shadow

В. Катасонов: Америка на банковской мине замедленного действия


shadow

Начиная с 2009 года все крупнейшие банки США в обязательном порядке должны сдавать экзамен под названием стресс-тест. Проверяется способность банков противостоять резким изменениям экономической и финансовой конъюнктуры. Проще говоря, оценивается способность выживания, в случае если в Америке начнется финансовый кризис, подобный тому, какой она испытала в 2007-2009 г.

На протяжении всех лет тестирования большинство американских банков получали оценку «удовлетворительно» и то с большими натяжками. Некоторым банкам приходилось экзамен пересдавать. Экзаменаторами являются финансовые регуляторы, прежде всего Федеральная резервная система США. Экзаменуемыми выступают системообразующие банки, про которые говорят too big to fail. Имеется в виду, что размеры и количество связей этих банков столь велики, что их банкротство будет иметь катастрофические последствия для экономики в целом.

Табл. 1.

Активы крупнейших банков США (на 15 сентября 2014 года)

Активы крупнейших банков США (на 15 сентября 2014 года)

Банки Активы, всего
JP Morgan Chase 2.527,00
Bank of America 2.123,61
Wells Fargo 1.636,86
Citigroup 1.882,85
Goldman Sachs 868,93
Morgan Stanley 814,51

Как видно из табл. 1, суммарные активы «большой шестёрки» американских банков по состоянию на 30 сентября 2014 года были равны 9,85 трлн. долл. Совокупные активы всей банковской системы на тот момент составляли 15,35 трлн. долл. То есть на шесть банков приходится почти 2/3 всех активов банковской системы США.

Можем к суммарным активам «большой шестёрки» приплюсовать еще активы следующих за ними шести банков (трлн. долл.): U.S. Bancorp. (0,39), Bank of New York Mellon (0,39), PNC Financial Services Group (0,33), Capital One (0,30), HSBC North America Holdings (0,28), State Street Corporation (0,27). Получим, что активы «большой дюжины» равны 11,81 трлн. долл., или 76,8% совокупных активов всей банковской системы США. У банков, находящихся за пределами Top-20 показатели активов резко идут вниз. Например, у банка Synovus Financial Corporation, занимающего 50 строчку в списке американских банков, величина активов равна 26,5 млрд. долл. То есть почти на два порядка меньше, чем у банка JP Morgan Chase.

Между прочим, на начало 2014 года количество банков в США составляло 6.981. Получается, что громадное количество банков – мелочь на фоне «большой шестёрки» и «большой дюжины». Гиганты банковского бизнеса с Уолл-стрит последовательно поглощают каждый год мелкие, средние и даже относительно крупные банки. ФРС отслеживает количество банков в США с 1934 года. На пике роста в середине 1980-х годов в США насчитывалось свыше 18 тыс. банков. За последние три десятилетия умерли более 11 тысяч банков. В 2013 году их число впервые опустилось ниже 7 тысяч, что меньше, чем в 1934 году. Свою роль в зачистке банковского сектора США сыграл финансовый кризис 2007-2009 гг., когда с рынка ушло большинство банков с активами менее 100 млн. долл.

Финансовых регуляторов интересуют лишь крупнейшие банки США. Стресс-тестирование каждый год проходят 20-30 банков. Главный ориентир для получения положительной оценки на экзамене — показатель достаточности капитала. У банка должен быть собственный капитал, причем в ликвидной форме, чтобы в случае чрезвычайной ситуации быть способным покрыть свои обязательства (обязательства перед клиентами, открывшими депозиты, другими банками-кредиторами и т.п.). Банкам, в отличие от компаний других секторов экономики, дозволено работать с неполным покрытием своих обязательств. А секрет их устойчивости заключается в том, что в критические моменты на спасение банков бросаются центральный банк – кредитор последней инстанции, и государство, предоставляющее кредиты тонущему банку или увеличивающее собственный капитал банка. Во время финансового кризиса 2007-2009 гг. в банковскую систему США, по разным оценкам, было закачано от 1 до 2 триллионов долларов бюджетных денег. Несмотря на такие щедрые вливания, всех спасти не удалось. Самая крупная потеря того времени – банковский гигант Lehman Brothers. Кстати, накануне финансового кризиса у некоторых ведущих банков Уолл-стрит (Citigroup, Morgan Stanley и др.) показатель достаточности капитала находился на уровне около 4%.

А как обстоит дело с этим показателем после кризиса? Вот результаты стресс-тестирования за 2014 год «большой шестёрки» банков США (%): Wells Fargo – 8,2; Citigroup – 7,2; Goldman Sachs – 6,9; JP Morgan Chase – 6,3; Morgan Stanley – 6,1; Bank of America – 5,9.

В 2015 году никаких радикальных изменений по сравнению с прошлым годом не произошло. Оценка достаточности капитала для JP Morgan Chase составила 6,5%, для Goldman Sachs – 6,3%, для Morgan Stanley – 6,2% и т.д. Из крупных банков, входящих в первую десятку, наилучший показатель имел банк Bank of New York Mellon – 12,6%. В целом по банковской системе США значение этого показателя, по экспертным оценкам, находится на уровне 5%. Этот уровень считается минимально допустимым для банков, проходящих тестирование. То есть ситуация с устойчивостью американских банков далека от благополучной.

В Европе также проводят тестирование банков, но там требования к экзаменуемым строже, чем в Америке. Некоторые европейские банки на фоне американских финансовых организаций выглядят просто отличниками. Например, у Deutsche Bank коэффициент достаточности капитала равен 34,7%.

ФРС США не скрывает, что четыре ведущих банка Уолл-стрит в 2015 году с большим трудом прошли экзамен. Это Goldman Sachs, J.P. Morgan Chase, Morgan Stanley и Citigroup Inc. Указанным банкам были выставлены условия и ограничения по реализации представленных финансовых и инвестиционных планов. Главное ограничение – по выплате дивидендов акционерам. Кроме того, проблемным банкам выставляются ограничения на выкуп своих акций (такая операция, как известно, является способом повышения рыночной капитализации банка).

Топ-менеджеры банка Citigroup рады даже условной удовлетворительной оценке, поскольку раньше этот банк дважды полностью проваливал экзамен, что плохо отражалось на его рейтинге и рыночной капитализации, а выплаты дивидендов переносились на более поздние сроки.

В этом году в тестировании ФРС участвовали два американских подразделения европейских банков — Deutsche Bank AG и Banco Santander SA, и оба получили «двойку». Некоторые эксперты называют эти «двойки» предвзятой оценкой, своеобразной формой банковского протекционизма. О планах направить на ежегодный экзамен ФРС свои американские подразделения заявляли такие европейские банки, как Credit Suisse, Barclays и UBS, но провал европейцев на последнем экзамене заставил их задуматься.

Банки Уолл-стрит сегодня расплачиваются за ту бесконтрольность, которая существовала в финансовом секторе Америки с начала 1980-х годов до кризиса 2007-2009 гг. При Р. Рейгане начался процесс «дерегулирования» банковского сектора. В частности, стали сниматься ограничения на процентные ставки по депозитным операциям банков. Важной вехой стал 1999 год, когда фактически был отменен закон Гласса-Стиголла – один из первых банковских законов, принятых при президенте Ф. Рузвельте в 1933 году. Он вводил жесткое разделение банков на коммерческие и инвестиционные, что позволяло сдерживать спекуляции банкиров на финансовых рынках, подвергавшие риску потерь средства клиентов. Последний крупный акт «дерегулирования» банковской деятельности имел место при Буше-младшем. В 2004 году Комиссия по ценным бумагам и биржам США разрешила инвестиционным банкам без ограничений кредитовать сделки по покупке ценных бумаг (именно это привело к биржевому краху 1929 года). Банки не преминули этим правом воспользоваться, начав накачку «пузыря» на рынке бумаг, обеспеченных ипотечными кредитами.

Сегодня банки Уолл-стрит находятся между молотом и наковальней. С одной стороны, акционеры требуют выплат щедрых дивидендов и повышения рыночной капитализации банков, то есть цены акций, а высшие менеджеры банков недовольны тем, что после кризиса им сильно урезали бонусы. С другой стороны, финансовые регуляторы стараются сдержать алчные устремления акционеров и менеджеров. Память о финансовом кризисе 2007-2009 гг. еще не выветрилась из сознания американцев. Регуляторы дают очень конкретные рекомендации. Так, по результатам прошлогоднего экзамена Morgan Stanley получил настоятельный совет увеличить собственный капитал на 13,66 млрд. долл., Goldman Sachs – на 9,46 млрд. долл., JP Morgan Chase – 8,38 млрд. долл.

Банковская система США испытывает сильные внутренние напряжения. Результаты стресс-тестирования банков показывают, что Америка живёт на мине замедленного действия под названием «банковская система США». И рано или поздно эта мина взорвется. По мнению бывшего главного экономиста МВФ Саймона Джонсона, низкий уровень собственного капитала банков в совокупности с неповоротливостью финансовых регуляторов создал серьезную угрозу экономике США. Сегодня ситуация в американской экономике, говорит Саймон Джонсон, напоминает события, которые привели к финансовому кризису: «Мы уже видели этот фильм, и он плохо закончился. В следующий раз можем увидеть еще более жуткий триллер».
Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.