shadow

2 мая: жертвы есть, виновных нет

Через год после «одесской Хатыни» расследование трагедии стоит на месте


shadow

2 мая 2015 года исполняется год со дня трагедии в Одессе, которая стала переломной в конфликте на Украине. Если до этого противостояние между сторонниками и противниками Евромайдана и новой власти еще можно было урегулировать мирно, то пожар в Доме профсоюзов, унесший жизни более сорока человек, стал точкой невозврата и большим шагом на пути к гражданской войне.

В тот страшный день одесситы могли наблюдать в прямом эфире столкновения на Греческой площади между сторонниками Евромайдана и Антимайдана, в которых в результате огнестрельных ранений погибли шесть человек. А затем и то, как толпа осаждала «куликовцев» в здании Дома профсоюзов (палаточный лагерь противников новой власти находился на площади с символичным названием Куликово поле), бросала бутылки с зажигательной смесью, добивала раненых. Это делали не все «майдановцы», некоторые пытались спасти запертых в пылающем здании людей. Но и тех, кто бросался на упавших с битами или аплодировал каждому сорвавшему с карниза, было достаточно. Как и тех, кто радовался трагедии в соцсетях. После «одесской Хатыни» в украинский словарь ненависти прочно вошло словосочетание «шашлык из колорадов».

Несмотря на обилие фото- и видеосвидетельств, сторонники Майдана некоторое время спустя сформировали собственную версию событий, которая укладывается в их картину мира. Довольно точно она описана в статье немецкого издания Deutsche Welle, опубликованной 30 апреля. Если в двух словах, дело было так: 2 мая в Одессу приехали мирные футбольные фанаты, которые вместе с мирными одесситами решили пройтись по городу в «Марше единства». В центре города на них набросились пророссийские провокаторы, последовали стычки с применением огнестрельного оружия с обеих сторон. Оттуда мирные евромайдановцы погнали провокаторов на Куликово поле, где те укрылись в Доме профсоюзов, потом сами себя подожгли, а мирные демонстранты их спасали.

Примерно такую же версию поддерживают и официальные украинские власти и правоохранительные органы. 22 апреля первый заместитель генпрокурора Владимир Гузырь заявил, что доказательств запланированного пожара в Доме профсоюзов нет, а все жертвы погибли только в результате случайного пожара. Расследование этих событий практически не продвигается – не дана оценка действиям городских властей, милиции, пожарных служб, которые 40 минут не выезжали по вызову. Петр Порошенко объясняет невозможность расследования бегством тогдашнего замначальника милиции Дмитрия Фучеджи.

Через год после трагедии среди задержанных только «куликовцы». Зато два подозреваемых со стороны Евромайдана, чья вина практически доказана — Всеволод Гончаревский, добивавший людей, и Сергей Ходияк, расстреливавший толпу из ружья, — находятся на свободе.

— На официальное расследование никто особых надежд и не возлагал, — рассказывает депутат Одесского горсовета, политический эмигрант Александр Васильев. — Тем не менее, картина случившегося 2 мая достаточно ясна, и в этом заслуга независимых экспертов – журналистов, общественников — которые на информации из открытых источников реконструировали эти события.

Абсурдно называть происшедшее несчастным случаем, как сделала прокуратура. Был точно определен очаг пожара – это вестибюль Дома профсоюзов. Понятна и физика случившегося – само здание превратилось в гигантскую печь, в которой лестничные марши создали тягу, и сверхвысокая температура испепелила все живое.

Хотя и без выводов экспертов очевиден был поджог со стороны активистов Майдана. Они просто закидали бутылками с зажигательной смесью баррикаду, которую «куликовцы» установили в вестибюле, чтобы защититься от агрессивной толпы. Ну а то, что было дальше, все наблюдали в прямом эфире.

— Прошел уже целый год, есть масса фото- и видеосвидетельств трагедии, почему до сих пор нет ни одного вердикта суда?

— На днях Приморский суд Одессы попытался в очередной раз самоустраниться от одного из эпизодов, связанных со 2 мая. Не без помощи общественности был установлен активист Майдана, который на Греческой из охотничьего ружья крупной картечью расстреливал людей. От его огня погибли три человека, был ранен журналист и милиционеры. Он на некоторое время был взят под стражу, но выпущен под давлением «общественности».

Сейчас его дело передано в суд, но суд просто отфутболивает его обратно. Вина этого человека очевидна — есть видеосъемка, гильзы, установлена огневая точка — но он свободно разгуливает по Одессе.

— А на каком основании суд затягивает дело?

— Юрист всегда найдет зацепки, чтобы увильнуть от исполнения своих обязанностей. Это не первый раз, когда Приморский суд пытается отстраниться от расследования событий 2 мая, потому что судьи элементарно боятся.

В СИЗО до сих пор сидят люди, которым посчастливилось выжить в тех событиях. Их не в чем обвинить, поэтому им просто продлевают срок пребывания под стражей, что противоречит украинским законам. В то же время, известны фамилии реальных преступников. Но суд не может ни оправдать «куликовцев», ни посадить их убийц, поскольку и то, и другое чревато расправой со стороны парамилитарных группировок, которые сегодня держат Одессу в страхе.

— Эти люди содержатся под стражей с мая?

— Да, причем количество политзаключенных в Одессе постоянно растет. 29 апреля был задержан еще десяток человек. Среди них — мать одного из лидеров Куликова поля Антона Давидченко. Как сказал один одессит, это похоже на плохой римейк романа Горького «Мать». Когда мы его читали, нам казалось это чем-то далеким, но на Украине подобное сегодня процветает в полный рост.

Только за апрель в Одессе появилось еще 50 политзаключенных. Общий счет перевалил за сотню. И это учитывая, что многих одесситов поменяли на украинских военнопленных. Это фактически приравнивает политзаключенных к статусу военнопленных. Что говорит о том, что Одесса находится в оккупации даже с чисто формальной юридической стороны.

Недавно в Одессе пропал активист Куликова поля. СБУ официально заявила, что не задерживала его. Мы боялись худшего, но, к счастью, через несколько дней он появился все в том же Приморском суде, и ему была избрана мера пресечения.
Это совершенно обычная практика. Людей похищают, они на несколько дней исчезают, потом появляются в суде. Связано это с тем, что в последнее время СБУ особенно активно применяет пытки. Несколько дней людей приводят в чувство после ареста и пыток, и только потом возвращают в правовое поле.

— Но какие-то выводы власти же должны представить?

— Еще летом мне удалось ознакомиться с материалами дела. По официальной версии организаторы событий — российские диверсанты, которые действовали на средства сбежавших чиновников Партии регионов. Это картина была написана заранее. А что касается массового убийства, Порошенко лично заявил, что одесситы «героически» отстояли свой город от сепаратистов.

— Но ведь все погибшие – одесситы?

— Да, но главное — сформировать общественное мнение, в которое вбрасывают абсолютно абсурдные обвинения. Потом кто-то может опровергнуть или тихонько извиниться, но общественное мнение убеждено, что это – заезжие диверсанты. Хотя мы знаем, что помощь «побратимов» из половины регионов Украины одесским радикалам сыграла решающую роль.

— А что же европейское общественное мнение, правозащитные организации?

— В Европе эта тема мало известна. О геноциде в Руанде там знают намного больше. Насколько я знаю, в Одессе 2 мая должна присутствовать мониторинговая группа ОБСЕ. Надеюсь, что хотя бы она сдержит тех, кто в соцсетях пишет, что хочет повторить «шашлыки» на 2 мая. Это, к сожалению, уже нормальная риторика для определенной группы людей.

— И насколько велика эта группа?

— Сложно судить о том, что происходит на оккупированной территории. Если судить моим по личным впечатлениям, многие действительно верят госпропаганде и тому, что были сожжены некие диверсанты.

Еще один миф в том, что 2 мая в Одессе удалось остановить войну. Вот только они оставляют за скобками, какое количество добровольцев приехало в Донбасс из Одессы именно после 2 мая. Я, находясь в Донецке, на улицах часто встречаю одесских знакомых в форме и с оружием. Каковы шансы столкнуться в огромном Донецке лицом к лицу с одесситом? Это говорит о том, что здесь очень много людей из Одессы. У многих там остаются семьи, которые относятся к ним по-разному. Одни ополченцы-одесситы рассказывали, что родня от них чуть ли не отреклась, других, напротив, поддерживают.

Единственная объективная оценка – результаты выборов, которые показали, что большинство горожан не приняли этот переворот и власть. А постоянное ухудшение социально-экономической обстановки приводит к тому, что недовольство людей властью и промайдановскими силами растет. Медленный процесс отрезвления, как мне кажется, идет.
О том, как проходит расследование, рассказал участник «Группы 2 мая», редактор одесского интернет-издания «Таймер» Юрий Ткачев.

— Задача «Группы 2 мая» – устанавливать факты, на основании которых каждый может делать выводы. Мы подготовили хронологию – описание фактов, имевших место 2 мая на Куликовом поле с их привязкой по времени. Кроме того, недавно мы завершили моделирование самого пожара, выяснив, что и как горело. Это два наиболее важных документа. Еще осенью была подготовлена хронология событий на Греческой площади, которые предшествовали тому, что произошло на Куликовом.

— Соответствует ли ваш анализ утверждениям прокуратуры, что поджог был неумышленным, а все жертвы погибли только в результате пожара?

— Пока мы не можем доказательно опровергнуть то, что все жертвы погибли в результате пожара. Для этого нужно получить доступ к материалам вскрытия. Эти документы нам не показывают, объясняя тайной следствия. В настоящее время «Группа 2 мая» судится с Бюро экспертиз, чтобы эту информацию открыли. Только тогда мы сможем изучить протоколы и понять если не причину смерти, то хотя бы то, насколько качественно было проведено исследование тел. Те документы, которые мы видели, свидетельствуют о том, что экспертиза выполнялась зачастую небрежно.

Что касается вывода о том, что поджог был совершен непредумышленно, лично у меня это вызывает большие сомнения. Во-первых, во многих цивилизованных странах сам факт использования бутылок с зажигательной смесью — специального средства для поджога — уже считается умыслом. Кроме того, на фото и видео зафиксирован факт бросания горящей покрышки. Этому не может быть других объяснений, кроме как желания воздействовать на людей в здании с помощью огня и дыма.

Другое дело, что толпа, судя по всему, не вполне отдавала себе отчет в том, что делает и к каким последствиям это может привести. Возможно, умысла на убийство и не было. Но даже если так, это все равно убийство по неосторожности. И говорить о том, что они этого не хотели и ни в чем не виноваты, нельзя.

— Известен как минимум один человек, который добивал выпрыгнувших из здания уже на земле. Как прокуратура объясняет, что он до сих пор на свободе?

— Проблема с юридической точки зрения в том, что не установлено, кого именно он добивал. И это вполне понятно. Если пострадавший был без сознания или погиб, он не может дать свидетельские показания. Другое дело, что в этом случае следствие очень придирчиво подходит к формальной стороне обвинения, тогда как доказательная база по десятку человек, которые находятся в заключении со стороны «куликовцев», крайне спорная. Я точно знаю, что как минимум двое из них вообще не принимали участие в беспорядках на Греческой.

— А со стороны представителей Майдана хоть один задержанный есть?

— Насколько я знаю, нет.

— Складывается впечатление, что некоторые одесситы, которые сначала осуждали трагедию, теперь уверены, что она пресекла сепаратизм в городе…

— Именно так все и происходит. Этот процесс начался примерно с лета и сейчас завершился. Очень многие, в первую очередь, сторонники Майдана, пришли к тому, что в целом они все сделали правильно. Да, жертв получилось многовато, но это же случайность, а сам по себе замысел был правильный. Доходит до того, что говорят: 2 мая – это славная страница в истории города.

Хотелось бы обратить внимание, что в последнее время я все чаще слышу разговоры о том, что 2 мая можно было бы повторить. И для меня это главный вывод в годовщину трагедии. К сожалению, 2 мая никого ничему не научило и не прочистило мозги. Боюсь, что повторение этой трагедии при соответствующих условиях более чем возможно.

— И сколько же в Одессе людей, которые так считают?

— Объективных мнений здесь нет и быть не может. Давайте представим, вы идете по улице, и тут какой-то человек подходит и спрашивает: «Вы, случайно, не сепаратист?». Что вы ответите? Реальных оценок в количественном соотношении нет. Можно лишь утверждать, что есть много представителей обеих точек зрения.

Независимый одесский журналист Александр Шатух попытался дать ответ на часто задаваемый, особенно в России, вопрос: «Почему Одесса не встала?»

— И год назад, и сейчас многие удивляются: «А где ж реакция города?» Вопрос очень обидный, но имеющий право на существование. Нужно понимать одну простую вещь – за прошедшие четверть века та новая историческая общность, советский народ, более известная в Одессе под названием «одесситы», попросту перестала существовать.

Есть одесситы, сохранившие свою региональную идентичность, есть «укроодесситы», и есть «евроодесситы». А есть еще огромное количество граждан, живущих по принципу «моя хата с краю». Кстати, для этого совершенно необязательно жить в Одессе, где только за апрель были арестовано полсотни неблагонадежных. Есть такие одесситы и в Москве, среди известных писателей, актеров и музыкантов.

Да и вообще, если в Москве могут жить тысячи человек, готовых выйти на митинг в поддержку режима, официальный лозунг которого «Гэть вид Москвы», то почему бы определенному количеству людей с тем же диагнозом не проживать в Одессе? Особенно если учесть, что сейчас этот диагноз весьма выгоден в плане карьеры?

— Неужели таких «евроодесситов» большинство?

— Скепсис большинства одесситов по отношению к киевской власти никуда не делся. Нынешний городской голова был избран не только после киевского февральского переворота, но и после майской бойни. И, с моей точки зрения, это было для «евроодесситов» и «укроодесситов» моментом истины. Во-первых, они полностью мобилизовались. Во-вторых, огромное количество одесситов, которых можно назвать «куликовцами», на выборы попросту не пришли, демонстрируя свое отношение к режиму. И, тем не менее, кандидат сторонников Майдана с треском эти выборы проиграл. Думаю, повторись эти выборы сейчас, результат был бы примерно тем же – разумеется, при условии, что оппозиционный режиму кандидат был бы к ним допущен.

Нужно понимать, что в начале XXI века далеко не каждый готов отстаивать свою правду до последнего. Многие из тех, кто настолько последователен, город покинули, и сейчас добиваются справедливости единственно возможным способом — тем, который меньше всего нравится киевским властям и их нынешним одесским наместникам.

Что же касается тех, кто привык действовать в рамках правового поля, для них у меня плохие новости. Власть, очевидно, не собирается никого наказывать за преступление 2 мая. Оно и понятно — преступники — опора этого режима. Лично президент Порошенко дважды, отвечая на вопрос о расследовании, заявлял, что для обвинительного заключения не хватает только бывшего милицейского начальника Фучеджи, которого он назвал главным виновником случившегося.

Стрелочник не просто найден, он назначен высочайшим указом. Это Фучеджи. Это же он разливал горючую жидкость по бутылкам, он стрелял в милицию из двустволки, он добивал раненых — вот логика украинской власти. Очевидно, так оно и будет до тех пор, пока ее не принудят признать очевидное. Для них же будет лучше, если принуждать будут международные правозащитные организации. Что, впрочем, судя по их красноречивому молчанию, случится не скоро, если случится вообще.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

Фото: Антон Круглов/ РИА Новости

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.