shadow

Эскадре застопорили ход

Из-за проблем с импортозамещением программа строительства российских фрегатов сорвана


shadow

Казалось бы, рутинная новость: серийное производство газотурбинных двигателей для крупных надводных кораблей нашего ВМФ (ранее эти двигатели изготавливала Украина) Россия в порядке импортозамещения освоит лишь к 2018 году. Об этом на днях заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин.

На самом деле перед нами очередное свидетельство сильнейшей головной боли Министерства обороны РФ. И в первую очередь – Черноморского флота. Потому что названная Рогозиным дата означает, что перспективы коренного обновления корабельного состава у севастопольских причалов снова растаяли за временными горизонтами. А значит, и российской Средиземноморской эскадре существенного повышения своей ударной мощи придется ждать еще очень долго.

Что, собственно, после заявления Рогозина стало очевидным? Бедственное состояние самого южного из наших флотов давно известно. Формально основу его боевого могущества должна бы составлять воссозданная с 1 декабря 2014 года 30-я дивизия противолодочных кораблей (ДиПК). На самом деле ее нынешний состав с трудом «тянет» хотя бы на худосочную бригаду — дивизией соединение названо явно с большим авансом.

Судите сами. В конце 70-х годов прошлого века в 30-ю ДиПК, при поддержке других советских флотов успешно соперничавшую в Средиземном море с 6-м флотом ВМС США, входило до 28 артиллерийских, ракетных и противолодочных крейсеров, эсминцев, больших противолодочных и больших ракетных кораблей. Для того чтобы перечислить теперь составившие дивизию ударные боевые единицы, хватит пальцев одной руки. Гвардейский ракетный крейсер «Москва», большой противолодочный корабль «Керчь», сторожевые корабли «Сметливый», «Пылкий» и «Ладный». Вот и все, что мы на сегодня назло врагу имеем в Севастополе.

Самый юный из перечисленных – «Москва», 33 лет от роду. Самый старый – «Сметливый». Его винты мутят воду аж с 1969 года. В Средиземное море на боевую службу «Сметливый» решено больше не направлять. Не ровен час…

Мало того. Скоро в деле подсчета основных боевых единиц черноморцев один палец на той самой руке станет лишним. БПК «Керчь», только-только вышедший из серьезного ремонта, обошедшегося казне в десятки миллионов рублей, 4 ноября прошлого года умудрился сильно подгореть из-за оставленного без присмотра электронагревательного прибора в матросском кубрике. Теперь свежеотремонтированную «Керчь» готовят к списанию. По этому поводу даже отложена запланированная было на декабрь 2015 года постановка в завод для четырехлетней модернизации ракетного крейсера «Москва». Просто потому, что иначе в случае чего из Севастопольской бухты и выйти-то будет просто некому.

Все надежды, все чаяния черноморцев в этой аховой ситуации связаны с обещанным скорым пополнением новыми надводными кораблями и дизель-электрическими подводными лодками. Лодки пока оставим в стороне – с ними, вроде бы проблем нет. Первые две проекта 636.3 «Варшавянка», построенные в Питере, — «Ростов-на-Дону» и «Новороссийск» — уже добрались до Северного флота и проводят завершающие глубоководные испытания бортового оружия и оборудования на глубоководных полигонах в Баренцевом море. К концу года они, видимо, окажутся уже в месте своего постоянного базирования в Новороссийске. Еще две «Варшавянки» («Старый Оскол» и «Краснодар») испытывают на Балтике. Две другие для ЧФ пока строят на «Адмиралтейских верфях».

С надводными кораблями, которые и должны будут пополнить ту самую 30-ю дивизию, все намного сложнее. Напомню: Севастополь давно ждет шесть новых фрегатов проекта 1135.6., что с 2010 года строятся в Калининграде. Трех, скорее всего, дождется.

Головной – «Адмирал Григорович» — заканчивает ходовые испытания на Балтике и не исключено, что ко Дню ВМФ торжественно войдет в Севастопольскую бухту. Первый серийный – «Адмирал Эссен» — спущен на воду прошлой осенью. И, если все сложится, к концу года встанет к 12-му причалу рядом с «Григоровичем».

Более или менее понятно и с третьим фрегатом – «Адмиралом Макаровым». В августе 2015 года его планируют спустить на воду. И до Севастополя он, очевидно, тоже доберется в разумные сроки.

Но вот тут ясность кончается. Потому что для оставшихся трех кораблей проекта 1135.6 двигателей у России нет. Ибо поставляла их Украина. Точнее – николаевский завод «Зоря-Машпроект». В связи с известными трагическими событиями в этой стране поставки прекратились.

В августе прошлого года на совещании в ОКБ имени Люльки вице-премьер Рогозин был еще полон оптимизма. И сгоряча пообещал, что мы сами все освоим «в кратчайшие сроки». Как сообщали информационные агентства, локализовать производство газотурбинных корабельных двигателей (ГТД) мощностью в 54 тысячи лошадиных сил в Рыбинске на НПО «Сатурн» собирались за полтора года. Сегодня Рогозин говорит уже о трех годах. А с учетом того, как в действительности в условиях кризиса выполняются планы в российской оборонке, не исключено, что ждать придется куда дольше.

Впрочем, если и вправду рыбинцы все же осилят эту неподъемную задачу к 2018-му – когда же они выпустят первый силовой агрегат? Когда сумеют отправить его в Калининград? Сколько времени займет установка огромного двигателя на корабль? Наконец, насколько надежной окажется в спешке изготовленная новинка?

Все это время калининградские кораблестроители будут в сложном положении. На их стапелях достраиваются и готовятся к спуску еще два фрегата проекта 1135.6 «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Истомин». Минимум три года этим новостройкам предстоит без всякой пользы маяться у достроечной стенки, принося ежедневные убытки заводу. Если ГТД на них все же поставят, будут еще заводские и госиспытания. Страшно даже подумать, когда этого пополнения теперь дождется Черноморский флот. И что останется к тому счастливому дню от некогда могучей 30-й ДиПК?

Но и это еще не все. Неизвестно где брать сегодня газотурбинные двигатели не только для тех кораблей дальней и ближней морской зоны, что строит Калининград. Точно такое же положение с фрегатами проекта 22350, которые создают на Северной верфи Санкт-Петербурга. И причина та же – разрыв кооперационных связей с Украиной. Отличие только в том, что для «питерских» кораблей в Рыбинске придется создавать еще один двигатель – в 60 тысяч лошадиных сил. И это, бесспорно, сильно усугубляет ситуацию.

Конкретнее, с фрегатами проекта 22350 дело обстоит так. Головной – «Адмирал Горшков» — обзавестись еще николаевскими двигателями успел, успешно прошел заводские и ходовые испытания, готовится к переходу на Северный флот. В наличии силовые агрегаты и для следующего фрегата проекта 22350 – «Адмирала Касатонова», недавно спущенного на воду. А вот дальше – полный мрак и неизвестность.

Потому что Министерство обороны собиралось заказывать серию из 15 таких кораблей для всех четырех наших флотов. И когда же теперь конец стройке, если и ей предстоит на годы замереть?

Вполне резонен вопрос: мы что, только вчера узнали о ненадежности военно-технического сотрудничества с Украиной? Нет, все ясно стало минимум с 2004 года, когда в Киеве случилась первая «оранжевая» революция и мечта о членстве в НАТО прочно овладела тамошними руководящими массами. Москва выводы, казалось, сделала. В 2009 году Россия объявила программу импортозамещения в области корабельного двигателестроения. Выделили миллиарды.

Предполагалось, что уже в 2013 году мы на 100 процентов локализуем производство ГТД у себя и «сделаем ручкой» николаевским коллегам. Однако на нынешний день локализация в этой области на НПО «Сатурн» составляет всего 15 процентов. Кораблестроительная программа в своей важнейшей части практически сорвана. Хоть с кого-нибудь за это спросили? Не будем наивными.

И еще одна глупость государственного значения в наличии. По факту в российском флоте теперь будет два проекта кораблей типа «фрегат». Любому специалисту известно, что это очень плохо. Потому что затратно. Ведь для каждого проекта кораблей требуется свое тыловое обеспечение, своя учебная база для экипажей, свое гарантийное обслуживание промышленностью. Разнобой в тактико-технических возможностях предполагает разное боевое планирование.

В свое время за «разнотипье» кораблей одного и того же назначения справедливо ругали создателей советского флота. Приводили в пример рациональных американцев. Те если взялись производить эсминцы УРО типа «Арли Берк», то уж наклепали их аж 62 штуки. Если уж понадобились им ракетные крейсера типа «Тикандерога» — то сразу 27 единиц. И так далее. Почему же мы опять наступили на старые грабли?

Все дело в том, что изначально предполагалось для ВМФ РФ строить только и исключительно более совершенные фрегаты проекта 22350. В 2006 году заложили первый — «Адмирала Горшкова». Но в обстановке всеобщего развала дело не заладилось настолько, что в боевом составе ВМФ РФ «Горшкова» нет до сих пор. Хотя и затратили только на него уже более 20 миллиардов рублей. Как на хороший атомный крейсер.

Поскольку наши причалы повсюду давно почти обезлюдели, надо было что-то срочно предпринимать. Тогда в Минобороны и вспомнили о кораблях попроще и подешевле – проекта 1135.6. Их главное достоинство было в том, что судостроители Калининграда их давно освоили, поскольку целую серию произвели для Индии. Так и возникла идея пополнить почти такими же, но с более совершенным оружием, ЧФ.

Когда принимали это решение, оно выглядело оправданным. Первые фрегаты проекта 1135.6 действительно пошли быстрей. Но теперь, когда началась эта долгоиграющая канитель с украинскими и рыбинскими ГТД, вышла полная ерунда. Теперь основная масса новых кораблей класса «фрегат» и в Калининграде, и в Питере пойдет в серию одновременно. Где-то года после 2020-го. И снова на десятилетия будут у нашего ВМФ боевые корабли одного назначения, но разных типов. Просто рок какой-то.

Источник

Фото: Алексей Павлишак/ ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.