shadow

«Духовные скрепы» – степлер для Сороса


shadow

Как всегда, обострение украинской воинственности на Донбассе совпало с очередной встречей «наших друзей». На этот раз она прошла в формате G7, где обсуждались всё те же темы с известным заранее результатом: российские войска в ДЛНР, новая «холодная война», санкции. Собственно, данное совпадение лишний раз подтвердило аксиому, и так понятную всем – украинский вопрос решается не на Украине.

Для его разрешения необходимо учесть не только все нюансы касательно позиций задействованных сторон, но и понять, на чём основываются противоречия между ними. Ключевая причина конфронтации России и Запада лежит не в экономических претензиях, а в глубинных различиях мировоззрения. Судя по открывающимся в последнее время данным, они объясняются тем, что русская и западная (условно можно назвать её так) цивилизации находятся в данное время на совершенно разных исторических этапах своего существования. Русский мир, по всей видимости, значительно старше западного и давно прошёл в своём формировании тот период «бесовщины», который сейчас переживают Европа и США со своими союзниками.

Отсюда некоторая подсознательная снисходительность, которая наблюдается у России по отношению к гораздо более молодым и потому ещё глупым партнёрам. Мудрость, приходящая с возрастом, невозможна без добра, поэтому поведение русского народа исконно неагрессивно. В отличие от колониальной психологии Запада, высасывающего ценности любого рода из захваченных территорий, Россия всегда стремилась развивать присоединённые земли и вкладываться в них. Живой пример – положение советских республик четверть века назад и в настоящее время. На подобном отношении к окружающему миру базируется и российская внешняя политика, ориентирующаяся на сотрудничество, а не на конфликт с сильным конкурентом и захват слабого партнёра.

Знаковыми носителями западного менталитета и инициаторами событий в любой геополитической конфигурации будут являться, естественно, не «шестёрки», а тузы. Отсюда следует, что основные игроки на Украине – это даже не Госдеп и ЦРУ, а руководители бизнес-конгломератов, определяющие политику в самой Америке, в частности, выдвижение президента, членов правительства и силовых ведомств, поддерживающих нужный им курс. И только при определении конкретных интересов пресловутых «Ротшильдов», «Рокфеллеров» и т. д. (они, естественно, могут выступать под разными масками и именами) в Незалежной будут ясны методы взаимодействия с ними.

Вернёмся немного назад. Чего хотели достичь финансовые мировые лидеры с помощью февральского госпереворота в Киеве? Итогом разыгранной пьесы под условным названием «Построение демократии на майдане» должно было стать нападение хунты на Россию путём захвата располагающихся в Крыму российских военных баз, в частности, черноморского флота. Москва, вынужденная отреагировать, оказалась бы втянута в войну, и ни о каком её выходе на место супердержавы не было бы и речи. Незамедлительно последовали бы обвинения Кремля в агрессии, причём в количестве, в разы превышающем сегодняшние, а международное сочувствие было бы полностью на стороне Киева.

Вспомним, что фонд Темплтона, за которым стоят Джордж Сорос и Ротшильды, начал активную скупку украинских бумаг ещё до кровавой фазы майдана, в 2013 г. После спровоцированного «нападения» России всесильные кланы в лице вездесущего благотворителя запросто вынудили бы ЕС заплатить украинские долги с процентами под предлогами совместного противостояния тирану Путину и помощи обиженной Незалежной. Результатом этого многосоставного сценария должны были стать: а) действительная, а не мнимая, изоляция России, б) окрепшая фашистско-русофобская Украина без долгов, стоящая перед рабовладельцами по стойке «смирно» и готовая по первому же указанию броситься на соседа.

Однако ключевым словом оказалась частица «бы». Когда данный проект провалился и в Крыму, и на Донбассе, противник несколько растерялся. «Хитрый план» Путина с вовлечением в минские соглашения лидеров Евросоюза (действительно хитрый!) эту растерянность усилил. Природа хищника – нападать, и когда одну жертву выхватили у него из-под носа, а другую плотно «закрыли», он оказался слегка дезориентированным.

Роковая разница в уровне восприятия реальности не позволила «партнёрам» понять, что Путин не будет воевать с Украиной не потому, что на него давит какая-то кремлёвская группировка, страдающая от санкций. Просто он на самом деле видит в украинцах (пусть и ставших укропами) братский народ, заболевший заразной шизофренией. А вылечить её можно одним способом – убрать внешний источник инфекции.

В этом случае понятно, что любое агрессивное действие со стороны России только усугубит ситуацию, так как будет провоцировать хищника на ответные шаги, чего он и ждёт. Кроме того, поскольку противник России – это не фашизм на Украине и не американские военные, а экономические элиты, главным образом в лице мстительного Сороса, сильно обиженного Путиным, воевать с ВСУ и хунтой просто бесполезно. Хозяева тут же вырастят новых. А вводить войска против благотворительного фонда Джорджа Сороса, конечно, очень соблазнительно, но неэффективно – весовая категория, так сказать, не та.

Да и вообще, любимый метод Путина – не давить силой, а сделать предложение, от которого партнёр (противник) не сможет отказаться. Для того, чтобы такое соглашение было эффективным, нужно тщательно изучить потребности и слабости коллег по цеху. Фонду Темплтона, основному кредитору Украины, за которым стоят Сорос и «условные» Ротшильды, в общем-то наплевать на военные планы Вашингтона, которые они, в конечном счёте, сами же и пишут. А вот собственные денежные средства, вложенные в украинские кредиты, их волнуют не на шутку.

Стоит предположить, что у подавляющего большинства ведущих фигур в вышеозначенных корпорациях и финансовых кланах, в отличие от Джорджа Сороса, нет никакой личной заинтересованности в дальнейшем нагнетании конфронтации с Россией по украинскому вопросу. Долгосрочные интересы, связанные с растущей ролью РФ на мировой сцене и возникающими для них в этой связи проблемами, можно обсудить когда-нибудь потом, а дефолт Незалежной уже откровенно замаячил на горизонте прямо сейчас. Участившиеся напоминания российских политологов и финансистов о размерах украинского долга и условиях его погашения недвусмысленно свидетельствуют о том, что деньги с Незалежной Россия может потребовать, когда захочет. А в случае дефолта корпорации, скупившие украинские обязательства, не получат с Киева ни гроша.

Этим и объясняются истошные вопли Сороса, пытающегося заставить Европу расплатиться с Россией вместо Украины, проще говоря, заплатить РФ пресловутые 3 млрд. долларов, которые составляют долг Киева перед РФ. Выключение Москвы из кредитной украинской игры отодвинуло бы угрозу дефолта, чем развязало руки Темплтону / Соросу / Ротшильду, и они дали бы Госдепу указание поставить в Незалежную оружие или ввести НАТОвские войска, что, в конце концов, принудило бы Россию к войне. Но не тут-то было. Европа, не без давления Путина, играющего на её слабых сторонах, вроде газового обеспечения, наотрез отказалась поставлять фашистскому режиму оружие и денежные средства.

Исходя из такого расположения сил, понятны цели политики промедления и оттягивания любых решений по Украине, на которые работала вся российская правящая элита последний год. Неопределённое состояние Украины «не мир, не война» не позволяло мировым бизнес-элитам двинуть события в какую-либо сторону. Уступки Москвы в поставках угля и скидки на газ, немедленно вызвавшие страстное осуждение наших диванных патриотов-аналитиков, не дали Украине разориться раньше времени. Всё это позволило довести ситуацию с темплтоновскими / соросовскими долгами до той стадии, когда им придётся выйти на какие-то договорённости с Путиным, хотят они того или нет.

Конечно, дело не только в долгах. Позиция Европы в отношении Украины тоже претерпела изменения. Если в отношении санкций ЕС всё же идёт у США на поводу себе в убыток, то попрошайка Киев его явно достал. Да и хунта, в качестве орудия соросовской мести, оказалась весьма жалким инструментом, неспособным на грамотную работу в команде. То выделенные средства разворуют, то оружие продадут. И не совсем трезвый Порошенко никак не может решить, кого он больше боится – Сороса или Путина. Поэтому решать проблемы Темплтону / Ротшильду и другим придётся без помощи Старого Света, но зато в вынужденном союзе с российским президентом…

Ну никак не поймут «наши коллеги», что ВВП вовсе не добивается их разорения. Просто он видит ситуацию гораздо дальше, чем они, что позволяет ему действовать, исходя из этой отдалённой цели. И все его предложения делаются опять-таки в соответствии с этим почти не видимым вдали, но неотвратимым результатом. А первое предложение Владимира Владимировича всегда взаимовыгодное. Конечно, если «товарищ не понимает», приходится идти навстречу его недостаточно развитому интеллекту и предлагать ему условия, гораздо худшие для него. Ну, если «товарищ» находится совсем на животном уровне развития, остаётся предоставить ему возможность сделать харакири. Из гуманных соображений.

Конечно, можно возразить, что договариваться с дьяволом бесполезно, так как он всё равно обманет. Но, граждане, Путин – это вам не Ельцин с Горбачёвым, и устными «обещаниями жениться» он вряд ли удовольствуется. Конечно, рядовая публика, наверное, никогда не узнает драматических подробностей соглашений, но в таком деле главное – не детали, а результат.

Однако, исходя из того, о чём говорилось выше, основная причина нападок и ненависти к России со стороны Запада, главным поводом для которых стала сегодня Украина, – не экономические разногласия, а кардинальное несходство мышления или, если хотите, разница в уровне духовного развития. Поэтому, даже если США, скрипя зубами, оставят Незалежную России, как они в своё время оставили Вьетнам для социалистического лагеря, вместо Украины нам следует в самое ближайшее время ожидать чего-нибудь ещё.

Вот Казахстан, к примеру – чем плохой вариант?

Источник

Фото: Politikus

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. vlad mackedonsky    

    Так и ничего конкретного.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.