shadow

ЕС не справляется с потоком беженцев из «стран новой демократии»


shadow

Литва после долгого торга с Брюсселем согласилась принять 250 беженцев из Африки. В этот же момент Германия отчиталась о приеме полутысячи украинцев. Реальное количество беглецов, которых ЕС пытается разместить по «национальным квартирам», гораздо выше. Европа пожинает плоды экспорта демократии, как в Ливии, так и на Украине.

Президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что Литва могла бы принять до 250 беженцев из Африки, прибывающих в Европу. «По нашим подсчетам и нашим предложениям, которые мы передали Европейской комиссии, мы могли бы принять до 250 беженцев», – сказала Грибаускайте.

«Для малых стран, евроновобранцев типа Прибалтики, теперь тоже стоит проблема наплыва иммигрантов, причем племенных, которые трудно абсорбируются, которые как бельмо на глазу»

Как сообщает Delfi, ранее Еврокомиссия предложила переместить в Литву до 710 беженцев: сначала – 207 из третьих стран, а еще 503 прошения Литва должна рассмотреть в двухлетний срок. Такой расчет сделан исходя из численности населения и ВВП страны. По словам Грибаускайте, эту формулу «трудно понять».
Пассивное распределение беженцев президент назвала «несправедливым и нецелесообразным» способом решения проблемы иммиграции.

«Всю Африку в Европу мы все равно не переселим, – заявила Грибаускайте. – Мы видим четкие и ясные сигналы, что это признак контрабандного бизнеса, поэтому, пассивно реагируя и только перераспределяя людей по Европе, мы стимулируем процветание этого бизнеса». Грибаускайте добавила, что Литва высказывается за добровольное участие в распределении беженцев. Ранее руководство республики заявило о том, что Литва могла бы принять до 50 беженцев.

В свою очередь делегированный Литвой член Еврокомиссии Повилас Андрюкайтис, занимающий должность комиссара по вопросам здравоохранения и безопасности продуктов, удивился тому, что наименее солидарными становятся те страны Центральной и Восточной Европы, которые позднее вступили в ЕС.

«Солидарность не действует»

«Не у одной Литвы такая позиция. Литва, Латвия, Эстония, страны Вышеградской группы… Когда нужны дополнительные средства для ликвидации африканской чумы свиней, тогда эти страны звонят в Брюссель, а когда нужно увидеть, что трагически гибнут люди и Средиземное море превращается в кладбище, тогда солидарность не действует, потому что мы не можем. Где та солидарность, где осознание, что ЕС – это единица, в которой общие проблемы?» – заявил Андрюкайтис, отметив, что страны ЕС предложат государствам финансовую помощь в разрешении проблем беженцев.

Согласно данным Международной организации по миграции, общее количество нелегальных мигрантов, перебравшихся из Африки в Европу с начала года, достигло 100 тысяч человек. По данным Верховного комиссариата ООН по делам беженцев, с января по май в Италию прибыли примерно 46500 мигрантов, то есть на 12% больше, чем за тот же период 2014 года. Ожидается, что в текущем году число таких беженцев превысит 200 тысяч человек. Большинство нелегалов, перебравшихся в Италию, – выходцы из Эритреи, Сомали, Нигерии, Сирии и Гамбии.
Ливия, которая после произошедшего в 2011 году «экспорта демократии» охвачена гражданской войной и анархией, в последнее время стала одновременно и источником, и перевалочным пунктом для беженцев.

«Мы прекрасно понимаем те сложности, которые испытывает Италия в частности, а также другие страны ЕС в связи с наплывом мигрантов вообще и всплеском нелегальной миграции в последнее время через Ливию, – отметил глава МИД России Сергей Лавров 1 июня по итогам встречи с итальянским коллегой Паоло Джентилони. – Там ведь не только ливийцы, но и граждане других стран, куда докатилось эхо и гром конфликта, который разразился в Ливии. Люди бегут через Ливию, это удобный маршрут, так как, как сказал Паоло Джентилони, там налажен преступный бизнес с вывозом нелегальных мигрантов».

Напомним, 20 апреля главы МИД и МВД стран Евросоюза одобрили предложенный членом ЕК по внутренним делам Димитрисом Аврамопулосом план мер по урегулированию проблемы нелегальной миграции в Средиземном море. Он предусматривал «систематические усилия» по захвату и уничтожению судов, используемых контрабандистами, а также включение «механизма чрезвычайного переселения людей, нуждающихся в защите».

Кроме того, в Европе растет количество беженцев с Украины. Как пишет Deutsche Welle, только в Германию в мае прибыли более 500 украинских беженцев. По данным Федерального ведомства по делам миграции и беженцев (BAMF), в апреле украинцы подали 460 заявок на получение статуса беженца, в марте – 395, в феврале – 340. Многие из украинских беженцев – мужчины, пытающиеся избежать призыва в армию. По европейским оценкам, число жертв конфликта на Украине, породившего поток беженцев, приближается к 10 тыс. человек.

3 июня исполнительный директор Европейского агентства по вопросам предоставления убежища (EASO) Роберт Виссер заявил о резком росте числа украинцев, желающих покинуть родину и получить убежище в странах Европы. По словам Виссера, выходцы с Украины составляют самую большую группу среди лиц, прибывающих из Восточной Европы. В общей картине Украина вошла в шестерку стран с наиболее неблагополучными показателями.

О том, что Европа «не резиновая», открыто говорит и руководство ЕС. 11 мая председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер выступил за введение для стран Евросоюза квот на прием иммигрантов в зависимости от объема национального ВВП, численности населения, уровня безработицы и количества иностранцев, которым уже было предоставлено убежище. Неделю спустя источник в Совете ЕС сообщал, что с предложением Еврокомиссии ввести квоты на прием нелегальных мигрантов из стран третьего мира не согласны 10 из 28 государств Европейского союза.

«Как бельмо на глазу»

Завсектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов констатирует, что беженцы из стран Африки для ЕС становятся огромной обузой. Если для Литвы проблемой стало принять около 200 человек, то в рамках всего ЕС сейчас речь идет о куда более серьезных масштабах – десятках тысяч.

«Уже изменился демографический баланс многих стран старой Европы. Во Франции 8% населения – иммигранты и члены их семей. А в Швеции таких под 10%. А для малых стран, евроновобранцев типа Прибалтики, теперь тоже стоит проблема наплыва иммигрантов, причем племенных, которые трудно абсорбируются, которые как бельмо на глазу», – сказал Воронов газете ВЗГЛЯД.

Другая сложность в том, что мигранты часто отказываются жить в стране приписки с целью попасть в более развитую страну. Евросоюз пытается ужесточать правила их нахождения в той или иной стране, но решить эту проблему до сих пор не удается. «Евросоюз пытается распределять квоты. Основной поток мигрантов с Юга. Главный удар принимают Италия, Греция, Испания. Только сейчас европейское руководство взялось за то, чтобы иммигрантов начали равномерно распределять по всем 28 странам – членам ЕС», – отметил он.

По словам Воронова, все эти беженцы из Африки пытаются перебираться туда, где «сытнее». «Они пытаются перебраться в Британию. Используют для этого тоннели, контейнеры… В том же Лондоне появились целые кварталы. Живут анклавно, на работу не ходят. Женщины рожают, получают пособия. Фактически они совершенно автономны к этому обществу, в которое прибыли», – говорит эксперт.
«Литва ставит себя в крайне уязвимое положение»

Что касается потока беженцев с Украины, то, по мнению Воронова, в некотором отношении, в этническо-культурном, это даже преимущество для Старой Европы. «Главная проблема – массовый поток из стран третьего мира, самой черной Африки. Украинских иммигрантов успешно принимают Польша и другие восточноевропейские страны», – подчеркнул он.

В свою очередь гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин подчеркивает, что масштаб приема мигрантов соответствует масштабу политического влияния страны. «Таким образом Литва ставит себя в крайне уязвимое положение, признавая свое экономическое бессилие. В этой связи руководству страны нужно более осторожно подходить к разным внешнеполитическим высказываниям, особенно агрессивным, если торг идет о нескольких сотнях душ, которые государство может или не может принять на обеспечение», – сказал Мухин газете ВЗГЛЯД.

Возросший побег беженцев с Украины политолог объясняет тем, что Европа пожинает плоды экспорта демократии. «Очевидно, что политика США, которая направлена на дестабилизацию целого ряда регионов, начинает аналогичным образом работать и на Украине. То есть из демократического рая, который был построен на евромайдане, эти люди просто бегут», – уверен эксперт.
Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.