shadow

Милан отметит день России

Чего ожидать от визита Путина в Италию


shadow

В среду, 10 июня, начинается рабочий визит президента России Владимира Путинав Италию. Судя по программе, которую ранее озвучил помощник российского лидера Юрий Ушаков, он будет весьма насыщенным и богатым на контакты и встречи.

Сначала — Милан — деловой и промышленный центр Италии, где Владимир Путин вместе с премьером страны Маттео Ренци примет участие в церемонии открытия национального дня России на Всемирной универсальной выставке «ЭКСПО-2015». По окончании мероприятия запланированы переговоры с главой итальянского правительства. Последний раз президент России и Ренци контактировали около трех месяцев назад, когда глава кабмина Италии приезжал в Москву с визитом.

Далее в графике российского лидера — Рим, куда он отправится на свою первую встречу с недавно избранным двенадцатым президентом Итальянской республики Серджио Маттареллой. Кроме того, по приглашению Папы Римского ФранцискаI Владимир Путин посетит Ватикан. А также, вероятно, увидится с бывшим итальянским премьер-министром Сильвио Берлускони. Как дал понять Ушаков, «такая возможность прорабатывается».

Но помимо того, что рабочий график российского президента на Апеннинах достаточно плотный, нельзя не учитывать, что визит будет проходить после встречи «большой семёрки», где Италия, кстати сказать, поддержала продление санкций против нашей страны. При том, что, в общем-то, всегда относилась к числу наиболее лояльных к России стран-членов Евросоюза.

Значит ли это, что в Баварии Рим действовал под нажимом? И чего тогда ждать от итальянской поездки Путина?

— Визит в Италию все-таки планировался до того, как стали известны конкретные аспекты встречи в Баварии, — пояснил доцент кафедры европейской интеграции МГИМО МИД России Александр Тэвдой-Бурмули. — Насколько известно, Путин получил приглашение от Ренци посетить ЭКСПО еще 1 мая. Так что саммит G7 не имеет отношения к этим планам российского президента. Тем более что с Италией у нас, действительно, довольно теплые отношения. Эта страна очень важный наш партнер в экономической сфере и остается таким, даже несмотря на санкции. Поэтому визит Путина — это, прежде всего, возможность сохранить контакты с наиболее важными для России членами Евросоюза. Тем более, с влиятельными членами ЕС. Что касается Баварии, то, я бы не сказал, что Италия действовала под давлением, когда проголосовала там за продление санкций. Тут надо понимать, что европейская позиция все-таки достаточно консолидирована. И есть принципиальные вещи, к которым даже страны, достаточно близкие России — Германия и Италия, не могут изменить отношение. В частности, позиция по Крыму. И поэтому есть общая точка зрения, которая не зависит от того, насколько близка или далека страна от России в плане экономических контактов. Однако ЕС всегда оставляет возможности для продолжения какого-то диалога. Сегодня функция продолжения диалога с Кремлем спускается на уровень Рима. Это — некий «мостик», который позволяет поддерживать контакт между Москвой и Брюсселем. Таким же «мостиком» является Берлин, несмотря на нынешнее обострение отношений.

 — Кому нужен мост, по которому двигаться можно только в одну сторону?

— Не стоит спешить с выводами. На мой взгляд, это как раз позволяет делать позицию Европейского союза по отношению к России более емкой. То есть, есть официально заявленная точка зрения. Но есть и инструменты, которые позволяют продолжать торг, которые позволяют продолжать диалог. В ЕС давно говорят, что их задача заключается не в том, чтобы загнать Россию в угол. А в том, чтобы дать ей направление, по которому она может выйти из той ситуации, в которой оказалась. Эта ситуация не устраивает ни ту, ни другую сторону. Обе несут большие потери. И поэтому наличие таких мостиков-каналов, как, например, итальянский, для Европы никак не менее важен, чем для России. Я думаю, что именно поэтому Путин, несмотря на свою, безусловно, жесткую риторику в отношении Запада, все-таки туда едет.

 — Стоит ли ждать каких-то глобальных прорывов от этого визита?

— Думаю, что каких-то прорывных решений там достигнуто не будет. Не та сейчас обстановка, чтобы были какие- то прорывные решения. Скорее, успехом будет выполнение всей официальной программы. Она, действительно, довольно плотная. Самые разные встречи, посещения, переговоры — это само по себе в ситуации тяжелого кризиса в российско-западных отношениях является оптимистическим моментом.

— А может ли Италия, допустим, занять место Германии — недавнего ключевого партнёра России, с которым отношения в последнее время резко ухудшились?

— Нет, не может. Италия все-таки менее значимый для России экономический партнер — это, во-первых. Во- вторых, чисто геополитически Италия находится совершенно в другом регионе, ее интересы меньше связаны с российскими интересами. При этом интересы Германии во многом пересекаются с интересами России — Польша, Украина, Прибалтика. Это все сфера интересов обеих стран. А Италию вообще интересует Средиземноморье. Были связи персональные. Но сейчас Сильвио Берлускони не у дел. Поэтому персональные связи слабеют. А в геополитическом плане Италия смотрит в другую сторону, скажем так.

 — Но с Берлускони встреча все-таки планируется…

— Как встреча друзей, я думаю…

 — А «агентом влияния», так сказать, он мог бы быть?

— Ни в кой мере. Берлускони не находится сейчас у власти. К тому же, он слишком неоднозначный персонаж. Европейцы его не любят, и не могут с ним сотрудничать.

— Папу Римского они точно любят. Как-то повлиять на ситуацию с РПЦ, которая сейчас на Украине подвергается гонениям, Франциск I может? Или на Киев его влияние не распространяется?

— Нужно понимать, что роль католиков на Украине не очень велика. Там есть униаты, но это, в общем, умирающая церковь. Там, скорей, речь идет о споре между раскольнической Православной церковью Киевского патриархата во главе с Филаретом и Украинской автокефальной церковью Московского патриархата, у которой центр в Москве. Католики в этом споре — третья сторона. Поэтому я думаю, что украинский вопрос особенно дебатироваться не будет. Скорее, Франциск I и Владимир Путин могут обсудить какие-то дела ближневосточные. На Ближнем Востоке, действительно, у католиков и у православных есть общий и очень жестокий враг — ИГИЛ*. Это правда.

Декан факультета «Социология и политология» Финансового университета, политолог Александр Шатилов тоже не питает особых иллюзий относительно результатов переговоров с итальянским руководством:

— Население большинства стран современной Европы настроено вполне позитивно в отношении России. Другое дело, что эти, скажем так, лояльные слои, находятся вне сферы реального управления, вне сферы реальной политики. Соединенные Штаты Америки в свое время провели очень серьезную «зачистку» европейской элиты. Можно даже сказать, селекцию кадров. И поставили на ключевые европейские страны своих представителей.

И не только на европейские страны. Чтобы «зачистить» руководство Римско-католической Церкви, Запад пошел на досрочное смещение Папы Бенедикта XVI. Фактически впервые в истории последних десятилетий (а то и столетий) глава католиков уходил не в мир иной, а в отставку с формулировкой, практически, «по собственному желанию».

Так что в любой ситуации, я считаю, прорывы сейчас невозможны. Пока Запад занимает абсолютно непримиримую позицию по отношению к России — отказывается учитывать ее национальные интересы, — какие тут могут быть прорывы? Запад от нас ждет, прежде всего, капитуляции — ни на какие другие компромиссы он не готов идти. Поэтому, мне кажется, не следует и сейчас питать иллюзий относительно того, что мы сможет договориться.

*В конце 2014 года Верховный суд России признал ИГИЛ (Исламское государство) террористической международной организацией и запретил её деятельность в России

Фото: Алексей Никольский/ РИА Новости

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.