в состоянии, нужны дополнительные средства.

Технологичная армия эффективна только против слабых армий. Если техническая мощь войск сопоставима, то встает вопрос об эффективности использования личного состава. Для американцев стало неожиданностью, что армия наша не развалилась, ведет перевооружение. А действия наших специальных сил в Крыму и вовсе стали для США шоком. В Вашингтоне понимают, что уже не могут заставить с помощью военной силы принудить другие государства принимать «нужные» решения.

На Украине, например, американцы не заставили нас действовать так, как они хотели. Ранее у них был план разместить до половины своей авиации в Тихоокеанском регионе, чтобы сдерживать Китай. Теперь выяснилось, что наличных средств на Тихий океан и Европу одновременно не хватает.

Техническое оснащение армии США постоянно растет. Но у России и Китая тоже модернизируются войска. Постепенно они становятся сопоставимы с вооруженными силами Штатов.

 — Могут ли США серьезно нарастить технологическое преимущество и значительно превзойти по мощи Россию и Китай?

— Сейчас уже нет. Стратегическая «пауза» 90-х упущена. У США была концепция Prompt Global Strike (быстрого глобального удара). Они хотели выстроить целую систему из новых гиперзвуковых дронов и космических объектов. Пока этого нет, всё в стадии тестирования, не всегда удачного. Можно предположить, что в этой области американцы сделают прорыв. Но, с другой стороны, на эти средства у России и Китая появились свои контраргументы. За счет новых технологических разработок сильно увеличить мощь армии США не удастся.

После окончания «холодной войны» США имели самые крупные и самые оснащенные вооруженные силы. Сейчас это далеко не так. По штатной численности войск Китай превосходит Соединенные Штаты, Россия по технологиям не отстает. А ввязываться в войну, чтобы решить, кто сильнее, американцы не станут.

 — Если США выделят дополнительные средства на оборону, то на что они будут потрачены в первую очередь?

— Ставка будет делаться на кибербезопасность, то есть на обеспечение компьютерной безопасности и увеличение возможностей по выводу из строя электронных систем противника. Второе направление — развитие систем управления на поле боя. Это так называемые «сетецентричные» войны.

Дополнительные средства направят и на формирование систем взаимодействия с европейскими армиями. Собственно, США делают намек, что только своими силами они не будут решать проблемы европейцев.

Американцы нагнетают в мире военную истерию. Постоянно говорят об участии наших войск в конфликте на Украине, о желании Москвы напасть на НАТО. Но цель простая — заставить европейцев активно помогать США, выделять средства или предоставлять территорию для размещения вооружений. Одновременно это и элемент сдерживания.

Источник

Фото: EPA/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.