shadow

Центральный банк ломает долларовую иглу


shadow

9h

В конце прошлого года, в разгаре рублевой паники, ваш покорный слуга объяснял, что происходит с рублем и экономикой:

«С рублем происходит то же самое, что и с экономикой. А экономика, извините за выражение, блюет. У нее абстинентный синдром, нечто среднее между похмельем и ломкой. Много лет частные компании и банки накачивали себя дешевыми долларовыми кредитами, а сейчас идет ломка.»

Чуть позже, на пике валютного кризиса, ваш покорный слуга объяснял, что катастрофы не будет, и что другие страны уже проходили аналогичные ситуации и даже более-менее успешно лечились аналогичными способами: резкий подъем ставки, зажим спекулянтов, последующее снижение ставки.

Прошло полгода, и сейчас ЦБ занят не поддержанием рубля, а покупкой валюты в размере 100-200 миллионов долларов ежедневно. И уже удалось скупить 2,13 миллиарда долларов.

Вернитесь мысленно назад в декабрь 2014 и спросите себя, насколько вероятным тогда казалось такое развитие событий? И кто в конце-концов оказался прав: «официозный пропагандист» в моем лице или толпа «истеричек-правдорубов», которая раскручивала панику и толкала людей покупать доллар по 80, евро по 100, и чьи жертвы сейчас продают в интернете нераспакованные телевизоры и холодильники?

В январе «Блумберг» и многие российские СМИ предсказывали, что рубль обвалится в период февраль-март этого года. Расчет американских аналитиков, на первый взгляд, был правильным: на февраль и март приходился пик выплат по внешним валютным долгам российских компаний и банков, перекредитоваться в валюте у них не было возможности из-за санкций, а значит, им пришлось бы покупать валюту на рынке и обваливать рубль. Получалась неприятная вилка из следующих возможностей:

1. Спасать компании и банки за счет бюджета, что привело бы к бюджетному кризису

2. Ничего не делать, и тогда рубль бы обвалился

3. Держать курс интервенциями и сжечь золотовалютные резервы страны

4. Дефолт по внешним выплатам, что привело бы и к падению рубля, и к усилению оттока капитала, и к затруднению внешнеэкономической деятельности

Получалась безвыходная ситуация, но российская валюта пережила этот критический период сравнительно спокойно. Нужно признать, что это произошло благодаря действиям ЦБ, конкретно — благодаря операциям РЕПО.

Суть схемы (в очень упрощенном «гражданском» изложении):

ЦБ не держит курс и никто не толкает компании к дефолту. Вместо того, чтобы покупать валюту на рынке и давить на курс рубля, банкам (и через них российским крупным заемщикам) предлагалось занести ЦБ рубли или акции/облигации/другие активы в качестве залога для получения валютного кредита по очень щадящей ставке — чуть меньше 2%.

В результате получилось то, чего не ожидал почти никто из опрошенных тем же «Блумбергом» экономистов — рубль пережил пик выплат по внешним долгам, дефолтов не было, резервы не были безвозвратно утеряны на поддержание курса. Более того, у этой схемы ЦБ есть еще одно положительное последствие.

Как выглядела схема валютного кредитования экономики до сих пор?

Западные банки кредитовали российские, а российские банки кредитовали российские компании. В этой схеме российский банковский сектор выступал просто как посредник между западными банками и российскими компаниями. На выходе получаем схему, в которой в начале «долговой цепи» находятся российские компании, а в конце — западные банки.

Фактически действия ЦБ стали ни чем иным, как замыканием на себя цепочки валютного кредитования. Последние 6 месяцев российские банки возвращали долги западным банкам с помощью валюты, одолженной у ЦБ, и теперь уже ЦБ стал выступать в роли конечного валютного кредитора российской экономики, причем по процентным ставкам гораздо более низким, чем те, которые практиковали западные банки.

Проблема доступа к валютной ликвидности, о которой нам прожужжали все уши, в значительной степени уже решена: не нужен нам условный Лондон, кому надо, тот возьмет в долг у российского ЦБ под щадящий процент.

Пока «переключены» только долги, выплаты по которым пришлись на февраль и март, но, как говорится, «процесс пошел». В следующий раз его запустят в ноябре, на следующем пике внешних выплат:

«Мы ожидаем, что ЦБ возобновит их к концу третьего квартала 2015 (к сентябрю), когда объемы внешних погашений в валюте существенно увеличатся по сравнению с нынешними скромными уровнями и банкам потребуются дополнительные источники валютной ликвидности.»

Сейчас «кран прикрутили» из-за того, что наши ушлые банкиры повадились брать валюту под льготные проценты у ЦБ не для рефинансирования долгов, а для того, чтобы «прокрутить» деньги на рынке облигаций. Собственно, противники действий ЦБ боялись именно этого сценария.

Однако тот факт, что у банков быстро отобрали доступ к «дешевой валюте» для спекуляций, показывает, что ЦБ наконец-то перестал помогать банкирам за государственный счет. Отрадно видеть, что сотрудники мегарегулятора делают свое дело.

Фактически санкции помогли реализовать давнюю мечту патриотов: теперь ЦБ использует валюту для того, чтобы кредитовать российскую экономику. Опять же, за прошедшие 6 месяцев сделан первый шаг на очень длинном пути, но увидеть ЦБ в качестве «конечного кредитора» российской экономики — уже большой прогресс.

А сейчас перейдем от похвалы к критике.

Критиковать ЦБ за медленное снижение ставок — нет смысла, они опускаются с максимально возможной скоростью, которая безопасна для курса рубля. Но есть другая проблема, которая напрямую относится к ЦБ и которую мегарегулятор просто обязан решить. Слово первому зампреду Банка России Дмитрию Тулину:

«Нас тревожит то, что ставки по банковским кредитам еще намного выше, чем наша ключевая ставка. И есть опасения, что в дальнейшем они не будут снижаться теми же темпами, что и ключевая ставка. Возможно, банки будут стремиться «отработать» свои убытки, и переложить их в реальный сектор экономики. Это большая проблема».

Итак, проблема таится в нашей банковской системе, а далеко не в ключевой ставке. Отрадно, что Центробанк осознал проблему.

В нынешней ситуации, если ЦБ даже очень сильно опустит ставку, банки будут продолжать «драть три шкуры» с реального сектора экономики, которую ЦБ напрямую кредитовать не может. Получается, что банки коллективно держат в заложниках экономику страны или, как минимум, работают в качестве коллективного тормоза.

А если банки коллективно держат завышенные ставки по кредитам, то это значит, что у нас в банковском секторе образовался картель. Давайте называть вещи своими именами. Картель — штука наказуемая, и обязанность ЦБ — «потаскать за уши» и призвать к порядку.

Если у ЦБ нет сил или полномочий, нужно не только жаловаться профильному комитету Госдумы (как сделал Тулин), а предпринимать какие-то конкретные жесткие меры. В конце концов, с банковскими валютными спекулянтами покончил с помощью введения «валютных комиссаров» именно ЦБ.

Если ситуация требует, почему не ввести «кредитных комиссаров»? Почему не провести еще одну «секретную встречу» в каком-то подмосковном пансионате с избранными банкирами и пообещать им «сложное будущее», если будут плохо себя вести? От валютных спекуляций их таким образом отучили, почему не повторить хороший опыт?

А пока рублевым кредитованием по низким ставкам будут заниматься другие структуры, например, Фонд развития промышленности. Первые деньги уже выделяются:

«Льготные займы на сумму более 3,2 млрд руб. по ставке 5% годовых сроком до 7 лет могут быть выделены десяти российским предприятиям из разных регионов России для реализации фармацевтических, машиностроительных и технологических проектов, которые позволят не только вытеснить иностранные аналоги с российского рынка, но и выйти на зарубежные рынки с конкурентоспособной продукцией.»

Первый шаг сделан. Главное, чтобы механизм расширялся и работал быстрее.

Выводы: на валютно-кредитном фронте у нас есть успехи, есть нерешенные (но осознанные) проблемы, и уже вырисовываются и механизмы для их решения. Чего точно нет, так это поводов для паники. Дорога — правильная, а дорогу осилит идущий.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.