shadow

МИД РФ: Всё меньше людей на Западе и на Украине верят антироссийским байкам

Россию этой пропагандой уже не удивить, а на Украине запугать всех не удастся, уверен Константин Долгов


shadow

И. ИЗМАЙЛОВ: В студии уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Константинович Долгов. Добрый день!

К. ДОЛГОВ: Добрый день!

И. ИЗМАЙЛОВ: Константин Константинович, какой будет наша реакция на заявление Рады относительно входа любых внешних войск на Украину? Законопроект поддержан, к чему это ведёт?

К. ДОЛГОВ: Я думаю, что этот закон должен быть подписан президентом Украины, у меня нет информации, что это случилось. Я не видел текста самого решения Верховной Рады. К сожалению, в последнее время Верховная рада многократно отметилась решениями, всё более отдаляющими Украину от нормализации ситуации с правами человека, от соблюдения демократических норм и стандартов, решениями, которые переписывают историю этой страны, историю Второй мировой войны, коллективную историю всех народов бывшего Советского Союза. Приняты решения, которые не укладываются ни в нормы логики формальной, ни в какие-то морально-нравственные понятия и ценности. Была целая серия решений, нельзя их назвать неудачными, это решения спланированные, они отражают линию официального Киева на игнорирование всего комплекса международных обязательств этой страны в сфере прав человека, в гуманитарной области в целом. К сожалению, этот курс продолжается, он отдаляет друг от друга миллионы украинских граждан, углубляет водораздел между различными регионами Украины, мы это прекрасно видим. Что касается последнего решения — надо подождать, вступит ли оно в силу, будет ли оно подписано в качестве закона президентом. Такая процедура, по-моему, предусматривается. Сегодня Украине нужны не иностранные войска на её территории, ей нужен мир, а достижение этого мира лежит через полную комплексную реализацию всех соответствующих положений минских договорённостей от 12 февраля этого года.

И. ИЗМАЙЛОВ: В случае подписания Порошенко, Вам, дипломатам, сложнее, а мы полагаем, что нет оснований к тому, чтобы он это не подписал, посмотрев предыдущую его деятельность. Какой будет реакция нашей страны? Они в этот законопроект внесли пункт, который предусматривает, что иностранные войска могут быть допущены на Украину для предоставления по её просьбе помощи в виде проведения на её территории международной операции по поддержанию мира и безопасности на основании решения ООН или Евросоюза. Намёк на миротворческую деятельность, о которой постоянно говорит Порошенко.

К. ДОЛГОВ: Вы знаете, что на территории Украины работают наблюдатели ОБСЕ, работают нормально, профессионально, есть определённые шероховатости, мы на них при необходимости указываем, но в целом их доклады стали полнее, мы работаем над этим. Но то, что сегодня нужно реально — это выполнение минских договорённостей. Это то, от чего, к сожалению, киевские власти в первую очередь пытаются уклоняться под теми или иными предлогами, но это происходит систематически. Сейчас, пока мы с Вами говорим, продолжаются обстрелы ряда населённых пунктов в Донбассе, это фиксируют наблюдатели ОБСЕ. По той информации, которая идёт от представителей Донецка, были убиты десятки мирных жителей, не говоря уже об ополченцах. Безусловно, речь идёт о нарушениях режима прекращения огня, о нарушениях минских договорённостей.

Министр иностранных дел России Сергей Викторович Лавров вчера исчерпывающе прокомментировал эту ситуацию. Он подчеркнул необходимость проведения соответствующей оценки ситуации по линии ОБСЕ, по линии того военного механизма, который действует в зоне конфликта, это совместная структура, куда входят и украинские, и российские военные, которые там находятся по приглашению украинских властей. Безусловно, военные эксперты должны определить, кто, где, как и в какой степени нарушает режим прекращения огня, но уже сейчас понятно — и все последние месяцы, к сожалению, нам предоставляли массу тому подтверждений — что украинские силовики, добровольческие батальоны, которые состоят наполовину из ультранационалистов, наполовину из неонацистов, а, может, и все они попадают в последнюю категорию. Эти вооружённые формирования на протяжении нескольких месяцев систематически провоцируют ситуацию, нарушают режим прекращения огня и несут ответственность за подавляющее большинство жертв среди гражданского населения. Наш министр сказал, что, к сожалению, это факт, но сообщения о гражданских жертвах поступают в основном с территории, которую контролируют ополченцы — это значит, мирные жители гибнут от обстрелов украинских силовиков.

И. ИЗМАЙЛОВ: Отчёт ОБСЕ о вчерашних событиях в Марьинке опубликовал, они говорят, что обе стороны применяли грады, танки, тяжёлую артиллерию. Фиксируется срыв минских соглашений, что дальше?

К. ДОЛГОВ: Я бы не говорил о срыве, потому что 3 июня в Минске заседали рабочие подгруппы по целому ряду вопросов: по вопросам военным, политическим, экономическим, гуманитарным. Это очень важная работа, и министр иностранных дел Лавров подчеркнул, что есть определённые основания для оптимизма в том, что касается дальнейшего продвижения этой работы. Поэтому говорить о том, что наступил срыв минских соглашений, нельзя. Но то, что они находятся под постоянным давлением, и это давление оказывает так называемая «Партия войны» в Киеве — это правда. Есть люди, которые не заинтересованы в наборе динамики мирным процессом. Это не отвечает их интересам и, к сожалению, эти люд находятся не только в Киеве, но и в ряде западных столиц, в первую очередь в Вашингтоне.

И. ИЗМАЙЛОВ: Мы не говорим о срыве, но говорим о нарушении.

К. ДОЛГОВ: О нарушении режима прекращения огня, которые создают угрозу такого срыва.

И. ИЗМАЙЛОВ: В случае, если не прекратится режим нарушения огня. Будет дальнейшая эскалация, можно ли будет говорить о срыве или есть другие термины?

К. ДОЛГОВ: Минские договорённости, и российские представители и российское руководство это подчёркивало, — это взаимосвязанный комплекс различных аспектов: военных, политических, связанных с процессами децентрализации, проведения выборов в Донецке и Луганске, при согласовании с их властями, с их представителями. Это вопросы, связанные с обменом военнопленными, это целый комплекс вопросов по обеспечению гуманитарного доступа, созданию соответствующего механизма. По всем этим направлениям: военному, экономическому, политическому, гуманитарному, в минских договорённостях, под которыми стоит подпись в том числе и президента Порошенко, предусмотрена целая серия последовательных шагов. Поэтому если будет всё-таки зафиксирован срыв минских договорённостей в военной части, то, разумеется, пока стреляют пушки, говорить о продвижении на других направлениях будет крайне сложно, если вообще возможно. Начинать надо с устойчивого прекращения огня.

И. ИЗМАЙЛОВ: С минскими соглашениями разобрались, обозначили все моменты. Вы сами упомянули возобновление боёв в Донбассе. Поступает информация, что Украина подтаскивает вооружения к линии разграничения, об этом и Генштаб их говорит. К чему готовятся сейчас?

К. ДОЛГОВ: Хочется надеяться, что ничего плохого не произойдёт. Под плохим я подразумеваю масштабный срыв минских договорённостей, в первую очередь в военной области, масштабную дестабилизацию ситуации, эскалацию боевых действий. Хочется верить, что этого не произойдёт. Российская дипломатия делает всё, что может. В первую очередь это зависит от сторон конфликта, от степени выполнения минских соглашений. Здесь важна роль международного сообщества и тех европейских стран, которые участвовали в разработке минских соглашений, и Германия, и Франция, чьи руководители принимали непосредственное участие в многочасовых переговорах. Конечно, претензий к России здесь быть не может. Те инсинуации, которые мы слышим из Вашингтона в последние дни — это порочная логика, где во всём обвиняется Россия, и она не выдерживает никакой критики. Понятно, что это устраивает некоторых людей в Вашингтоне, в ряде других западных столиц, в Киеве. Но такая логика не работает на деэскалацию ситуации. Хочется надеяться на то, что будет устойчивое прекращение огня, и мы работаем, чтобы было продвижение по всем аспектам минских договорённостей, мы о них уже говорили.

Мы надеемся, что будет продвижение в таком важнейшем аспекте, имеющем не только гуманитарное, но и политическое значение, как объективное расследование всех преступлений, совершённых в ходе карательной операции Киева на юго-востоке Украины, наказание виновных в этих преступлениях, организаторов, исполнителей, включая события в Одессе 2 мая прошлого года, обстрелы Мариуполя, Донецка, других населённых пунктов юго-востока Украины. Без продвижения в этих вопросах — а там, к сожалению, продвижения как не было, так и нет никакого, киевские власти не выполняют соответствующие обязательства, не делают ничего из того, о чём они говорили и что обещали. Эти вопросы, их решения жизненно важны для процесса национального примирения, для восстановления необходимого доверия между жителями различных регионов Украины, между миллионами украинцев. К сожалению, продвижения там пока нет, но мы будем и дальше добиваться того, чтобы международное сообщество, в том числе в лице межправительственных организаций, соответствующих институтов, ОБСЕ, Совета Европы, ООН наконец оказало весомое практическое воздействие на киевские власти, чтобы побудить их провести расследование и виновных наказать. Это момент, который сегодня, может быть, на фоне очередной эскалации ситуации в Донбассе уходит на второй план, но поверьте, в долгосрочной перспективе — и в контексте выполнения минских договорённостей, и в более отдалённой исторической перспективе, — применительно к Украине и перспективам национального примирения исключительно важен.

И. ИЗМАЙЛОВ: Есть последний комментарий из Кремля, что тревожная информация поступает оттуда. Что мы сейчас можем сделать на дипломатическом, международном уровне, куда-то обратиться, собрать совещания? Вопрос по Приднестровью ещё сейчас затронем.

К. ДОЛГОВ: Я думаю, что Вы слышали выступление Сергея Викторовича Лаврова 4 июня, он подробно отвечал на все вопросы, комментировал эту тему. Мне было бы некорректно вдаваться в какие-то детали. Я ещё раз хотел бы сказать, что российская дипломатия, российское руководство, Россия в целом работает ежедневно, ежечасно над этой задачей, над задачей приближения мира в Донбассе, мира на Украине, нормализацией ситуации с правами человека, а она остаётся катастрофической. Речь идёт о борьбе с инакомыслием на Украине, за пределами Донбасса, в других регионах страны, речь идёт об охоте на ведьм, о зажиме всех основных свобод, свободы слова, свободы средств массовой информации. Конечно, мы работаем и на международном уровне, в международных организациях, в ОБСЕ, в Совете Европы, в ООН, в двусторонних контактах работаем. Вы, конечно, следите за графиками международных контактов и президента России, и министра иностранных дел России, Вы видите какое количество телефонных разговоров, встреч проходит, и на всех этих встречах тематика Украины занимает очень важное место.

И. ИЗМАЙЛОВ: Что касается прав человека, Порошенко считает жителей ДНР и ЛНР пленными украинцами.

К. ДОЛГОВ: Всех жителей?

И. ИЗМАЙЛОВ: Как мы можем трактовать?

К. ДОЛГОВ: А что конкретно он сказал?

И. ИЗМАЙЛОВ: «Жители ДНР и ЛНР — это пленные украинцы. В настоящее время в Донбассе находится 14 российских батальон-тактических групп численностью 9 тысяч человек. Туда регулярно поставляются боеприпасы и новейшее вооружение. В Марьинке наша армия отбила атаку российской солдатни», — такие цитаты. Даже на уровне дипломатии как после продолжающихся подобных заявлений мы можем работать с Порошенко? Как симметрично нам реагировать на заявление про то, что в ДНР и ЛНР находятся пленные украинцы? И вопрос действий послов — и Зурабова, и украинского посла в России.

К. ДОЛГОВ: Я не могу сейчас комментировать этот вопрос относительно конкретных мер, будут осуществлены меры, которые сочтут целесообразными и примут. Что касается заявления относительно пленных: я не видел его, слышу сейчас его от Вас, возникает логический вопрос, у кого они в плену-то находятся?

И. ИЗМАЙЛОВ: «Украинскими пленными, захваченными захватчиком», — цитата.

К. ДОЛГОВ: Я думаю, что самое главное, чего не произошло за последние месяцы, это того, что русскоязычные жители Донецкой и Луганской областей не оказались в руках у боевиков правого сектора, у батальонов «Айдар», «Азов» и им подобным, потому что если бы это произошло, и президент России неоднократно говорил очень чётко об этом, то это была бы огромная кровь, и жертвы исчислялись бы огромными цифрами. Этого не произошло потому, что люди были вынуждены взяться за оружие, они понимают, что им не по пути с бандеровцами, не по пути с национал-радикалами, с неонацистами, и никогда не пойдут они за этими молодчиками — это понятно. Я думаю, что это понимают и в Киеве, и во Львове. Плохо, что это понимание пока не транслируется в конкретные серьёзные действия по национальному примирению.

И. ИЗМАЙЛОВ: А как после заявления о том, что «в Марьинке наша армия отбила атаку российской солдатни» выстраивать отношения?

К. ДОЛГОВ: Выстраивать отношения нужно всегда, тем более, что стоят ключевые задачи, и сегодня о них говорим, это выполнение минских соглашений. По поводу страшных сказок, инсинуаций, мифа о российском военном присутствии на Украине — мне это напоминает гениальное произведение у гениального писателя, основоположника целого направления в литературе и театре, театра абсурда, Сэмюэла Беккета «В ожидании Годо». Смысл его в том, что ждали-ждали, что придёт некто Годо, все к этому готовились, переживали, а Годо всё не появлялся. И в итоге все поняли, что он и не должен был появится, поскольку никто не знает, кто такой Годо. Если можно экстраполировать это гениальное произведение на подобные высказывания украинских политиков, то просто кому-то очень хочется, чтобы это произошло, а этого не происходит, потому что неоднократно заявляли представители российского руководства на самых разных уровнях, что Россия не участвует во внутриукраинском конфликте, мы не вмешиваемся в него.

И. ИЗМАЙЛОВ: А им всё равно.

К. ДОЛГОВ: Не просто всё равно, а очень хочется, чтобы было по-другому, втянуть Россию в конфликт, чтобы мы разделили ответственность за преступления, которые совершили украинские каратели.

И. ИЗМАЙЛОВ: Это хочется Украине?

К. ДОЛГОВ: Некоторым политикам в Киеве, их союзникам и покровителям на Западе. А этого не происходит из-за принципиальной — однозначно правильной — позиции, которую занимает руководство нашей страны. Несмотря на все попытки нас сбить с этого пути, многочисленные нелепые и бесплодные антироссийские санкции Соединённых Штатов, Европейского союза — не получается. Отсюда такая истерика. Не получается, а очень хочется. Поэтому истерика продолжается, надо объяснить сплошные поражения своих военных, а таких поражений было очень много.

И. ИЗМАЙЛОВ: Мы какую-то ноту послу направим в связи с заявлением касаемо солдатни российской?

К. ДОЛГОВ: Я не готов сказать, это решение принимает руководство нашего министерства.

Я хотел бы сказать, что это далеко не первое высказывание, мы к ним, к сожалению, привыкли в последнее время, и ими никого не удивить. Всё меньше людей на Украине и на Западе остаётся, которые верят подобным страшным байкам. Не дети же вокруг, запугать всех даже в собственной стране не удастся. А экономика Украины в руинах, социальная сфера в руинах, права человека нарушаются сплошь и рядом, надо отвлекать своё общественное мнение от этих крайне неудобных для украинского правительства тем. А отвлекать можно только так, что на нас нападают, что родина в опасности. Но это абсолютно бесполезная и бесперспективная позиция, потому что Минск выполнять надо, потому что другого пути к урегулированию ситуации нет, другого пути к восстановлению мира нет. К восстановлению территориальной целостности Украины, раз так хочет Киев, тоже нет, а с другой стороны, экономику придётся спасать, потому что она не может вечно падать, значит, всё равно придётся этим заниматься. Нужен профессионализм, нужны другие навыки, чем те, которые демонстрировали некоторые представители других государств на постсоветском пространстве. Провалившись в своих странах, они получили назначения на Украине новые. Эти люди не сделают ничего позитивного с точки зрения спасения социально-экономической ситуации на Украине. Очевидно, что нет других политиков сейчас с точки зрения киевских властей, которые могли бы этим заниматься, но этим заниматься надо. С точки зрения правового послужного списка Украина сегодня, включая ваших коллег-журналистов, свободу средств массовой информации, работу журналистов — препятствуя работе журналистов — по всем этим критериям Украина сегодня уверенно движется к последним местам во всех мировых рейтингах. Конечно, этими вопросами рано или поздно надо будет заниматься. И ответственность, очевидно, не хочется за это нести, ответственности боятся.

И. ИЗМАЙЛОВ: Два слова про Саакашвили. Вы слышали высказывания экспертного сообщества по поводу того, что какие-то события в Приднестровье могут начаться в связи с его приходом? И по самому Приднестровью — к чему мы готовимся там?

К. ДОЛГОВ: Поймите меня правильно, проблематика приднестровского регулирования выходит за рамки моего мандата, он широкий, но не охватывает всех вопросов нарушения прав человека. Я не хотел бы заниматься спекуляциями, не я назначал этого человека на ту должность, на которую он был назначен, и не Москва будет нести ответственность за те результаты, которые будут или не будут достигнуты. Что касается других нарушений прав человека, которые Вы упомянули, есть такая тенденция. Вы прекрасно помните, какую позицию молдавские власти занимают относительно недопуска на территорию этой страны и через Кишинёв в Приднестровье ваших коллег, российских журналистов без внятных причин малоцивилизованными методами. Дурной пример заразителен, который подают киевские власти, власти некоторых прибалтийских государств. Молдавские власти встали сейчас на этот порочный путь зачистки информационного пространства от любого инакомыслия, от несогласных с официальной позицией, от тех журналистов, которые могли бы освещать события объективно. Конечно, мы неоднократно высказывали нашу серьёзную озабоченность таким положением дел. Мы не считаем, что эти действия отвечают международным обязательствам Кишинёва, и, конечно, они не оказывают никакого положительного воздействия как минимум на российско-молдавские отношения. Не хотелось бы видеть продолжение этих негативных тенденций. Мы исходим из того, что в регулировании этой затянувшейся ситуации в Приднестровье заинтересован и Кишинёв, и Киев и европейские страны. Все форматы существуют по урегулированию, все обязательства необходимо в полной мере выполнять, в том числе в гуманитарной сфере.

И. ИЗМАЙЛОВ: По поводу двух граждан России, которые находятся в плену или нет — в Киеве. Когда мы их вернём на родину?

К. ДОЛГОВ: Чем раньше, тем лучше, безусловно. Мы оказываем всё необходимое им содействие: консульское, правовое, моральное. Для нас это российские граждане, и мы буем дальше добиваться от украинских властей выполнения всех обязательств, которые касаются надлежащего обращения с нашими гражданами, обеспечения беспрепятственного консульского доступа. У нас с 1993 года с Украиной действует двусторонняя консульская конвенция.

И. ИЗМАЙЛОВ: Контакт есть или он проблематичен?

К. ДОЛГОВ: У меня нет последней информации, наш консул посещал их. К сожалению, были сообщения, что украинские власти не были готовы обеспечить регулярное посещение, но мы будем этого добиваться, настаивать на том, чтобы все их права, в том числе процессуальные, были соблюдены, и будем рассчитывать на то, что наши граждане целыми и невредимыми вернутся на родину как можно быстрее.

И. ИЗМАЙЛОВ: Спасибо большое, что уделили нам время!

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.