shadow

Для кого война — это мир?


shadow

То, что США нужна война, говорят довольно часто. Это объясняют разными причинами от «исторической предрасположенности» до «выхода из кризиса и списания долгов». Предлагаю взглянуть на этот вопрос с другой стороны и наглядно взглянуть на тягловую лошадь экономики США, на её двигатель — военно-промышленный комплекс.

Военно-промышленный комплекс США — это крупнейшая в мире индустрия. Масштабы Голливуда и рынка шоу-бизнеса меркнут по сравнению с этим монстром, который умудряется оставаться в тени. В него входят банки и фонды, военно-промышленные концерны, союзы предпринимателей, научные центры, обслуживаемые всевозможными чиновниками из Конгресса, лоббистами, министерствами и ведомствами. На страже интересов американского ВПК стоят спецслужбы и дипломатические ведомства. Даже сам Голливуд  в известной мере работает на ВПК, создавая образы крутых парней, мстителей и воинов демократии. Система поражает своими размерами, функциональной структурой и, как следствие, устойчивостью.

Вот лишь несколько фактов:

1)  У США самый крупный военный бюджет в мире. Общие государственные военные расходы США в 2010 году, по предварительным данным, составили свыше 690 млрд долларов США. Это около 20% государственного бюджета Соединенных Штатов. В 2015 году ассигнования по военному бюджету в этой стране определены в 636,6 млрд долларов США.

И это при том, что все мировые затраты на оборону в 2014 году составили 1 трлн. 776 млрд. долларов США.

2)  Порядка 60% всех государственных расходов на НИОКР идут в военный сектор.  Причем около 40% бюджета фундаментальных и прикладных исследований тратится в ста лабораториях Министерства обороны, расположенных в США, 35% через исследовательские контракты с промышленностью, оставшиеся 25% в университетах.

3)  Из списка «ТОР 100 компаний, зарабатывающих на войне», 46 имеют порт приписки — США. Общий объем выпущенной продукции этой «сотни» в 2012 году — 414 млрд долларов США. Львиную долю этой прибыли получают американские компании.

Таким образом, производители оружия в США чувствуют себя вполне комфортно, а военная промышленность является одной из важнейших, если не сказать, фундаментальных отраслей экономики. В связи с чем влияние ВПК на политику, которая в США традиционно определяется экономикой, сложно переоценить.

Самое интересное, что игроки рынка основательно причесаны. В период с 1992 года по 2000 год структура оборонной промышленности США претерпела существенные изменения. Пять крупнейших игроков Boeing, Raytheon, LockheedMartin, General Dynamics и Northrop Grumman поглотили 30 конкурентов.

Артур Невилл Чемберлен как-то сказал, что в войне не бывает выигравших — только проигравшие. И вроде всё верно. Тысячи и миллионы погибших — нечеловеческая цена при любом исходе дела. Но в своей сентенции Чемберлен не учёл третью сторону. Как известно, в войне побеждает тот, кто в ней не участвует. А такая победа может стать делом и смыслом всей жизни. Ведь «пока дураки дерутся, умные должны делать деньги». И они их делают.

Глава самого крупного военного концерна США Lockheed Martin Мэрилин Хьюсон заявила в интервью немецкой Welt am Sonntag, что украинский кризис поможет нарастить продажи противоракетной системы MEADS и истребителей нового поколения F-35 странам военного альянса НАТО.

Тем самым украинский конфликт не только решает ряд геополитических задач, он еще и экономически выгоден оружейникам. Запах пороха в Европе — лучший маркетинговый ход, позволяющий «партиям войны» перевооружить страны ЕС за счет напуганных граждан. Вот и мерещатся европейской прессе то русские подводные лодки, то танковые клинья.

«То, что происходит на Украине — заранее спланированная операция, которая носит финансово-геополитический характер … Этим планом предусматривается не только прибыль для заокеанских олигархов, но доведение отношения между Россией и Украиной до такой степени, чтобы это переросло в вооруженный конфликт, — говорит эксперт. — Американцы усиливают своё военное присутствие и заставляют раскошелиться на содержание НАТО европейских членов альянса и дальше вводят войска на территорию Украины, под этим предлогом сталкивают Европу с Россией и дальше размещают военные базы. И пытаются за счёт этого вылезти из того экономического кризиса», — считает директор Центра геополитических исследований Леонид Ивашов.

Следует также обратить внимание на еще одну сторону этого же вопроса. Порой за глыбами военной промышленности не видно «щебня» — компаний, наполняющих внутренний рынок стрелковым оружием для спорта и самообороны.

Владение и использование огнестрельного оружия в США — весьма распространенное явление. Американец, владеющий парой- тройкой единиц оружия и регулярно посещающий стрелковые клубы, никого не удивит.

По данным криминалиста из университета Флориды (Florida State University) Гэри Клека (Gary Kleck),  на руках у американцев свыше 300 миллионов единиц огнестрельного оружия, при этом около 2,5 миллионов граждан США ежегодно используют его в целях самообороны.

Напомню, что население США составляет чуть больше 320 млн человек. То есть, при простом подсчете выходит по стволу на руки (!).

Насыщенность населения США оружием, богатый исторический опыт свободного его обращения и крепко укоренившийся образ мачо с револьвером — все эти факторы дополняют мир большого оружия и формируют отдельную индустрию. Большой привет Голливуду с его боевиками, выживаниями и зомби-апокалипсисами. Желание иметь и применять оружие культивируется и удовлетворяется. Вы можете пойти в армию, устроиться в частные охранные или военные(!) компании, заниматься спортивной стрельбой в тысячах стрелковых клубов и т.д. Рынок формирует и поддерживает себя сам. Но, как известно, все имеет свои пределы, и они могут ограничить полёт фантазии, если эти пределы не расширить. Ведь, как известно, капиталистическая система — система экстенсивная, выносящая свои проблемы и противоречия вовне. Следовательно, насыщение внутренних рынков подразумевает попытку экспорта товара (услуги). В нашем случае, как самого оружия, так и желания его применять. Примером последнего стали многочисленные частные и охранные военные компании, оказывающие услуги по всему миру.

Кстати, нужно развеять еще один миф о том, что сотрудники частных охранных предприятий в США сплошь «Дельта» и «Морские котики». Это не так. Количество частных охранников в США растет пугающими темпами, в отрасли занято свыше 1 млн человек. Конечно, и в России цифра схожая при вдвое меньшем населении, но у нас они в основном без оружия. Кроме того, в России первичный средний курс частного охранника длится около 98 часов. В США в штате Арканзас охранником можно стать за 8 часов (!), пройдя курс базовой подготовки за 4 часа и отполировав свежие знания на огневой подготовке за 4 часа.

Не зря 17 января 1961 года Дуайт Эйзенхауэр, выступая с «прощальным обращением», предупредиламериканцев об опасности, которую представляет собой развитие ВПК США:

«Мы должны строго следить за тем, чтобы не допустить сосредоточения в наших правительственных органах такого влияния его представителей, которое превышало бы их полномочия, независимо от того, заинтересован в использовании этого влияния военно-промышленный комплекс или нет. Возможности для чудовищного подъема силы, находящейся не на своем месте, существуют и будут расти. Нельзя, чтобы ВПК поставил под угрозу наши свободы или демократические процессы».

Как в воду глядел.

Послесловие

Пользуясь оруэлловской формулой, можно сказать, что война для Соединенных Штатов — это мир. И дело тут вовсе не в заговоре или дурном характере. Полагаю, здесь эти категории не применимы. Война  это индустрия, позволяющая целой стране существовать, продвигать и защищать национальные интересы. Сюда же следует отнести и интересы финансового и промышленного капитала. И экономический интерес здесь первичен. Голый прагматизм. Только бизнес, ничего личного!

Источник

Фото: Reuters

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.